Записки мамы солдата

voennaya-slujba

Живем как на американских горках, пока Андрей*/ служит Родине. Решила вести дневник сыновьей службы. Записки не претендуют на объективность. Это мой вольный пересказ наших, в основном телефонных бесед с сыном, конечно, пропущенных через призму материнского беспокойства, подсознательного нежелания «отрывать единственную кровиночку от юбки» и, разумеется, несвободный от многочисленных  и разнообразных несовершенств женской логики и ума.

Часть 1-я Солдатские страшилки

Андрей был призван в июне, в самом его начале. Провожать себя не позволил, ушел не оглядываясь. Мы с мамой в окно ему вслед посмотрели, повздыхали, всплакнули, ну, как водится.

В середине августа попал в госпиталь с абсцессом стопы левой ноги. Видеть своего сына на костылях — то еще зрелище. Спасибо врачам, поставили на ноги в прямом смысле этого слова.

Пока был в госпитале, бушлату, оставшемуся в части, приделали ноги, пришлось нам его покупать за 3500 рублей, а мне, чертыхаясь, выпарывать погоны из их первоначального размещения и пришивать их на плечи.

Погоны — это отдельная глупость. На производстве один из них вшивается в горизонтальный шов кокетки – это на груди, второй — нашит на рукав. Солдат должен их выпороть вместе с кусочками липучки, на которые цепляется свободный край погона, а потом присобачить это на плечи, желательно ровно, аккуратно и крепко. Я не то чтобы против развития различных жизненных навыков у молодых людей, но этот навык для солдата, убейте меня, не считаю первостепенным. А главное, саму цепочку действий: пристрочить – отпороть – пришить вручную, не могу назвать осмысленной.

06/10/13

Была у Андрея. Мое знание армейского сленга пополнилось:
Шакалы – офицеры.
Рожать – раздобывать что-либо.
Черепаха – развлечение, когда человека закрепляют между двумя матрасами и «предлагают» передвигаться с помощью ног и рук.

Сын с гордостью сообщил, что первый раз назначен в наряд дежурным. Муж сказал, что дежурный — это сержантская должность, значит Андрей на хорошем счету.

Все услышанные страшилки описывать не буду, замечу, что их в репертуаре нашего солдата в изобилии. Это как рассказы про черного геолога в пионерских лагерях моего детства: никто его никогда не видел, но вариаций историй почти столько же сколько рассказчиков.

Забыла оставить ему теплые носки. Это плохо. Ноги ночью в наряде уже мерзнут.

История о наноносках

Солдаты носят берцы, такие жуткие ботинки с высокой шнуровкой, а под них предлагается носить портянки, как под кирзовые сапоги. То есть одной ногой стоять в светлом настоящем, а другой — в славном прошлом. Проблема в том, что портянки недостаточно длинные, поэтому их невозможно завернуть качественно, то есть они сбиваются и кожа говорит хозяевам: «до звиданья».

Но и носки дефицит, их не хватает на всех. Свои первые носки Андрей купил у каптерщика за 100 рублей. Вот такой малый бизнес. Когда они износились, встал вопрос, где брать следующие. Мы уставные носки купить не смогли, просто не нашли их в продаже. Зато носки американской армии предлагаются в ассортименте, летние, зимние и всего-то от 250 до 350 рублей. Так что вот такая невеселая ирония: сын, служащий в российской армии, носит носки с клеймом US Army, к тому же содержащие серебряные нити, противостоящие размножению бактерий.

15/10/13

Муж повез бойцов (Андрея и его сослуживца Сашу) обратно в часть после 5-ти дневного увольнительного отпуска. Пять дней дома стоят пять тысяч рублей, день – тысяча, не так уж дорого. Это оценка моего сына, то есть не рассматривается вопрос ненормальности подхода, а только величина взятки. Причем это и взяткой не называется, якобы эти деньги ротный потратит на покупку краски для стен казармы или вольеров для собак. Может и так.

Вообще, это такая вот практика, такой родительский краудфандинг: сборы для полевых учений, сборы на какие-то нужды с солдат, покупка инвентаря, еще каких-то бесконечных нужностей. Мы, например, покупали чесалки для собак и лейки, чтобы разливать им воду. То есть деньги на армию есть, а денег в армии нет. Ну, собственно, известная история про денежные федеральные потоки — циклопических размеров река с крепким истоком и более чем разветвленным устьем под названием «Мимо».

История «про черного геолога» № 111

Один солдат служил на Новой земле. Служба была не сахар, в частности из-за климата и перебоев со снабжением, ели даже ворон, подстреленных на свалках. Интересно, Новая земля входит в ареал обитания ворон? Посмотрела Википедию – нет, не входит. Но дальше история становится настолько фантасмогорично невозможной, что про ворон можно смело забыть, списав фактическую ошибку на невысокий образовательный уровень рядовых российской армии.

Пришло время дембеля, но транспорта на большую землю все не было. Тогда боец проявил поистине солдатскую смекалку. Он каким-то левым образом проник на боевую атомную подводную лодку, которая направлялась в рейд до города Мурманска, откуда герой нашего рассказа был родом и куда он мечтал вернуться после военной службы. И все бы сложилось к его удовольствию, но посредине пути капитан подводной лодки получил приказ об изменении маршрута. И плавал или, если хотите, ходил тот незадачливый дембель вместе с экипажем лодки еще два года, перед тем, как оказаться перед тарелкой маминых щей. Вот такой ужас и кошмар.

07/12/13

Андрей теперь «контрабас», то есть контрактник в ранге младшего сержанта. Зарплата в около 30 тысяч рублей на руки кажется ему не большой, но золотой горой. Это сумма позволит жить ему на широкую ногу: снимать квартиру (контрактники могут не жить в казарме после окончания срочной службы), платить репетитору по химии, мотаться на выходные в Москву и много еще чего. На мои резонные возражения, что типа ты пороху еще не нюхал, денег тебе хватать на раздольное житье не будет, мне было заявлено, что он на полном обеспечении у родной российской армии, поэтому часть зарплаты он сможет еще и откладывать на всякие долгосрочные цели.

«Ха», сказала я ему: «а нутко глянь на себя, сынок, и сообщи мне, что на тебе сейчас одето казенного. Правильно, нижнее белье, то бишь «белуга», аж в два слоя, тонкая и зимняя с начесом. И этой роскошью обеспечила тебя матушка этническая Родина, а остальное купили родители». Я, конечно, получила порцию негодования со стороны прямого потомка по поводу своих незаслуженных упреков про родительскую натруженную шею, несостоятельность и несамостоятельность вполне половозрелого человека 22 лет отроду. НО, правда в том, что давеча семьей для ребеночка были закуплены: шапка офицерская одна, форма (китель и штаны) новая, ремень офицерский вместе с пастой гойя, берцы, утепленные мехом, и так еще по мелочи кокарды, петлички, носки. Типа, сержантский статус обязывает. Такая вот родительская бухгалтерия.

Зима

Опять не понимаю, как в стране с таким климатом, не предусматривается уставная зимняя обувь, именно уставная. Солдаты зимой носят валенки, кстати, не предусмотренные Уставом, но и здесь все не слава богу. Валенки стираются за несколько недель и солдаты ходят по снегу практически в носках, закаляются. Хорошо, мы, как только морозы начнут крепчать, купим Андрею офицерские унты. Но мы, как мне кажется, привилегированная категория. Живем в Москве, Андрей служит в 100 км от дома. Мы можем купить, довезти, поддержать и т.д., а как быть мальчишкам, прибывшим на днях из Тувы. Как им родители домчат сюда хоть что-то, на оленях?

Мен – Тува мен

Прибыло пополнение, новобранцы около 50 человек, из Тувы. По-русски не говорят и не понимают, кроме единственного парня с двумя образованиями или вернее профессиями – преподаватель географии и таможенник. Он русский язык понимает и может объясниться, поэтому у него дополнительная нагрузка — переводчик. Видно, демографический провал начала 90-х еще не пройден, отсюда и Тува мены, которые не только языка государственного не знают, но и в силу истории своего народа, вообще как-то особняком живут от привычной нам цивилизации. Кочуют, шаманят, словом, живут слегка параллельно.

Несколько ребят умудрились провезти в часть ножи. Я думаю им просто страшно, они не знают чего ждать, поэтому готовы защищаться.

Крестины

Как не бывает змееловов неотмеченных ядом, так и не бывает, видимо, собачьих пап без шрамов от укусов.

Андрей исполняет обязанности ветеринарного инструктора, по срокам службы уже давно, то есть месяцев пять. Называет себя собачьим папой, это тот, кто собак кормит, поит, вычесывает, делает прививки и не боится. Не бояться собак, в принципе, для нашей семьи – норма. Мы их любим, как и все остальное живое, так или иначе угнетаемое человеком. НО собаки в кинологической учебной части — это несколько особая история.

Роты в части имеют специализацию, например, подразделение Андрея – охрана и конвоирование. Помимо немцев, ротвейлеров, несколько взводов — это алабаи и кавказцы. Понятно, что псины крупные и сильные. Ну, то есть большинство из ротных собачек весят больше Андрея, то есть за 70 кг.

В психологию собаки заложена привязанность к хозяину, он и есть центр собачьей вселенной. Специфика военной кинологической службы такова, что хозяин, вожатый на армейском языке, меняется у каждой собаки каждые шесть месяцев. Вот как бы вы себя чувствовали, если бы смысл и суть вашей жизни ломались каждые полгода? И так всю вашу жизнь? Я думаю, что плохо. Я думаю, что в большинстве случаев — это пламенный привет желтому дому.

С собаками еще хуже, мы с ними — разные виды, мы не способны объяснить, а они не способны понять тонкие с одной стороны и суровые с другой реалии армейского бытия. Крыша у некоторых безвозвратно отъезжает, собака превращается в неуправляемого агрессора, она просто ненавидит весь мир и всех населяющих его живых существ. И в любой удобный момент это милое мохнатое четвероногое готово к тотальному деструктиву всего, до чего могут достать клыки.

Граф – один из них. Он такой злой, что даже не приходит в голову его жалеть. Его выгуливают отдельно и вдвоем. Но и это отдельно и вдвоем однажды не сработало. Андрей с сослуживцем и Граф стояли на лесной просеке, дышали. И тут из-за деревьев появляется еще один собаковожатый в сопровождении своего пса. Он видит, что ребята стоят именно с Графом, он не просто догадывается, а твердо знает, что Граф будет бурно реагировать на еще одну собаку на одной с ним просеке. Но вместо того, чтобы грамотно ретироваться, этот «хороший» человек закуривает и продолжает стоять на безопасном расстоянии и предвкушать развитие ситуации.

И Граф не заставил себя ждать, типа, «вы песен хотели? Их есть у меня…» Он начинает рвать, как тельняшку на груди, поводок и выхаркивать в сторону любопытствующих свою ненависть. Понимая, что не достать, он переносит фокус-покус своего внимания на тех, кто смиряет его мятущуюся душу, а потом в реальности очень быстро, но одновременно рапидом для непосредственных участников и-и-и…. Андрей дергает поводок на себя, видя, что Граф ловким движением морды свинтил с себя намордник и клацает зубами рядом с частями тела его, то есть Андрея, напарника, и-и-и…

Граф, используя силу рывка, с видимым удовольствием, летит в сторону сына, ориентируясь в область шеи или, на худой конец, лица, что тоже ему, Графу, не противно. Наш собачий папа закрывается руками левой, правой и еще разик левой, правой, а Граф в том же порядке смыкает каждый раз свой нехилый челюстной аппарат на рукавах бушлата. Ууууххххх… Получив сатисфакцию, покрываемый дуэтно матом, зверь урча дает одеть на себя намордник. А там, где стоял «хороший» человек, испускает последний дымок не задушенный окурок.

P.S. Андрюха — фартовый чел. И в истории с Графом — тоже. Зимняя многослойная форма спасла ему руки. Остались на память не страшные шрамы. Никто из офицеров не пострадал, потому что Андрей оставил их в счастливом неведении.

Продолжение

Сержа Капишон (псевдоним)

*/ Все имена изменены

_________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/adaptaciya/cvety/zapiski-mamy-soldata.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий