Желание учиться. Почему оно пропадает и как его реанимировать?

Сегодня многие учащиеся не обнаруживают интереса к школьной программе, воспринимая занятия как утомительную обязаловку. Желание учиться практически полностью утрачивается к 5-7 классу, в то время как учеба сама по себе есть естественный способ человеческого существования.

interes-k-uchebe

Фото: www.familienleben.ch

Школа не тянет…

Увы, сегодня непросто найти ученика, который бы с нетепернием ждал начала учебного года, чтобы снова оказаться за школьной партой. Даже первоклашки довольно быстро разочаровываются в своем новом образе жизни, оказываясь в роли школьников. Но особенно это касается учащихся 5-7 классов – они не обнаруживают очевидного интереса к школьным дисциплинам, у них отсутствует потребность в освоении школьной программы. И хоть школа отнюдь не место, чтобы просто убивать в ней время, многие ученики воспринимают учебный процесс как утомительную обязаловку между переменами и отдыхом, когда можно поиграть в компьютерные игры, заняться спортом или любимым делом.

Школа не ассоциируется у учащихся как институт социального развития. У них и так все есть для этого. Отсюда и отсутствие у школьников внутренней мотивации к учебе. Будь их воля, они бы сократили учебное время наполовину. Сегодня школа утратила былую монополию на знания – благодаря Гугл и Википедии можно легко и быстро найти любую интересующую информацию. В то время как обычные школьные дисциплины вызывают у детей и подростков недоумение, как то: так ли уж необходимо знать правила правописания в эпоху его автоматической коррекции? Да, школа придерживается традиционного набора дисциплин, она консервативна.

А ведь учеба сама по себе есть естественный способ человеческого существования. Ведь самое сложное, из того, что нам приходится освоить в жизни – ходить и говорить – этому мы учимся в раннем детстве с завидным рвением и играючи. Хотя ребенок иногда должен пройти через тысячи болезненных для него моментов, пока начинает более менее связно и членораздельно говорить. Так же как и передвигаться на ногах – все это результат неукротимого желания детей учиться. Они и дальше не сдаются, пока не освоят скейтборд, компьютерную игру или не узнают все острова в Тихом океане.

Что жизнь диктует…

Игра для детей и подростков — естественный способ развития бесчисленных навыков и приобретения знаний. Проблема в том, что естественный энтузиазм  в обучении снижается у детей уже в начальной школе и практически пропадает в пубертатный период. Учебные материалы, предлагаемые школой, не вызывают интерес к учебе. Потребности образования современных детей и подростков не совпадают с точкой зрения взрослых.

Человек, по природе своей не может быть запрограммирован, но обучаем. В основе своей, все мы готовы учиться, когда для нас это имеет смысл. Чтобы знания и навыки были усвоены, они должны помогать нам в решении проблемы или реализации потребности. Дети осваивают сенсорный экран потому, что на нем они могут играть в увлекательные игры, или они учатся тому, как взломать код на семейном компьютере, чтобы смотреть то, что им запрещено. А то, что не может быть использовано конкретно в их собственной среде обитания, теряет свою привлекательность. Ну кто захочет провести целые часы, практикуя обработку бумеранга или изучая санскрит? Внутренняя мотивация к обучению возникает в связи с конкретным опытом в своем собственном  жизненном пространстве. Мы стремимся приобрести те или иные знания и навыки с тем, чтобы справиться с проблемами, с которыми сталкиваемся в нашей повседневной жизни. Все это ребенок имеет возможность освоить и вне школы.

Код доступа

Тем не менее, есть и другие мотивы для учебы. Знания и навыки также рассматриваются как культурные коды сообщества. И тот, кто может воспроизвести свои знания и имеет аналогичные навыки, характерные для значимого сообщества, сам относится к этой группе людей. Это знание и мастерство часто не имеет никакой связи с повседневной жизнью, но является одним из условий доступа к соответствующий круг посвященных. И подростки интуитивно осваивают что-либо, дабы не оказаться изгоями той группы сверстников, принадлежность к которой для них ценна. Будь то футбольный клуб, музыка или мода.

Так же и в начальной школе дети учатся и потому, что они хотят быть частью класса – «дети учатся, потому что весь класс стремится к одной цели», — так объясняет этот вид социально-психологической мотивации швейцарский психолог Аллен Гуггенбюль (Allan Guggenbuehl). А учебный материал выполняет и функцию «социального клея». Причем, здесь важна роль учителя — если он сможет реализовать эту функцию учебного материала – то класс, как говорится, у него в кармане, так как он сможет мотивировать к учебе и тех, кому учебный материал по своему содержанию не интересен. Интеграция очень разных детей из разных культур и с разными талантами является основной задачей начальной школы.

На сегодняшний же день в приоритете оказалась учебная программа как таковая. Что является следствием господствующей тенденции нормирования, выражающейся в ошибочном убеждении, что каждый ребенок может все выучить, главное найти к нему индивидуальный подход. На самом деле, чтобы задействовать дополнительную мотивацию в обучении, школе необходимо выработать больше терпимости к инаковости. «В каждом классе могут быть и более слабые ученики, с более низкой успеваемостью, но все равно они учатся лучше, когда класс охвачен общей целью, — продолжает  Гуггенбюль. Важно, чтобы дети учились ориентироваться в классе, чтобы узнать себя, и  проявили интерес к групповым ценностям и своего коллектива».

Учет гендерных различий

Резервом повышения интереса к учебе несомненно оказывается учет гендерных различий учащихся. В том числе и особенностей психической конституции девочек и мальчиков. Совместное обучение, безусловно, — верный выбор, но не абсолютно во всех отношениях. В частности, девочки и мальчики должны иметь разную сетку часов в расписании, например, по таким дисциплинам, как физкультура и языки.

«К мальчикам должны быть применены иные критерии дисциплинированности и с ними надо обсуждать иные темы, чем с девочками. В организации учебного процесса в школе должен реализовываться не идеологический, а прагматический подход — утверждает Гуггенбюль. – «это очень странно, когда у более половины школьников-мальчиков диагноз дефицита внимания и концентрации, поведенческого или во время чтения. Это скандальное недоразумение». Складывается впечатление: если ребенок не выдержал норматив по успеваемости, то он объявляется больным и плохо успевающим, и соответственно изгоем в классе. Это указывает на серьезные недостатки системы школьного образования.

Ценность отношений

Еще одна причина желания что-то узнать кроется в нашем стремлении к отношениям. Нам необходимы значимые персоны, на которых мы ссылаемся, с которыми мы находимся в более тесном эмоциональном контакте. Мы проявляем интерес друг к другу, фантазируем о других, неизбежно строим определенные ожидания и конфликтуем. Для детей и подростков, помимо членов семьи, чрезвычайно важное значение имеют наставники, люди, которые готовы в них инвестировать свое время и энергию.

Учащиеся больше выкладываются в школе, если у них возникает контакт с учителем. То есть, интерес к предмету у ученика инициируется за счет этого контакта. Дети быстро научаются распознавать, когда учитель доволен ими или чем может быть раздражен. Интерес к предмету может возникнуть, потому что ученик дорожит партнерскими отношениями с учителем. Поэтому преподаватель должен обладать достаточной внутренней свободой и временем, чтобы проявиться как личность для своих учеников. О таких учителях обычно говорят — «с чудинкой».

Обыденность скучна

Существует еще одна причина, почему у учащихся возникает интерес к учебе. Речь идет о стремлении к необычному. Американский психолог Джоан Лукариелло (Joan Lucariello) подвергла анализу спонтанную речь учащихся. То, о чем они охотно говорят без указаний со стороны их родителей и учителей. Вывод был очевиден: событиях и проблемы, выходящие за грани повседневности – безумства, неожиданности, непристойности или насилие. Обыденность не привлекала особого внимания, она скучна. Психологическая причина того: наше мышление активизируется, когда мы сталкиваемся с чем-то неординарным. Что и привлекает наше внимание. По этой причине мы, взрослые, смотрим новостные передачи. И если бы в них рассказывали только о повседневных, нейтральных событиях, их рейтинг упал бы до нуля. Подростки очень быстро осознают, что от них требует учебная программа, и могут утратить интерес к ней.

Интерес к учебному материалу возрастает, если он в какой-то части непривычен и воспринимается не только как обычная часть учебной программы. С позиции ученика, учитель должен быть не только медиатором учебного материала, но и транслировать живой интерес к окружающему миру, к загадкам и парадоксам бытия. То есть быть наставником. Школа как социальный институт сегодня прирастает лишь стараниями педагогов, способных заинтересовать учеников, раскрыться перед ними как личность, и устанавливая контакт с ними, людьми нового поколения, понимая их интересы, увлечения и переживания, быть с ними на одной волне, убежден Гуггенбюль. Словом те, кто в состоянии задействовать у своих учеников все резервы повышения внутренней мотивации к учебе.

Естественно, что такой учитель сможет состояться (и не один, а множество) только тогда, когда система образования строится на соответствующей концепции, и государство готово ее финансировать.

Светлана Александрова Линс

В работе над этой статьей были использованы публикации Аллена Гуггенбюля.

____________________________________________________
Активная ссылка на журнал«В загранке» при перепечатке обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/adaptaciya/cvety/zhelanie-uchitsya-pochemu-ono-propadaet-i-kak-ego-reanimirovat.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий