Последние штрихи

Алла Ройтих Израильтяне в Берлине. Размышления во время путешествия — 3-я часть

alla-roytich

Предыдущая часть

В зоопарк (он считается одним из самых больших и красивых в Европе) мы пошли на второй день после приезда. В огромной многонациональной и многовозрастной очереди в кассу слышалась ивритская речь, и мы, по обыкновению нашей страны, подошли к незнакомым людям так, словно давно их знаем, и спросили о войне. Узнали, что в Холоне от взрыва загорелась машина, а в Ришон-ле-ционе и Ашдоде — жилые дома. Жертв, слава Богу, нет, но в эту войну все намного опасней: если раньше против нас выпускалась только одна ракета, которую было легко отразить противоракетным куполом, то сейчас – гроздья, отразить которые намного сложнее.

Сдавили, как всегда, невыплаканные слезы. Впрочем, это уже не исправить, как ни плачь, и боль из сильной постепенно переросла в тупую, хроническую. Но мы ведь израильтяне, а значит, не сдаемся! Значит, верим в Бога, в удачу, а прежде всего — в себя!

Поэтому в зоопарк мы заходили, изо всех сил нажимая на кнопку разделения на «тут» и «там».

Зоопарк. Отношение к животным и между животными

Berlin-zoo-u-ozera

Тут мы нашли синее зеркало озера в зеленой рамке плакучих деревьев — обитель роскошных розовых фламинго, яркую траву, много живописных уголков, вычищенные дорожки с уютными скамеечками, фонтаны (даже писающий мальчик был!) у прелестных маленьких дворцов, украшенных мозаикой и лепниной — закрытый вольер для животных. (Братья наши меньшие и любимые, живущие во дворцах — думаю, лучшей характеристики духовного уровня нации быть не может!).

berlin-zoo-pisayuschiy-malchik

Малыши заразительно смеялись, их родители восхищенно щелкали фотоаппаратами, молодежь радостно гукала и снимала ролики для «Ютуб». Все звери в зоопарке без клеток, и дружественные виды ходят друг к другу в гости, что мы и наблюдали: когда оленям привезли корм — парочку светлолистых деревьев — их сосед (тоже рогоносец, но более приземистый и темного окраса) резво поспешил на помощь.

berlin-zoo-gornie-kozli

Еще мы видели, как приносили дичь мелким плотоядным — камышовым котам, разным видам змей и тушканчиков: дохлых цыплят, крыс, еще что-то такое же отвратительное. Работник — молодой человек богемного вида с редкой гривкой, собранной в маленький хвостик, — бросал это в клетки без перчаток, прямо своими маленькими беленькими ручками, бескостными, как у годовалой девочки. Это покоробило. С минуту я наблюдала за ним: близко посаженные глазки абсолютно без выражения, подбородок отсутствует… Маньяк? Невольно подумала о многослойности душ непроницаемых немцев. И еще… А вдруг это — будущий Гитлер?.. Что за нездоровые мысли? Страшное «там» повлияло? Нет, уж скорее то, что почти каждый еврей видит в каждом немце Гитлера, и с этим пока ничего не поделаешь…

Потом очень долго сидели у вольера слонов. Пара — он покрупней, она помельче — медленно, плавно поглощала траву, иногда переплетаясь хвостами, ногами и хоботами, и была во всем этом какая-то щемящая тоска и утонченность — к сожалению, утраченная одержимым недуховными ценностями человеческим большинством. Он ей мух хоботом отгонял…

Разнокалиберные представители семьи кошачьих спали — ноль внимания и фунт презрения к почтеннейшей публике; обезьяны играли в настолько человечьи игры, что мы стали приглядываться — а не начался ли снова процесс их превращения?

С перерывами на завтрак (мороженое с лотка) и обед (пиво с чипсами и сосиской в уютном кафе в центре зоопарка) мы пробыли там ни много ни мало — целых 7 часов (без посещения Аквариума, на который просто не хватило сил). Удлиненный немецкий рабочий день пролетел, как одна секунда…

N.B. По сухой статистике, в Европе на одну женщину приходится пол-ребенка и полторы собаки. И те, и другие, родившиеся в этой стране, — счастливчики…

Alla-Roytich-s-sobakoy

Берлин запоминается своей разноплановостью

Два следующих дня прошли в экскурсионном автобусе: мы взяли билет на два дня плюс экскурсия на кораблике по реке Шпрее.

Berlin-ekskursiya

Примерно 20 станций, на любой можно выйти, а потом вернуться в другой автобус этой же турфирмы. Погода в эти дни была нестабильная, но приятная, а ночами для пущей стерильности чистейшие дороги поливались дождичком. На огромную территорию города приходится всего 3 с половиной миллиона жителей. Нет скученности, поэтому нам было так комфортно. Он разделен на зону А (центр), В (чуть подальше) и С (окраина). В любой конец можно добраться на метро, автобусе или поезде, а в бывшем ГДР (восточном Берлине ) ходит еще и трамвай, и, на мой взгляд, именно в этом и есть вся разница между частями.

vostochniy-berlin

Хоть Берлин и не считается одним из самых красивых городов страны и мира, он запоминается своей разноплановостью (не могу по ходу не отметить — резко граничащей с однотипностью лиц его жителей). Недаром тут снимают кино о разных уголках мира, начиная Уолл-Стрит и кончая российским совком! В Тель-Авиве все с точностью до наоборот: город молодой, архитектура несет на себе отпечаток максимум трех поколений, зато лица и типы самые причудливые, да еще раскрашенные многоцветьем эмоций).
Особенно врезались в память близко посаженные высокие прямоугольные окна домов с рамами на пару тонов светлее здания, и плоские крыши — в этом есть что-то ностальгическое, советское, а-ля рязановская «Ирония судьбы, или с легким паром» и наше счастливое пионерское детство. Это причудливое сочетание совка с готикой — каменными крышами и фигурами исторических и античных героев особого густо-бирюзового цвета — одна из визиток Берлина.

Сравнительный анализ окраин

Город сиял парками с ровными освещенными дорожками, идеально-ровными стрелками шоссе и кипельно-белыми прямоугольниками переходов — причем даже на самых крайних окраинах.

В Израиле человеку с чувствительной душой в такие места Тель-Авива лучше не соваться, но это, к сожалению, касается не только окраин, но и некоторых городов, даже центра. Однажды у нас с подругой были дела в старом центре Бать-Яма — так мы в течение двух часов не могли найти приемлемое место для перекуса! Совсем не улыбалось нам пить падший кофе из падшей посуды, в падшем месте, в окружении падших на вид личностей, и жевать видавший виды шницель. Так и ушли, помню, не солоно хлебавши…

berlin-spree

Шпрея, я думаю, самая медленная из всех рек (впрочем, как и жизнь в Берлине, и я все водное путешествие невольно сопоставляла тут и там в этом аспекте). Там все куда-то бегут, суетятся, мчатся, вечно никуда не могут дозвониться, вокруг каждой пары бегают дети, все друг друга перебивают. Тут все как в замедленной сьемке, малышей очень мало, и, по моим ощущениям, — все везде дозваниваются и получают все, что хотят.

Рядом с нами на кораблике оказались две молодые израильтянки. Они были серые от ужаса: только утром прилетели, и когда взлетали, — бомбили аэропорт .
Наши мужественные и великодушные близкие не хотели омрачать наш отдых, поэтому говорили, что все в порядке, а на самом деле… Землячки успели рассказать, что в эту войну погибло много наших солдат, что один из них потерял обе руки — что-то прямо с ним рядом взорвалось ( Раненый — это зачастую еще хуже, чем погибший: долгие муки, а потом — все-таки смерть…). Что женщине ракета прямо в спальню влетела в 7 утра, когда она была в ванной. Слава богу, что детей не было дома!

После речной прогулки мы долго и тяжело молчали. Да и зачем говорить, если думаем об одном и том же?

Шарлоттенбург

На пятый день посетили Шарлоттенбург — район изумительных дворцов, которые монарх построил для своей супруги Шарлотты. Позолота, статуи, клумбы, роскошнейший лес, тянущийся вдоль всей Шпрее. Очень высокие деревья закрывали небо и солнце. И ТИ-ШИ-НА! Какая-то совершенно особая атмосфера…

berlin-sharlottenburg

Мы не заходили во дворцы, а просто бродили по парку, смотрели в ярко-голубое небо, пытались покормить кусочками французской булки больших жизнерадостных белок (Такая пища их не интересовала, они с деловым видом искали что-то в высокой зеленой траве, грациозно крутясь, подпрыгивая и вертя ярко-рыжими хвостами, как пропеллерами). Предполагали — вот в этом дворце, наверное, жили монаршьи кони… А вот сюда они затаскивали служанок и других жен для страстного слияния в экстазе… А вот тут принимали гостей…

- Интересно, а у Путина дворец меньше?
- Да нет, больше на пару деревьев!

berlin-sharlottenburg-1

Потом гуляли по жилым кварталам, перекусывали в бесчисленных кафешках изумительную недорогую выпечку. Яблочный пай я поглощала в приятной компании: официантка принесла его уже с упитанной пчелой, отогнать которую не было никакой возможности. Впрочем, она так была поглощена едой, что неопасна, а потом к ней присоединился и воробей. И я их понимаю — было очень вкусно!

Alla-Roytich-v-berlinskom-kafe

Зелень, лужайки, беседки. Цвета яркие и чистые, как в детской книжке с картинками. Уютные внутренние дворы тихих окраин — это особенное впечатление! Наверное, я жила в них в прошлых воплощениях — да, да, не в одном! Даже сейчас, уезжая, я знала, что оставила там частичку своей души. До свидания, Берлин! Не скучай без нас! Жди, мы обязательно вернемся!
______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/druzhim/poslednie-shtrixi.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

Назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий