Мигранты: ментальные блоки на пути к интеграции

mentalnie-bloki-na-puti-integracii

Фото: www.berliner-mieterverein.de

Попав на Запад, мигрантам из патриархальных обществ приходится продвигаться семимильными шагами, чтобы ментально прорваться в современность, находясь при этом под большим социальным давлением. Как помочь им в этом?

«Мы нуждаемся в навыках межкультурной коммуникации»

Население района Нойкельн Берлина составляет около 320 тыс. человек, выходцев из 160 стран мира. 40% из них — иммигранты, 30% — живут на социале Hartz IV, а каждый второй молодой человек либо лишь окончил среднюю школу, либо вообще учебу забросил. Что создает большие социальные проблемы, хотя за последние 12 лет многое сделано для того, чтобы вывести район из разряда неблагополучных. В частности, из фондов ЕС профинансировано около 1900 проектов общей стоимостью более 60 млн. евро, реализованных через 11 опорных пунков Нойкельна. В том числе таких успешных долгосрочных инициатив, как «Матери района» («Stadtteilmuetter») или «Герои» («Heroes»). «Здесь сформировалось эффективное социальное взаимодействие, локомотивом которого стал мэр района Хайнц Бушковски (Heinz Buschkowsky)», — рассказывает Арнольд Менгелькох, вот уже 10 лет работающий комиссаром департамента миграции района Нойкельн. Общественные связи, здесь были, безусловно, ослаблены.

Социальная нищета одолела Нойкельн после закрытия здесь более десяти крупных компаний, в том числе Eternit, Salzgitter Stahlhandel, Alcatel, Jacobs-Suchard. Структурные преобразования 1990-х годов обеспечили процветание творческих и инновационных отраслей промышленности, в то время как предприятия обрабатывающей промышленности оказались не у дел. В итоге было сокращено 170 тыс. рабочих мест. Безработица охватила низкоквалифицированные слои населения, особенно пострадали мигранты. Между тем, Нойкельн изменил свою функцию: в особенности, его северную часть облюбовали студенты и художники, появились дорогие рестораны, и соответственно арендные ставки возросли. Это касается не только жилья, но и увеличения турецких культурных объединений и мечетей, которым в будущем больше придется разворачиваться в сторону черты города.

Активность здесь проявляют мигранты, прибывшие, в основном, из Турции, с Балкан и арабского региона. Менгелькох с удовлетворением отмечает: «Все больше и больше из них те, кто получил образование, часто с огромными амбициями». Статистические данные на этот счет отсутствуют, так как никто не собирает информацию об этническом происхождении студентов. Но, к сожалению, студенты из семей мигрантов редко выбирают педагогические или социальные профессии, говорит Менделькох: «Мы отчаянно нуждаемся в их навыках межкультурной коммуникации для работы в школах и интеграционных учреждениях!» В равной мере эти навыки необходимы и с немецкой стороны. В чем состоит эта необходимость? «В осознании того, что это значит — начать жизнь с нуля в чужой стране».

Социальная изоляция, вынужденная и добровольная

Многие иммигранты живут в Берлине, не имея никакой перспективы: палестинцы, например, которые не подлежат депортации, но вид на жительство им не дают, и в течение многих лет они обязаны каждые три месяца отмечаться в миграционном офисе. Ясно, что они не чувствуют своей принадлежности к немецкому обществу, что усиливает тенденцию к их изоляции. Менгелькох продолжает: «В таких случаях влияние семьи очень сильно для того, чтобы освободиться от традиционных паттернов поведения».

В Германии насчитывается около дюжины известных полиции арабских кланов, таких как Омейрат, Фахро или Эль Зейн, обосновавшихся в Эссене, Бремене и Берлине еще со времен гражданской войны в Ливане. Многие из них, как известно, интегрироваться отказываются. Хотя, нападения на женщин, как это было в Кельне (В печально известную «ночь длинных рук» — прим. С.Л.), не допускаются даже в этой среде, убежден Менгелькох, потому что это не соответствует их кодексу поведения. При этом он упоминает случай, произошедший в кафе, где официантка, одетая в кофточку с оголенным животом, подверглась сексуальным домогательствам со стороны молодых арабских беженцев. Официантка пожаловалась на них арабу-хозяину заведения, после чего члены его семьи поколотили обидчиков.

Случившееся в Кельне является загадкой для многих мусульман, так же как и для Бурхана Кесичи, родившегося в берлинском Шпандау, председателя консервативной Исламской Федерации и генерального секретаря Исламского совета: «Мы не понимаем, что там произошло. Это совершенно ложные ценностные установки, совершенно недостойное отношение к противоположному полу». Возможно, это были мусульмане, отмечает он, но не религиозные, потому как преступники употребляли алкоголь. И более того, нравственный закон ислама запрещает такое поведение мужчин по отношению к незнакомым женщинам. То, что мигранты должны принять правила поведения, установленные в принимающей их стране, для Бурхана Keсичи — факт само собой разумеющийся. Хотя остается вопрос: «Будем ли мы также приняты этим обществом?»

«Порочный треугольник»

Казим Эрдоган со своим интеграционными проектами, реализованными в Нойкельне, в 2012 г. стал первым немцем с турецкими корнями, награжденным орденом Почета. В ответ на кельнские события 16 января 2016 г. он организовал демонстрацию в Кройцберге, прошедшую по лозунгом «Мужчины против насилия». Участвующие в ней мужчины были одеты в ярко-оранжевые футболки. Но эта маленькая группа, в лучшем случае, в составе двух сотен демонстрантов, собравшихся на Германнплац, буквально потерялась в окружении журналистов. «Десятки тысяч должны были приехать! Что же должно произойти, чтобы мы наконец проснулись!», возмущался Эрдоган в своем офисе в районе Нойкельн, где он работает психологом.

muscini-protiv-nasilia

Фото: www.scoopnest.com

Среди его многочисленных проектов есть группа отцов: 8 лет назад, он организовал ее с двумя мужчинами-турками. В настоящее время вечерами по понедельникам на заседания группы собирается в среднем пятьдесят участников, а иногда и до восьмидесяти мужчин всех поколений и разной этнической принадлежности. В этой группе обсуждаются семейные проблемы, разные типы зависимости, насилие. Многие из мужчин несут в себе травму с детства, когда они сами подвергались насилию со стороны своих отцов. Некоторые приходят в группу потому, что хотят быть лучшими отцами для своих детей.

gruppa-otcov

Фото: www.faz.net

Многие мигранты, выходцы из исламского мира попали в «порочный треугольник», состоящий из фундаменталистской религии, репрессивного воспитания и отсутствия образования, считает Эрдоган. Сам он вырос в деревне в 350 жителей в Анталии. Его родители отличались свободными взглядами в отношении гендерного равноправия, религии и образования. Несмотря на то, что сами они были неграмотными, высоко ценили образование, и своего старшего сына уже в шесть лет определили в школу-интернат.

В 1974 г. Казим Эрдоган приехал в Германию к дяде, поначалу вид на жительство не получил, и был почти депортирован. Только после того, как он поступил в Свободный университет (Freien Universitaet), смог остаться в качестве студента. С тех пор он неустанно работает над интеграцией своих соотечественников. «Я тогда влюбился в это слово, использовал его постоянно и хотел показать миру, насколько здорово я интегрирован!» В то же время, он уклончиво добавляет: «От мигрантов и беженцев ждут, что они интегрируются — но большинство общества не идет к ним навстречу. Интеграция же не является улицей с односторонним движением!»

Барьеры на пути интеграции

В 60-х и 70-х годах ситуация была иной: будучи в контакте с немцами в своей повседневной работе, бывшие гастарбайтеры осваивали разговорный немецкий без языковых курсов лучше, чем те, кто приехал позже. Сегодня, однако, многие мигранты без работы, а безработица означает изоляцию: не хватает естественного взаимодействия с местными жителями. Да и термин «культура гостепримства» Эрдоган находит противоречивым: в отношении детей мигрантов (Secondos) уже не может идти речь о «гостепримстве», это уничижительно. Он рассказывает о своей дочери, родившейся в Берлине. Когда она получает комплименты от немцев за ее безупречный немецкий, то реагирует на них очень просто, к большому удивлению немецкого собеседника. «К чему всегда затрагивать вопрос энического происхождения? Это мешает возникновению чувства «мы», принадлежности к стране и ее обществу».

Одной из наиболее успешных инициатив в Нойкельне является проект «Герои»: «Проект против угнетения во имя чести и равенства». Немецко-палестинский психолог Ахмад Мансур и немец с турецкими корнями театральный педагог Ульмаз Атмака разработали тренинг, состояший из еженедельных сессий , проводимых в течение года с заключительной церемонией. Начиная с 2007 г. этот тренинг прошли 30 молодых людей, получив сертифицификат «Витязь». Теперь двое в сопровождении руководителя группы, они проводят мастер-классы в школах. В своей книге «Поколение Аллаха» Ахмад Мансур обозначил причины отсталости исламского общества: насилие, которому дети подвергаются ввиду авторитарных методов воспитания, «буквальное» толкование Корана и запрет на критическое мышление. Выправить ситуацию можно только в общении и с применением комплексной образовательной программы - проект «Герои» в Нойкельне является одним из успешных примеров.

heroes

Фото: www.rbb-online.de

Это проект стал делом жизни для некоторых его участников. Так Дениз Инч прошел этот тренинг в 17 лет, Асмен Ильхан — в 16, еще будучи гимназистами. Сейчас Асмен изучает психологию, Дениз является социальным работником. Их этническое происхождение является ключевым в работе со школьниками: «Молодежь идентифицирует себя с нами, мы говорим на одном языке». Будучи детьми иммигрантов, их сознание не было расщеплено на «мы-они» — эта диада, как считает их учитель Ахмад Мансур, является самым большим препятствием на пути интеграции.

Право оспаривать устаревшие истины

Подросткам нужны образцы для подражания, особенно в отношении гендерных ролей, подчеркнул Асмен; чо касается кельнских событий – это шаг назад, ведущий к поляризации, противостоянию местного населения и мигрантов, в этом Дениз и Асмен единодушны. «Мы показываем молодежи, что можно быть другим человеком и в пространстве нашей культуры, не эксплуатируя патриархальные роли, которые они познают от своих отцов». Асмен и Дениз – современные не зашоренные западные молодые люди, научившиеся, проходя тренинг «Герои», размышлять о ролевых моделях, сложившихся в их этнической культуре и передавать свои знания и навыки другим.

Участники проекта «Герои» приходят в школьные классы не как авторитарные менторы, а как единомышленники. Разговор о чести может начаться с вопроса, как то:«Все мы люди чести — или есть здесь кто-то лишенный ее?» После мыслительной разминки следует конкретный вопрос: «Что такое честь?» Учитель-немец вряд ли мог бы задать такой вопрос, в котором бы не заподозрили осуждение, которое не располагает к откровенному разговору. Даже самые резкие высказывания ребят по этому вопросу рассматриваются как частное мнение, вне оценок и осуждения. Таким образом в обсуждении ребята приходят к коллективному ответу.

Обмен мнениями может выглядеть так: «Я хочу убить мою сестру! – За что? — Она запятнала честь семьи. – Ты считаешь, что тем самым можно восстановить честь семьи? Ты разрушишь таким образом и свою собственную жизнь!» «Мы реагируем на высказывания, формулируя на их основе новые вопросы к аудитории до тех пор, пока не найдем самый разумный ответ», так Асмен описывает работу мастер-класса. Случается, что «Герои» поднимают темы, которые школьники до этого не затрагивали вообще. «Конечно, ребята не станут другими людьми после нашего семинара. Но их сознание во многом изменится».

В современных западных обществах установление гендерного равенства — процесс, который длился на протяжении целого столетия. Мигрантам из патриархальных обществ приходится продвигаться семимильными шагами, чтобы ментально прорваться в современность, находясь при этом под большим социальным давлением. Такие проекты, как «Герои» и мужские группы Казима Эрдогана показывают, что востребованные сдвиги в сознании мигрантов не могут быть обеспечены дебатами в СМИ, но только в общении с теми, от кого общество ожидает изменения.

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

Оригинал: S. Geisel, Welche Rollenbilder pflegen muslimische Maenner? 1.3.2016, Neuer Zuercher Zeitung

_____________________________________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/adaptaciya/putevoditel/migranty-mentalnye-bloki-na-puti-k-integracii.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Один комментарий к записи Мигранты: ментальные блоки на пути к интеграции

  1. Maria:

    Спасибо, Света, за эту статью NZZ. Уже так надоело читать и мигрантах плохое. В статье очень верно подмечено, что крайне нужны навыки межкультурной коммуникации. К сожалению, интеграционных курсов с участием опытных психологов по теме гендерного равноправия еще пока не очень много. А они тоже очень нужны, как мужчинам, так и женщинам, чтобы быстрее освоить и привыкнуть к европейскому образу жизни, а также чтобы осознать, что в Европе каждый несет ответственность за себя сам. Это помогло бы новоприбывшим сделать осознанный выбор в сторону Европы, или же уехать, если ценности не совместимы.

Оставить комментарий