Из воспоминаний залетного скальда


Геннадий Чернов

gennadyi-chernov

О, арфа скальда! Долго ты спала
В тени, в пыли забытого угла;
Но лишь луны, очаровавшей мглу,
Лазурный свет блеснул в твоем углу,
Вдруг чудный звон затрепетал в струне,
Как бред души, встревоженной во сне.

Ф. Тютчев

«Ты увидел Осло, Осло увидело тебя»

Мое мнение о Норвегии всегда было благожелательным, и то, что в стране есть столица, такое мнение только закрепило. По приезду в Осло мы поняли, что Европа живет хорошо, славно выглядит, и в нас не нуждается. После краткой официальной программы первого дня, никаких событий дня два не ожидалось. Мы могли уехать в Холменколлен, а могли ощутить свою экзистенциальную заброшенность в центре норвежской столицы. Мы выбрали экзистенциальную заброшенность.

Первый кинжальный рейд мы совершили в сторону набережной, где сходу чуть не заскочили в ресторан, угнездившийся на симпатичном кораблике. Узнав цены, однако, мы засомневались в качестве предложенной кухни. Уже на берегу нашлось место, где кухня нас устроила. Уладив отношения с желудком, мы осмотрелись. После осмотра я применил сократический метод выявления истины: «Итак, — обратился я к спутнику голубых кровей, — ты увидел Осло, Осло увидело тебя, какие неутешительные выводы ты можешь сделать?»

oslo-norvegia

«Первое, — начал собеседник, уловив серьезность момента, — английского я не знаю, да и никого не знаю, с девушками не познакомишься. А второе, дома мне девченки уже телефон бы оборвали». Я совершенно согласился с первым пунктом, засомневался во втором, но там, как знать? Дома и стены помогают. «Воот. Значит будем ситуацию рассматривать не как проблему, а как возможность, — приободрил я его, — Здесь живут норвежцы, более того, они тут живут давно. Знаешь ли ты кого-то из знаменитых норвежцев?»

Мой визави никак не мог преключиться с ожидаемого провала на женском фронте: «Не помню». «Помнишь, просто расcтроен. Слышал про Грига, Гамсуна и Ибсена?» Подсказка подействовала. «А как же? Григ оперу «Пер Гюнг» написал!» «О-о! – обрадовался я его осведомленности, — И Ибсен там тоже был задействован. При такой эрудированности понятно, почему девченки обрывают тебе телефон. Так вот мы со скоростью «Танца Троллей» и осмотрим места боевой славы, связанной с этими ребятами, благо тут таких мест до послезавтра хватит».

Культпоход благотворно подействовал на потомка феодалов, почти как фильм «Неуловимые мстители» на школьников из фильма «Волшебная сила искусства». Наступил день, когда наши гудящие от культуры ноги ступили в стортинг. Парламент настолько поразил моего спутника, что он выразил его в непарламентских выражениях. Венцом визита явилось разрешение сфотографироваться в кресле президента стортинга, которым мы и воспользовались. Среди немногого, о чем я жалею в связи с эмиграцией, так это об утерянных фотографиях. Не хватает вида комфортного кресла президента, в котором я чувствовал себя так органично.

Водочная сага

Норвегия всплыла в 1993 году во всем ее нордическом очаровании неожиданно. Пока решал вопросы с визой в США, получил предложение дополнить группу из одного человека и в течение месяца поучаствовать в работе двух съездов и одного семинара, чтобы не столько заявить о величии своей родины, сколько сгладить впечатление от последствий этого величия.

Надо было провести попутно кое-какие переговоры, и волшебник, почти безвозмездно подаривший мне поездку в Норвегию, попросил еще об одной маленькой любезности: «И еще, Гена, присмотри, чтобы он не слишком пил». Человек, которого не решались одного отправить даже в страдающую от непомерных цен на алкоголь страну, был дворянского рода, что только подчеркивалось звучной фамилией, мил и любезен, и человек неплохой, но слишком молод, и не силен в английском. Ясность и кажущаяся простота поставленных задач меня окрылили, и начались сборы. Визы получили мигом, даже осталось несколько дней погулять по любимому мною Петербургу. И вот мы уже на таможенном досмотре, изрядно навеселе.

Времена были либеральные, проверки поверхностные: провозить полагалось не более полутора литров водки на человека, и когда таможенник спросил меня о количестве спиртного, я ответил, что везу не полтора, а три литра, и благожелательно рассмеялся, что вызвало не менее веселый отклик со стороны таможенника. Также шутлив был и мой спутник. Честность принесла свои плоды, и мы с аристократом въехали в страну фьордов с 6-тью литрами. Не в осуждение алкоголя, как и не в качестве его апологии.

stavanger-norvegia

Мне с первого дня не составило труда убедиться в удивительной красоте норвежской природы, но мои зарисовки бытоописательны, и поэтому описаний природы, равной великолепию размашистых тургеневских кистей не последует. Кратко завершу водочную сагу. Первый из съездов проходил в Ставангере, длился три дня, в которые мы дивились безупречности демократических процедур, пели какие-то объединяющие участников песни, будучи угнетаемые комплексом вины бывших оккупантов, налили двести грамм водки представителю одного из прибалтийских государств, и даже выучили два слова по-норвежски: такк (спасибо) и квель (вечером).

Съезд завершился успешно, думаю, не только благодаря участию нашей делегации. Резонно полагая, что торжество демократии надо отметить, мы, оперируя двумя норвежскими словами, моим безупречным литературным английским первой половины 19-го века, а главное, уместно вставляя для эмфатическго эффекта русское «водка», сумели сформировать небольшую, но спаянную группу, с которой замечательно провели оставшееся время в городе нефтяников.

В поезд маршрутом Ставангер-Осло мы привнесли незабываемый аромат ставангерских ветров и последний литр. Места в нашем вагоне к числу лежачих не относились, спать не получалось, сигареты закончились, и мы попытались их перекупить у не вседа дружественным нам нашим друзьям из бывшей Югославии. По косвенным признакам (не будем сбрасывать со счетов ароматы ставангерских ветров), югославы догадались, что у нас было, и торг прошел в тамбуре. Югославы отдали нам сигареты и, не выходя из тамбура и без закуски, выпили граммов 350 и потом привели своего брата, который сам ходить не мог, руками держать тоже ничего не мог, видимо частично парализован, и они ему просто налили в рот 100 граммов. Общий тон зарисовки ироничен, но не в этой части — просто жизнь идет без разделения драмы и иронии.

Тест на выносливость по части гурманства

Томный Тонсберг встретил нас красивым пейзажем, который мы не заслуживали. Норвежский месяц подходил к концу, а спиртное и деньги вышли еще раньше. Мой спутник, отпрыск древнего дворянского рода с очень звучной фамилией, которой я его называл, чтобы всякий раз подивиться контрасту между фамилией и человеком, на нее откликавшимся, сказал, что нет худа без добра. Скоро домой, и неделя в отеле с оплаченным питанием поможет сфокусироваться на чем-то главном. 4 дня из 7-ми прошли под кимвальный звон Конгресса политических сил разной ориентации, но объединенных любовью к Тонсбергу. А три последних дня превратились в тест на выносливость по части гурманства.

tonsberg-norvegia

Дело в том, что все семь дней нас кормили блюдами, в которых преобладали бесчисленные продукты моря, названий которых мы не знали. Даже рыбы оказались почти все неизвестные и почему-то разных цветов. К 7-му дню смотреть на это изобилие мы не могли и решили ограничиться бананами. К вечеру потомок с очень звучной фамилией предложил все-таки пойти в ресторан, чтобы было о чем вспомнить, случись налететь в календаре на дату 24 июля 1993 года. Я сдался, но поставил условием затребовать что-то очень простое. Не полагаясь на далеко не дворянское знание языка моего визави, я сам сделал заказ, упирая на незамысловатость запросов: «что-нибудь очень простое» трижды повторил я заклятие. «И если рыба, то просто белая».

Официант сделал все, что мог, и через полчаса перед нами стояли две тарелки всего с двумя ингредиентами. Первым оказалась рыба, совершенно белая, а вот рядом с ней лежала крутая горка улиток. На мой ошеломленный взгляд официант ответил: «Проще у нас нет». Чтобы не выказать неблагодарности, мы давились улитками, как могли. В тот вечер я дал себе обещание никогда не прикасаться к ним. Я нарушил бесчисленное количество обещаний за жизнь, но к улиткам так и не притронулся.

В Норвегии относительность времени абсолютна

holmenkollen

В давние времена, когда персики росли на яблонях, я убедился, что в Норвегии относительность времени абсолютна. Решил я из Холменколлена, где жил, пойти на электричку до Осло по неизбитому маршруту. Каждый норвежец знает английский в определенных пределах, и первого же встречного я спросил, сколько времени до остановки. Не раздумывая, тот ответил, что минут 10-15. Я даже пожалел, что так недолго наслаждаться красотами, и отправился. Минут через 15 я решил все-таки уточнить вопрос со временем у попавшейся на пути норвежки. Она уже задумалась, но ответ был схожим: «Минут 10-15».

Попетляв по холмам еще минут 15, я снова обратился к местным за помощью. Очередной норвежец с подбадривающей улыбкой обнадежил: «минут 10, не больше». Через следующие 15 минут, подустав, и потеряв надежду добраться, вновь прибег к совету аборигенов: «Минут 5», сообщили они. Через час я плюхнулся на станционную лавку, размышляя об относительности времени.

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/druzhim/iz-vospominani…letnogo-skalda.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

Назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий