Под звон фарфоровых колоколов

Инна Кампка

Inna-kampka

Спускаясь с горы, мы услышали странный звон. Что–то в нем было не в порядке: слишком матовое и, вместе с тем, нежное звучание. Это звонили фарфоровые колокола Фрауэнкирхе. Их отлили на Мейсенской фарфоровой мануфактуре.

«Мы будем жить на старой фабрике фортепиано»

«Мы едем в Мейсен», — сообщил мне Рене. О столице фарфора я была наслышана, но то, что Мейсен – очаровательный город с замком, расположенный на берегу Эльбы, оказалось для меня приятным сюрпризом.

meysen

«Мы будем жить на старой фабрике фортепиано, так называется наша гостиница». Старинное фабричное здание превратили в комфортабельный отель, сохранив его шарм: в ресторане звучит ласкающая слух фортепианная музыка, на стойке администратора элегантный скрипичный футляр, наполненный конфетами.

fortepianoНа каждом этаже гостиницы стоит старинное фортепиано в компании либо скрипки, либо виолончели. Мне удалось даже поиграть: хозяева не были жадными и не запирали инструменты, как это делают ревнивые работники музеев.

«Скорее, бродить по городу!» Мы пересекли Эльбу и отдались своей интуиции. Рене обратил мое внимание на меню рыбного ресторанчика, помещенное на большом щите; сначала шли «животные, живущие над поверхностью воды», то есть мясные блюда, которых насчитывалось всего три, а затем огромный список живности, обитавшей под поверхностью оной.

Вот такие пироги!

В окне булочной я увидела странное сооружение белого цвета, по форме и размерам напоминавшее надувной шарик размерами с голову младенца. «Это фуммель, — сказал мне Рене, — хочешь попробовать? Он сделан из теста, но полый внутри».

Meyssenskiy-fummelСтенки этого пирога тонки, как фарфор, и на это есть причина. В старину образцы фарфора послали с курьером из Мейсена в Дрезден. Тот имел слабость к возлияниям в придорожных харчевнях и перебил по дороге свой груз. Тогда мейсенский герцог приказал пекарям испечь фуммель для тестирования способности курьеров довезти фарфор в целости и сохранности. Пожалуй, сохранить этот пирог труднее, чем фарфор, настолько он хрупок. Так что герцог изобрел первый в мире алкотестер.

Любопытство наказуемо: фуммель оказался просто невкусным. Видя мое разочарование, Рене сказал:

baumkuchen- Идём в кофейню, я накормлю тебя деревянным пирогом! (Baumkuchen)

- Спасибо, но он не может быть более деревянным, чем фуммель.

Я сопротивлялась, но мой муж взял меня за руку и подвел к витрине, в которой стояло не менее странное произведение пекарского искусства.

- Знаешь, как его делают? Горячий шест постоянно вращается. На него тонкой струей льется тесто и запекается. За счет вращения шеста образуются слои, напоминающие годичные кольца дерева – поэтому у пирога такое странное название. Готовое сооружение обливается шоколадом. Получается пирог, по форме напоминающий штабеля колес; высота некоторых достигает полуметра.

Второй кулинарный деликатес из Мейсена оказался необыкновенным: вероятно, кроме оригинальной технологии, пекари обладают еще и секретом вкусного теста.

Здесь все крутится вокруг фарфора

Спускаясь с замковой горы, мы услышали странный звон. Что–то в нем было не в порядке: слишком матовое и, вместе с тем, нежное звучание. Это звонили фарфоровые колокола Фрауэнкирхе. Их отлили на Мейсенской фарфоровой мануфактуре.

farforoviy-organ. MeysenПозднее, посетив музей, мы увидели второе фарфоровое чудо: орган с трубами из этого благородного материала, созданный в 2000-м году.

А вот наконец и магазинчик фарфора. Пока Рене болтал с хозяином об искусстве и истории, я смогла изучить ассортимент. К удивлению своему, увидела близнеца кофейного сервиза, доставшегося Рене от бабушки: в Мейсене уважают старых дизайнеров и продолжают производить разработанные ими образцы. Цена сервиза меня поразила: «Рене, мы с тобой богатые люди, почти миллионеры!» Потом, посетив фарфоровую мануфактуру, я поняла, что такие цены оправданы: фарфор создается вручную, с использованием минимума приспособлений, и художники расписывают каждую вещь.

Есть также серийная посуда, на которую узоры приклеиваются, как переводные картинки. В сыром виде они забавны, как пятна желтого цвета с цветами на заднем плане. Это клей; когда посуда обжигается, он исчезает, сгорает. Показалось очень странным то, что художница покрывала вазу узорами из коричневой краски. «Это золото, — объяснила она. — Его растворяют в кислоте, называемой Koenigswasser (королевская вода), добавляют уголь и масло. После обжига выживает только золото».

Мы заболтались с приветливой художницей:

- А вы знаете, что способ производства фарфора был изобретен в Европе практически случайно? Иоганн Фридрих Беттгер, подающий надежды алхимик, был заперт курфюрстом Саксонии Августом Сильным в замке Кенигштайн, так как тот хотел быть единоличным владельцем секрета изготовления золота. Время шло, от прозорливого взора ученого ускользал и философский камень, и презренный металл, а герцог выражал нетерпение и недовольство. По удивительному совпадению комендантом замка, где трудился Беттгер, был известный физик и минералог, граф Эренфрид фон Чирнхаус, который долгие годы вел безуспешные работы по овладению секретом производства фарфора. Тюремщик и заключенный нашли общий язык, и в результате сотрудничества родился европейский фарфор. Бывший алхимик сделался директором фарфоровой мануфактуры, которая расположилась тут же в замке, стал богатым человеком, но позволение покинуть свою королевскую резиденцию – тюрьму получил только за несколько лет до смерти.

«В дыре» и на вершинах скал

interer pivnoy "Zum Loch"Вечером Рене повел меня обедать в Kneipe под названием «Zum Loch» (пивнушка «В дыре»). Заведение древнее, полное медной посуды, рыцарского оружия и прочего хлама.

Настоящая немецкая кухня, сытная и щедрая; бедному моему мужу пришлось отдуваться, съедая половину оставленной мною порции. Те были настолько огромны, что никакая женщина с бОльшим количеством не справится, и настолько вкусны, что никакой мужчина не согласится выкинуть хоть малую часть.v-pivnoy-v-dire

Официант рассказал нам о наводнениях и показал отметку уровня воды в 2002 и в 2013 году.

В 2002 году все горшки и самовары харчевни плавали в воде, так как эвакуировать их не успели.

В 2013 году все просто перенесли на второй этаж здания.

 

Утром в путь: Бастай, чудо природы, скалы.

Bastay

Мы подъехали на машине почти до уровня, соответствовавшего их вершинам и заметили, как высоко мы забрались, только подойдя к краю обрыва и увидев отвесные скалы напротив.

Я думала, такое бывает только в Америке, а оказалось, что старушка Европа тоже на что–то способна.

Bastay-meysenПотом прогулка по скалам; железные мостики и лестницы соединяют их вершины. У входа в заповедник не было контролера, стояла только касса доверия, куда путешественникам надлежало положить по 2 Евро.

Почему кони?

«Нам не нужно торопиться в Мейсен, чтобы успеть к ужину, — сказал Рене. – Взгляни на это современное здание. Это ресторан, в котором мы сегодня подкрепляемся, с видом на Эльбу и скалы. Это новый ресторан; когда я семилетним ребенком был с родителями на экскурсии в ГДР, мы обедали в том старом здании, что справа. Далее последовал рассказ об истории дома, который я не слышала: подо мою была пропасть, и мои мысли улетели в нее, унося воспоминания к другому случаю, к рассказу моего супруга о другом доме. То было у нас, на севере Германии. Мое внимание привлек фермерский дом, конек крыши которого был украшен двумя лошадиными головами.

- Почему кони? — спросила я. Рене ответил, при этом лицо его было необыкновенно хитрым:

Bastay- Германию привели в христианство, но у нее были свои боги. То, что ты видишь сейчас – это кони Вотана. Люди, которые жили в таких домах, заявляли, что они христиане и пойдут биться за Гроб Господень. Они нацепляли на себя консервные банки, одевали ночные горшки на головы, предварительно выплеснув их содержимое, брали в руки Mistgabeln, «навозные вилки», попросту вилы, но использование слова Mist рассмешило меня до слез)и воевали с мусульманами. Неудивительно, что последние заявляли, что от христиан дурно пахнет!

Уф, где же я? В средневековье или здесь, с моим мужем, который заметил мое состояние и возмущенно закричал:

- Кому я рассказываю? Ох уж эти женщины!

Это не женщины, это магия природы, противиться которой прекрасный пол не в состоянии.

* * *

Чудо закончилось, мы вернулись домой. В скором времени нам предстоял переезд, мы покидали полуостров Привалль.

В последний вечер, когда квартира была уже пуста, и мы забирали чайники и спальные мешки, я предложила прогуляться у моря, проститься с ним. Рене не очень хотел, но уступил. Потом он благодарил меня за настойчивость: такого изумительного заката ни я, не мой супруг никогда в жизни не видели. Так провожал нас Привалль…

zakat

Copyright Selivanov.  На этой подписи настоял Рене. Он все время пугает меня тем, что возьмет мою девичью фамилию, станет Селивановым и, чтобы подразнить меня, размещает свои фотографии в интернете под таким псевдонимом. И это для него естественно: он в душе более русский, чем многие мои соотечественники.

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/druzhim/pod-zvon-farforovyx-kolokolov.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

Назад к выпуску >>

к рубрике >>

Один комментарий к записи Под звон фарфоровых колоколов

  1. Елена:

    Спасибо за интересный рассказ! Изумительно, очаровательно, душевно! С уважением.

Оставить комментарий