«Ночь длинных рук»: конец «спирали молчания»

spiral-molchania

«Всеобщая подозрительность – вряд ли верный путь, как и табуирование этнического происхождения преступников. Здесь недопустима спираль молчания, не говоря уже о том, что она не должна исходить от полиции», — подчеркнул министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер.

Пресс-код немецкой полиции

Вопрос: «Стоит ли полиции и СМИ называть национальность правонарушителя?» — стал ключевым в дискуссии немецкой общественности после массовых нападений со стороны мигрантов на женщин в канун Нового года в Кельне: замалчивание информации об этническом происхождении преступников, с одной стороны, не отражает реальную картину опасности, с другой – препятствует разжиганию ксенофобии. Как выяснилось, полиция земли Северная Рейн-Вестфалия действовала в соответствии со следующим кодексом для связей с общественностью(пресс-код), который больше смахивает на предписание: «В отчетах об уголовных преступлениях упоминание религиозной, этнической и других признаков принадлежности к меньшинствам подозреваемых или преступников допускается только в случаях, когда это требует процесс расследования».

И этой директиве следовали все: и полиция, и средства массовой информации. Телеканал ARD показал репортажи о сексуальных преступлениях мигрантов во время кельской «Ночи длинных рук» только после того, как эту информацию официально озвучила полиция. Многие средства массовой информации закрыти доступ к читательским форумам на своих сайтах, по-видимому, потому, что редакторы предполагали возникновение дискуссии на эту щекотливую тему. Намерения были благие: острожность, дабы не причить ущерб этническим группам. Однако эффект этого умолчания, оказался разрушительным. Мало того, что сторонники «Пегиды» убедительно выглядят в своем гневе на «лживую прессу». Даже умеренные граждане чувствуют себя жертвами политики дезинформации.

Недоверие – яд медленного действия. Еще прошлой осенью число беженцев Германии вызывало опасения, в том числе и в связи с угрозой сексуального насилия. И журналисты провели опрос среди представителей немецкой государственнойи уголовной полиции и министерств внутренних дел всех земель страны: «Совпадают ли данные полиции с отчетами об изнасилованиях и принуждении к проституции в лагерях беженцев, и как обстоит дело с информацией о сексуальных нападениях на местных женщин?»

С момента увеличения миграционных потоков, обусловивших прирост населения, число «преступлений на сексуальной почве» не увеличилось: информация была везде одинакова. А в Баварии после наплыва беженцев зафиксировано даже «некоторое снижение» этого вида преступлений. В Берлине, как сообщили чиновники на другом конце телефонной линии, валидной статистики на этот счет у них нет, но отчеты охранников лагерей беженцев свидетельсвуют о том, что не наблюдается увеличение сексуальных преступлений со стороны просителей убежища. Все это было сообщено с такой искренностью, что было принято журналистами как абсолютно достоверная информация.

Тщетная предосторожность

Между тем, не покидают сомнения. Может быть, что все эти заявления полиции – лишь все та же политически обусловленная мера предосторожности? По последним данным газеты «Die Welt», в Северной Рейн-Вестфалии уже с 2014 года, «министр внутренних дел, его госсекретарь и политики по внутренним вопросам всех политических фракций знали, что среди беженцев есть проблемная группа: выходцы из северной Африки, которые в массовом порядке занимаются воровством, пьют, преследуют и насилуют женщин» , (unter Flüchtlingen eine Problemgruppe gab: Nordafrikaner, die massiv klauten, tranken, Frauen belästigten und Gewalt verübten»). Однако с этим знанием, писала газета, «нужно обращаться очень осторожно, всесторонне взвешенно».

Но такая деликатность уже в прошлом, что означает: новогодняя ночь в Кельне стала переломным моментом. Криминальная информация, сокрытая под плащом предосторожности, подобно внезапной вспышке молнии получила освещение в СМИ. Но все же остается проблема доведения информации до граждан, когда не было озвучено этническое происхождение участников кельнских беспорядков. «Всеобщая подозрительность – вряд ли верный путь, как и табуирование этнического происхождения преступников. Здесь недопустима спираль молчания, не говоря уже о том, что она не должна исходить от полиции», — подчеркнул министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер. Кроме того, он подтвердил тот основной тезис, который журналисты услышали в ходе своего осеннего исследования: «В целом, уровень преступости среди ищущих убежища не превышает средних данных» («Insgesamt ist die Kriminalität unter Asylsuchenden nicht überproportional»)

Молчаливое большинство

«Спираль молчания» — интересное понятие. Следует учитывать, что на самом деле имеется в виду? Соответствующую концепцию, как известно, разработала социолог Элизабет Ноэль-Нойман на основе идей Алексиса де Токвиля и Фердинанда Тонниса. Суть этой концепции заключается в том, что общественное мнение обладает силой, способной подавить инакомыслящих, не прибегая к насилию. По Токвилю, многие люди подвержены страху быть отвергнутыми в случае возникновения споров  — «общественная изоляция хуже заблуждения». Люди склоняются к тому мнению, которое звучит чаще и громче иных, не потому, что изменяют свои убеждения, а потому, что не хотят попасть в изгои. Именно так Ноэль-Нойман описывает «спираль молчания». В сущности, это критика конформизма. Тем не менее, согласно ее концепции, «дерзкие» общественные союзы и правозащитники (die Hybris von Lobbys und Rechthabern) способны преодолеть конформизм молчаливого большинства, проводя и отстаивая позиции меньшинства. Полемические разногласия, звучащие как в общественных кругах, так и опубликованные в СМИ -  дети этого духа свободы.

Значимо то, что общественное мнение формируется на основе санкционированных высказываний и молчания. Оно устанавливает границы допустимого. И может позволять свержение власти, устанавливать новые уровни свободы, но также и подстрекать к погромам. В плюралистическом обществе общественное мнение не является герметичным блоком, диссидентские взгляды могут быть приняты в нем  и изменить его. Но оно не является простым сплавом голосов всех граждан, а представляет собой результат  ранжирования мнений по их значимости, общественному весу. Общественное мнение обретает свою силу, становясь частью сознания большинства.

Оценивая эффект актуальной «спирали молчания» в Германии, может возникнуть соблазн проинтерпретировать его как продукт так называемой культуры гостеприимства (Willkommenskultur). Ввиду того, что канцлер решила воплотить в жизнь свой слоган «Мы можем сделать это» (Wir schaffen das), опираясь на сострадание, укоренное в культуре немецкого народа, многие общественные деятели склоняются к тому, что инакомыслящих охватил страх выглядеть плохими людьми и, следовательно, они предпочитают молчать. В самом деле, никогда не наблюдалось такого молчания. Бегло осветить нежелательные события, приукрасить — это да. Но не более того.

Замалчивание информации чревато последствиями

Министр внутренних дел Германии назвал реактивированное понятие «спираль молчания» анахронизмом. Что является поучительным примером того, как понятие, утратившее свою диагностическую релевантность в современных условиях, все же что-то сообщает нам о нашем обществе, преобразуясь в метафору. Да, когда Ноэль-Нойман сформулировала свою концепцию, еще не было интернета. Но даже если представить, что определенные политические силы вступили в сговор с некоторыми ключевыми СМИ, чтобы скрыть преступные действия кучки иммигрантов, а руководство полиции действовало в соответствии со спущенным им предписанием, им не удалось бы создать «спираль молчания».

В то же время, когда журналисты, проведя опрос представителей уголовной полиции, получили обнадеживающие ответы, они все же зашли в интернет, чтобы, проверить, были ли на самом деле нападения или попытки изнасилования женщин со стороны мужчин-мигрантов. Поисковик выдал длинную ленту рассказов потерпевших или кем-то услышанных историй, и даже короткие отчеты полиции об уголовных происшествиях, в которых еще нет точного изложения всех обстоятельств дела. Социальные сети в Интернете, от Фейбука до анти-исламского портала «Politically Incorrect», собирают подобную информацию и тиражируют, сгущая краски и нагнетая страсти. Интернет является неукратимым распространителем, приглашая всех выразить свое мнение, в том числе анонимно, если в этом есть необходимость. Представленная информация может быть валидной, а может таковой и не быть. В любом случае, на немецких сайтах нет оснований опасаться попасть в изгои за убеждения. Спираль молчания здесь не имеет никаких шансов быть.

Все это не означает, что власти Северной Рейн-Вестфалии смотрят сквозь пальцы на выходки североафриканцев-преступников  и в первую очередь во время новогодней ночи в Кельне, и работу полиции можно описать словами: не волнуйтесь, в конце концов все образуется. Да, это так, но замалчивание информации чревато серьезными негативными последствиями. Данные об этническом происхождении правонарушителей-мигрантов могут быть столь же важными для понимания реальности, как выявление тех, кто в прошлом году совершил сотни нападений на ищущих убежище в Германии. Это заблуждение, что подобная информация может нанести вред. Напротив — вредно ее сокрытие.

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

Оригинал: J. Güntner «Das Ende der Schweigespirale» Neue Zuercher Zeitung, 20.01.2016

____________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/adaptaciya/za-barerom/noch-dlinnyx-ruk-konec-spirali-molchaniya.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

4 комментария к записи «Ночь длинных рук»: конец «спирали молчания»

  1. Marina:

    Что мне нравится в Германии, так это то, что, несмотря на выбранную тактику, работа всегда ведется на результат (хотя и с разной степенью успешности, как, в принципе и везде). Даже если полиция молчала о происхождении, работа шла, как в полиции, так и среди политиков.

    Заявления в полицию от потерпевших стали идти не сразу, а по мере освещения данного события и сообщений полиции. Поэтому отдельные репортажи стали появляться потом — просто нужно было больше подтвержденной информации, а не просто отдельные посты в соц.сетях.

    • Светлана Линс:

      Да, информация в СМИ о кельнских событиях появилась с явным опозданием. Хотя после прочтения о пресс-коде немецкой полиции, многие сообщения оставляют вопросы. Так, на swisscom-овском портале писали, что полицейским пришлом пересмотреть 350-часовую пленку видеозаписей, сделанных на месте событий, и так и не удалось идентифицировать хулиганов. И думаешь, действительно ли не удалось или не сообщают.

      В «Штерне» за 14 января сего года опубликован большой отчет о состоянии немецкой полиции «Sind wir noch sicher?» Информация просто шокирует: нехватка кадров, нечеловеческие перегрузки персонала. Только за 2015 год — 20 млн (!) часов переработки у полицейских. И это в период небывалого наплыва беженцев, которых полиция не в состоянии толком зарегистрировать. Кого-то по нескольку раз регистрируют, указывая разные страны исхода, кто-то вообще «не существует» на территории Германии. Не мудрено, что климиналитет и всякие гибридные «засланные казачки» чувствуют себя вольготно. Хотя изначально было понятно, что поток беженцев принесет и террор в страну.

  2. Larisa Basova:

    В Испании тоже бывали дебаты на предмет, указывать ли гражданскую принадлежность жертвы и преступника/правонарушителя.
    Публикации выходят и с ними, и без них.
    И я вот о чем хочу сказать. ЕСли ко мне на улице регулярно клеится африканцы с предложением своих сексуальных услуг, то это — проблема государства, т.к. эти ребята-маргиналы и им работы не найти.
    А если вообще мужики клеются, то это — моя личная проблема: не там хожу, не таак себя веду или еще чего.
    Когда недавно за мной один долзго шел, крича «Привет, красавица!», а потом подрезал меня и встал лицо к лицу, я отругала его и готова была обратиться в полицию, потому что обнаглели!
    И там я должна была бы указать, что пристают именно африканцы, а не мужики вообще.

Оставить комментарий