Как пережить праздники без душевных кризисов

alen-de-botton

Фото: jpost.com

Ален де Боттон, основатель знаменитой «Школы жизни» в Лондоне об одиночестве, праздничном стрессе и месте философии в повседневной жизни каждого из нас как средстве самопомощи для выхода из душевных кризисов.

Мы живем в многолюдном мире, но одиноки

Ален де Боттон, многие люди не верят в Бога и до сих пор празднуют Рождество. Почему?

Потому что они жаждут сообщества. Что как раз сегодня очень востребовано. Мы живем в многолюдном мире, но одиноки. Рождественские ритуалы отражают глубокое понимание этого одиночества.

С давних пор далеко не всех радует перспектива провести время в семейном кругу.

Если общество требует, именно этот день должен быть днем, когда мы должны чувствовать себя счастливым, что трудно. У всех нас есть печаль в душе. А иногда бывает просто грустно от того, что вы должны чувствовать себя счастливым, но это не так. Поэтому в рождественские дни настроение может даже ухудшиться.

Поэтому прямо в рождественский вечер часто ссорятся?

Ибо напряжение так велико.

Каков ваш совет: Как пережить праздники без каких-либо серьезных кризисов?

Помогает сказать себе, что это не катастрофа, если не все идеально. У нас есть определенное представление о том, каким должно быть счастливое Рождество. К тому же фильмы показывают идеальный праздник. В реальной же жизни люди счастливы в течение не более десяти минут.

Подарки. Что они означают?

Почему сложился именно такой ритуал празднования Рождества, как мы это делаем сегодня?

Прежде Рождество было языческим праздником в день зимнего солнцестояния — своего рода протест против тьмы, холода и суровости зимы. Это празднество утверждает обратное: тепло, свет, жизнь и изобилие. Христианство просто переняло эту практику — и несколько переосмыслило.

Центральным моментом являются подарки. Что они означают?

Подарок — то, что вы хотите иметь, но не можете сами приобрести. Когда вам семь лет, это, возможно, игрушечный поезд или кукла. В тридцать вы хотите получить больше радости или доброты.

На самом деле мы хотим любви, но нас осыпают материальными подарками.

Иногда трудно выразить свои чувства, даже если мы действительно любим кого-то. Наше общество говорит нам: если ваши чувства такоы, пойдите и купите красивое покрывало или бутылку вина. Подарок — символ любви и привязанности.

Должны ли мы прекратить делать друг другу подарки, и не лучше ли сосредоточиться на действительно важных вещах?

Да, возможно. Но, возможно, мы также должны признать, что слов не всегда достаточно. Это же красиво, когда кто-то прилагает усилия, чтобы найти хороший подарок. Когда он задумывается, что именно может сделать этот человека счастливым. Это может быть очень трудно — и поэтому подарок является символом уважения и внимательности.

Вы знаете, что что и кому подарите на Рождество?

Нет (интервью не состоялось в конце ноября, примечание редактора). Но дети, в основном, говорят о своих желаниях, здесь, как правило все просто. С подарками для супруги и родителей гораздо сложнее.

Иногда дети хотят то, что мы не хотим им дарить.

Да, они хотят кратковременное удовольствие, но родители должны обеспечить долгосрочную ценность. Как то: в 20 лет, ты будешь рад, что освоил французский словарный запас или что уже не играешь в эту военную игру. Это делает родителей очень скучными людьми.

Что Вы делаете, если ваши дети хотят военные игры?

Они этого не хотят. У них есть другие грехи.

Какие именно?

Как и большинство их свертников, они слишком много времени проводят за компьютером. Идеальное Рождество для них было бы — сидеть в комнате перед монитором, куда резулярно доставляется еда и играть, сколько хочется.

Откуда эта идея — украшать кактус?

Идея была не моя. Я сказал своим детям, что половина христиан живет в регионах, где на Рождество тепло. Поэтому предложил старшему сыну, что мы могли бы украсить кактус.

«Религия для атеистов»

Вы не верите в Бога и написали книгу «Религия для атеистов». Что вы находите хорошим в вере?

Религии поняли, что у людей есть не только физические, но и духовные потребности. Они призывают нас к дружелюбию и быть частью сообщества. Это очень полезно, потому что это соединяет людей и предотвращает изоляцию.

Что особенно нравится Вам в разных религиях?

В буддизме я нахожу захватывающим является то, что он видит жизнь как страдание. Она начинается также очень негативно и, следовательно, может быть только лучше. В исламе — тот факт, что никто не может изобразить Бога. Идея такова, что мы думаем о том, каков Бог может быть, таковым он не является. Потому что наше восприятие божественного просто ограничено, и у нас складывается заведомо ложная картина.

Но Вы  же не верите в Бога!

Но мне нравится идея, что мы не можем понять все человеческое. Как и то, что мы не видим определенные цвета, потому что наши глаза не в состянии их распознать. Мы должны осознать, что мы в принципе не можем понять некоторые вещи.

Что Вы находите замечательным в христианстве?

Концепция прощения и милосердия, любовь к ближнему, даже если это незнакомец, заблудший. Идея заключается в том, что жизнь трудна для всех, и поэтому это наша обязанность быть милосердными — и не только за счет пожертвований. А в более широком смысле, быть филантропом. Как Иисус относился к падшей женщине: он видит ее не как плохого, но как заблудшего человека.

А что Вам не нравится в религии?

Сверхъестественное.  Ангелы и утверждение, что известные вещи возникли по воле Бога.

Критики обвиняют вас в том, что вы используете религии как буфет – извлекаете из них только то, что Вам нравится.

Если вы — верующий, вы должны принять все или ничего, и это правильно. Но как атеист, вы можете использовать религии так же, как литературу. Вы любите романы и читаете что-то из Толстого, Набокова и Томаса Манна. Но никому не приходит в голову сказать вам, что вы должны читать только Толстого, и каждая книга должна быть только его.

Против Вас критически настроены даже воинствующие атеисты. Они указывают на многие страшные вещи, которые совершались во имя религии, и поэтому сами апеллируют к науке и культуре.

Это не то же самое. Большинство людей, которые идут в планетарий очарованы звездами, которые они видят. Они чувствуют себя маленьким и ничтожным перед огромной вселенной. Ученые не знают, как реагировать на эти чувства. Их интересует лишь физика космоса.

Но есть верующие, которые нетерпимы по отношению к иноверцам, самоуверенные и даже опасные.

Тем не менее, это происходит не только в контексте религии, но и в политике, в спорте или в искусстве. Мы не должны обвинять религию. Чувство вины – часть человеческой натуры.

Преодолеть одиночество

Некоторые вслед за Карлом Марксом утверждают, что религия — опиум для народа. Так ли это?

Это бесчеловечно, если атеист говорит верующим: ты не прав, прав я. Если вера делает человека более удовлетвореным своей жизнью, счастливее или более терпимым, это здорово. Я бы назвал религию не опиумом, а красивой историей. Мне интересно понять, что мы делаем, если не можем поверить эту прекрасную историю. Нам остается лишь только холод и отчаяние? Я не думаю. Мы можем рассказать новые истории, которые повествуют о трудностях жизни, обеспечивая утешение и мудрость.

Таким образом, мы используем религию прежде всего, чтобы преодолеть свое собственное одиночество.

Есть много способов для этого, но мы что-то можем узнать и из религий. Когда смерть близка, сегодня обращаются к врачу и принимают много лекарств. Но, возможно, вы предпочли бы поговорить с кем-то — не только о больной печени, но, возможно, и о прожитой жизни. Врач не может помочь в этом. Прежде для этого был священник, сегодня его место пустует.

Или психолог.

Иногда. Но на смертном одре никто не обращается к психологу.

Выступает ли философии как заменитель религии?

Может выступить. Но это должно быть правильно сделано. Я имею ввиду, что философия должна постигаться не только в университете, она должна занять место в повседневной жизни, чтобы помогать людям справляться с кризисами. Философствование, не в последнюю очередь, означает осознание самой страшной из всех мыслей, а именно, что мы должны умереть в один прекрасный день.

Философия как самопомощь является идеей «Школы жизни», основанной Вами восемь лет назад.

Ежемесячно мы приглашаем слушателей на своего рода воскресные проповеди. И теперь во программе есть даже Рождественская вечеринка. Люди спрашивают нас, будем ли мы делать что-то особенное на Рождество. Мы задали встречный вопрос: Что вы хотите делать? Оказалось, что они не верят в рождественские истории, но им очень нравятся рождественские песнопения - так что мы в основном поем.

«Как заполнить вакуум безбожия»

Предлагает ли Ваша школа семинар к Рождеству?

Нет, но у нас есть кое-что о религии. В курсе «Как заполнить вакуум безбожия» («How to fill the God-shaped hole») мы обсуждаем вопрос о том, как мы можем заполнить пустоту, вызванную отсутствием Бога.

Каков ответ на него в краткой форме?

Мы пытаемся выяснить, что потеряли, расставшись с религией. И пытаемся найти светские альтернативы, которые обращаются к тем же чувствам, но другими способами.

Как бы вы празднуете Рождество дома, в Лондоне?

С индейкой и печеным картофелем, как и большинство здесь. С рождественскими подарками, упакованными, как гигантские конфеты.

Ваши родители были, несмотря на их еврейское происхождение, убежденными атеистами, ваша жена получила образование от католических монахинь. Что вы расскажете своим сыновьям о Рождестве?

Оба они очень критичны, очень рано поняли, что Санта-Клауса не существует. Иногда я стращал их Санта-Клаусом. Они очень сердились и ворчали: Прекратите говорить от имени Деда Мороза! Его не существует.

С вашей точки зрения, рождественская история — это иллюзия. Тем не менее, вы можете что-нибудь извлечь из нее. Как разрешить это противоречие?

Как атеист я говорю себе: не Бог изобрел Рождество, а люди. Я не должен верить в эту историю, чтобы найти ее интересной. Это как роман или фильм: даже если это вымысел, история может меня пронять до слез. Она не быть правдивой для того, чтобы иметь смысл.

Что мы хотим донести рождественскими историями?

Царь царей, святой человек всех времен, родился в хлеву. Подумайте о политическом смысле, заложенном в этом сообщении. Нет денег и нет золота. Все внешнее не имеет значения, имеет значение лишь только то, что внутри.

Мария для некоторых еще более важна, чем Иисус. Что она представляет собой?

Это идеальный родитель. Если вы идете к ней и говорите, я был уволен, моя компания обанкротилась, я участвовал в афере, я что-то украл, она бы просто сказала: Не волнуйтесь! И дело не втом, существует на или нет. Нам просто нужен кто-то, кто всегда гарантировано выслушает нас — всеобъемлющая мать, которая всегда прощает нас.

Вы пытаетесь передать это своим детям?

Да, я пытаюсь (смеется). Хотя, по большей части, они не слушают меня.

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

Оригинал: Andrea Feiermuth «Philosoph Alain de Botton über Weihnachten» M-Magazin No 51, 19. Dezember 2016, S. 32-35

____________________________________________________

Активная ссылка на журнал «В загранке» при перепечатке обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/adaptaciya/cvety/kak-perezhit-prazdniki-bez-dushevnyx-krizisov.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий