«Правду и ничего, кроме правды»

detektor-lji

Колонка редактора к 19-му выпуску журнала сего года «И гений парадоксов друг» не оставила равнодушными многих, вызвав и бурю негатива в комментариях, и заинтересованную дискуссию на Фейсбуке. Среди отзывов был и читательский вопрос, который и определил тему этой статьи: «А вот вопрос к Вам, как психологу: стоит ли показывать людям правду, если они не готовы ее услышать? Не получим ли мы в результате только травмированную психику, и никакого желания что-либо менять?»

Ответ на этот вопрос зависит от того, как психолог находит себя в профессии, и соответственно, кому он помогает:

- конкретным людям разобраться в своих проблемах,

- бизнесу повысить эффективность нанятых им работников,

- политикам сохранять лояльность и поддержку своего электората

«Обречен на свободу выбора»

Я не случайно расположила эти три сферы деятельности психолога именно в таком порядке: работа с клиентом всегда предполагает то, что последний услышит от психолога правду (в то время как в иных случаях правда ограничена функциональными обязанностями). Какова бы она ни была для него горькая или неудобная. Как правило, психолог показывает суть проблемы и путь ее решения. Иногда поэтапно, если случай запущен. Но это всегда работа клиента над собой, своими привычками, навыками, убеждениями, с трансформацией своего опыта и так далее в зависимости от ситуации обратившегося за помощью. Другое дело, что клиент, по меткому выражению Ж.П.Сартра, «обречен на свободу выбора». Он и только он этот выбор осуществляет.

Если клиент осознанно не выбирает работу над собой (а это всегда, как минимум, 21 день серьезной самостоятельной работы только, чтобы поменять какую-то привычку, обычно работать нужно гораздо больше), психолог все равно свою задачу выполнил: он помог разобраться в себе и определить уровень готовности человека что-то делать, чтобы поменять свою жизнь. Он снимает с человека груз неопределенности – а именно это оттягивает на себя энергию и сковывает.

Конечно, многое зависит от формы доведения психологом своих выводов и предложений до клиента. Не использовать оценки: «А вы, батенька, банкрут-с», но показать механизм работы психики, и причины сбоев, которые приводят к возникновению проблем. Сейчас достаточно научно обоснованной информации, чтобы человек сам определил свои слабые места. И как правило, люди, обращающиеся к психологу, могут воспринять этот мини-ликбез. Главное – объяснить в доступной форме.

«Поступиться принципами»

Другое дело, что психолог, в принципе, может помочь далеко не всем. Например, если человек не в состоянии отказаться от своих убеждений по религиозным или идеологическим соображениям – он уже сделал свой выбор. И для него правда имеет ценность лишь в соотнесении с его мировоззренческими установками. А значит, «психотравму» ему наносят все, кто так или иначе не разделяет этих идей.

В то же время, даже если человек готов «поступиться принципами», потребность в изменении должна быть не только осознана, но и иметь притягательность в виде какого-то зримого успеха. Как и сам этот успех должен быть, хоть и с серьезными усилиями, но в сфере реально достижимого. То есть, самосовершенствование вряд ли для кого-то станет самоцелью – нужен мощный мотив, способный преодолеть инерцию, заставить человека действовать.

И человечество уже изобрело тот универсальный инструмент, который заставляет индивида становиться лучше – это так называемый «социальный лифт». Он подразумевает собой систему социальных механизмов, обеспечивающих вертикальную мобильность граждан, их «подъем» от одного уровня общественной иерархии к другой, независимо от социального происхождения. Благодаря социальным лифтам, любой гражданин, способен передвигаться «вверх», по уровням общественной иерархии, опираясь, исключительно на собственные индивидуальные способности и действия.

Но опять же, все зависит от того, какие социальные лифты характерны для конкретного социума. Так, например, в России еще несколько лет назад наиболее популярным занятием было предпринимательство. И соответственно, люди затачивали себя под эту деятельность, развивая необходимые навыки и получая образование. А сегодня, по данным российской статистики, самой популярной профессией является госчиновник, так как только на этом поприще можно продвинуться. Но сам по себе этот социальный лифт в условиях коррупции очень ограничен – только для своих детей-родственников-друзей, либо в него можно попасть через идеологические структуры.

На психолога надейся, а сам не плошай

Теперь перейдем к ситуации «психолог в бизнес-структуре». Здесь все зависит от политики компании. Если эта политика с «человеческим лицом», то психолог будет строить свою работу на принципах правды – так как его производственной задачей будет не только высокая эффективность персонала, но и поддержание его работоспособности в предельно широком смысле. Работники должны не только не «сгорать» на работе, но и быть счастливыми людьми. И в крупных компаниях, таких как Майкрософт, Фольксваген или Свисском – это реально воплощается. Тем не менее, и здесь психолог ограничен конкуренцией внутри коллектива, задачей отбора персонала.

Но и такие фирмы пока – прекрасная картинка будущего. Зачастую от психолога, если он вообще есть в штате компании, требуется лишь поиск новых ресурсов для повышения эффективности сотрудников – фактически он работает на их перегрузку. Иначе, его деятельность будет выглядеть как саботаж. Хотя и здесь есть позитивные моменты – все же сотрудники получают, как минимум, тренинги по развитию коммуникативных навыков, самопрезентации, лидерства. Но если в коллективе дух соревновательности очень высок, можно и «сойти с дистанции», не рассчитав своих сил. В этом случае, как говорится, на психолога надейся, а сам не плошай.

Несвобода выбора

И последняя ситуация, когда психолог задействован в системе пропаганды, и его задачей оказывается манипуляция массовым сознанием. Фактически психолог должен определить, как подать ту или иную информацию, какие ее фрагменты использовать, какие выстроить акценты и какие привлечь символы, чтобы воздействовать на эмоционально-волевую сферу людей и вызвать с их стороны нужную заказчику реакцию и действия. Естественно, что используются плотно сидящие в массовом сознании стереотипы и установки, подчас так тонко, что многие даже не замечают манипуляции. По сути, с участием психолога (или группы психологов) создается продукт психогенного воздействия.

Сам термин «психогенное воздействие» восходит к клиническому обозначению психотравм, являющихся следствием шокового воздействия событий (убийств, пыток, поля сражений и прочее) на сознание человека, воспринимаемых либо непосредственно, либо через СМИ. Что вызывает дезориентацию человека, инициирует состояния аффекта, депрессии, паники, влечет за собой невозможность адекватной оценки окружающей действительности и соответственно лишает возможности действовать рационально. То есть, в данном случае психотравму наносят, отнюдь не показывая людям правду. Но моделируют их поведение по заказу работодателя.

То есть психолог может помочь душу излечить, если человек того желает. А может и покалечить душу без его ведома. В зависимости от своего личного выбора. Страшно? Да. Можно ли себя обезопасить? Да, пользуясь разными источниками информации, тем самым создавая противоречивую картину событий.

Светлана Александрова Линс
____________________________________________________
Активная ссылка на журнал«В загранке» при перепечатке обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/adaptaciya/cvety/pravdu-i-nichego-krome-pravdy.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

4 комментария к записи «Правду и ничего, кроме правды»

  1. Ольга:

    Спасибо за статью! В статье сказано, что психолог может влиять на людей в зависимости от того, кто ему платит. Это звучит страшновато, потому что психолог- тот же доктор, только он лечит или калечит человеческие души, а не тело. Существуют ли клятва Гиппократа ( ее аналог) для психологов, и есть ли примеры какого-либо законодательного регулирования их деятельности, с точки зрения добросовестности работы?

    • Светлана Линс:

      Да, Вы правы, психологи сродни врачам в отношении добросовестности. Аналога клятвы Гиппократа для психолога, насколько я знаю, не существует. Хотя, на мой взгляд, клятвы, как и присяга сами по себе мало что гарантируют. И мы это видим повсеместно — и в армии, и в юриспруденции. Они — лишь ритуал…

      По поводу законодательного регулирования — есть надзорные службы, лицензии и так далее. Хотя, обычный практикующий психолог, работающий с клиентами, менее всего опасен. Реальная опасность исходит от тех, кто намеренно использует психологию как средство манипуляции. Как СМИ, занятые пропагадой. Здесь есть только одно противоядие — независимость средств массовой информации от власти. И такой же независимый от власти суд, куда можно предъявить иск за искажение информации.

      Реклама также может быть опасной, но она обычно под правовым контролем. И по рекламе сейчас делается очень много — я рассказывала здесь в журнале о законе, принятом в Израиле, запрещающем не только появление истощенных моделей на подиумах модных дефиле, но и использование их фотографий в рекламной продукции.

      Ну и конечно, опасны мошенники всех мастей — экстрасенсы, цыгане и другие вымогатели, секты и так далее…

      На мой взгляд, самое эффективное средство защиты от подобного вторжения в сознание, это умение распознавать манипуляции. Что, собственно, является частью общей культуры. У нас, к сожалению, психологическая культура не прививается ни одним институтом социализации.

  2. Ольга:

    И если можно- еще один вопрос? В американских фильмах часто можно увидеть стандартный прием у психолога, где зевающий психолог слушает клиента, и на его вопросы просто отвечает- а что вы сами об этом думаете? Я могу предположить, что это одна из техник работы, но со стороны она кажется ужасающей, вроде человек пришел со своей проблемой, но ему приходится говорить с самим собой, в то время как хочется наоборот услышать мнение со стороны. Людей с нашим менталитетом такая картина просто ооталкивает. Мой вопрос- какие техники бывают, какой из них придерживаетесь Вы? Я думаю, получилась бы хорошая статья, а также небольшая реклама Ваших услуг.:)

    • Светлана Линс:

      По поводу диванов и зевающего психолога — это клише психоаналитика. Мне ближе когнитивные техники. О том, как я работаю, опишу в статье.

      Сейчас отмечу лишь, что я вообще не люблю слушать клиента, а прошу написать мне подробное письмо. Что гораздо сложнее для клиента, но приносит ему больше пользы. И сама я тоже расписываю программу изменений. Работа требует времени и сил. Но зато все тексты остаются, человек может вернуться к ним, перечитать. Если что-то непонятно — задать вопрос. На своем опыте убедилась, что даже в состоянии сильного возбуждения, человек быстрее приходит в себя, когда общение происходит в чате, а не по телефону, скайпу.

Оставить комментарий