Остров блаженства или признание в любви к Швейцарии

shweicaria-lucern

Отто Лямпе четыре последних года провел в Швейцарии в качестве посла Германии. И считает это большим везением, потому как на фоне испытаний и невзгод в Европе и остальном мире Швейцария остается островом блаженства. Благодаря уникальному сочетанию высокой политической стабильности, ответственности гражданского общества, экономического процветания и социального мира.

В своем комментарии газете Neue Zuercher Zeitung Отто Лямпе рассказывает, что в начале своей карьеры хотел попасть в более экзотические страны. Но Швейцария, по его мнению, куда более экзотична, чем о ней принято думать. Что справедливо не только ввиду мультикультурализма этой страны, но и в силу подчас очень разных региональных особенностей в пределах одного языкового региона: базельский карнавал (Basler Fasnacht), Албанифест (Albanifest) в Винтертуре, Бернский Zibelemärit, Sechseläuten в Цюрихе, Bochselnacht в Вейнфельдене (кантон Тургау) или Fete де Vignerons (кантон Веве). Культурное разнообразие, продолжает Лямпе, так же неисчерпаемо, как и органично встроено в современную жизнь. Что также относится и к широкому спектру диалетов.

Гуманитарная сверхдержава

Отто Лямпе пишет, что Швейцария вышла из крайней нищеты и обрела устойчивое процветание благодаря упорному труду нескольких поколений, их творчеству, дисциплине, здравому смыслу и небольшой внешней поддержке. После столетий кровавых конфликтов, достигнув более или менее справедливый баланс региональных интересов, сформировав децентрализованную систему, применив субсидиарность и эффективное проведение в жизнь «воли народа» (Willensnation) – что и обусловило беспрецедентый успех этого сообщества.

И, конечно, главную роль играет весьма удачная модель прямой демократии. Лямпе стал ее большим поклонником за последние четыре года,  в то время как в Германии ее часто сводят к плебисцитным элементам. Но несмотря на всю критику, В Швейцарии хорошо отлаженая общественная система, а непрерывность исполнительной власти гарантирована через выборы. Кто хорошо работает на благо страны, может остаться в составе правительства даже 10 или 15 лет. Меритократия, основанная на демократических принципах, объединяет разные политические группы и предполагает совместную выработку консенсуса всех их представителей.

«Какая еще успешная страна в мире обходится только 7-ю министрами? Я знаю страны, которые не производят даже и пятой частьи ВВП Швейцарии, но содержат 25 министров. Не говоря уже о полчище государственных секретарей и других высокопоставленных лиц», — продолжает Лямпе. В этой стране нет синергетических потерь, так как нет изнурительных избирательных кампаний и сложных переговоров по созданию политических коалиций.

В Швейцарии ценится скромность. Здесь не приветствуется выставление собственных заслуг на показ. Но очевидно, пишет Лямпе, что Швейцария является не только экономической и социальной моделью успеха. С самым большим в мире числом гуманитарных организаций, с Международным комитетом Красного Креста, с успешными медиативными проектами, разработанными в в соответствии с международным гуманитарным правом, и с мировой репутацией объективного, нейтрального посредника Швейцария является гуманитарной сверхдержавой.

Эталонный тест лучших практик

Здесь приятно порожает низкий по сравнению с другими странами удельный вес федеральной политики в швейцарском обществе. Своего рода «республика-лайт», по определению Лямпе. Это также отражено в, по международным меркам, очень неприхотливом внешнем виде швейцарских политиков. Нет огромного персонала, нет больших лимузинов, нет телохранителей. Депутаты и министры всех фракций в большинстве своем свободны от тщеславия и доступны в любое время. Номера их сотовых телефонов есть на их визитных карточках, и с ними быстро переходишь на «ты».

То же самое относится к коллегам из МИДа, продолжает Лямпе: как правило, они симпатичны, скромны и очень компетентны. И, несмотря на все жалобы на увеличение бюрократии, в Швейцарии впечатляет высокий уровень эффективности политики и управления. И если выказывается недовольство представителями власти, то на высоком уровне. «В какой другой стране в мире возможны общественные дебаты о том, должны ли министры бесплатно парковаться рядом со своим офисом? – восклицает Лямпе. — Это вполне обычно в Берне, что, стоя у кассы в супермаркете, рядом может оказаться президент страны. И никто не превращает это в театр». Здоровая особенность эмансипированой буржуазии. Здесь взвешенная, высокоэффективная система – эталонный тест лучших практик для развитых демократий в нашем постиндустриальном мире, заключает Лямпе.

И, конечно, продолжает Лямпе, все дело в самой государственной основе: система, в которой «демос» (люди) и «кратос» (власть) связаны взаимным доверием, как ни в каком другом демократическом государстве – за почти 170 лет проведено более 300 референдумов. И это только на федеральном уровне. Изучение многих буклетов с народными инициативами является для граждан страны частью их образа жизни. И голосование по нескольку раз в год на всех уровнях власти и по любому вопросу, делает граждан по-настоящему ответственными за свою страну.

Таким образом граждане разделяют ответственность с исполнительной властью. Они, граждане, несмотря на все усилившуюся в последнее время критику властей, во время голосования не просто выражают свое разочарование теми, «кто выше», и не только учитывают свои собственные интересы, но часто заботятся о благосостоянии страны в целом. Последнее слово – за народом.

Швейцария и «большой Кантон»

Приезжающие из Германии всегда реагируют с недоверием, когда Лямпе рассказывает им, что швейцарцы отклонили инициативы по увеличению отпуска, проголосовали против увеличения минимальной заработной платы, как и против соотношения минимальной и максимальной зарплат «1:12». «Здесь у людей есть еще рациональное макроэкономическое чутье. Надеюсь, что оно сохранится и в будущем!» — восклицает Отто Лямпе.

Германия или «большой Кантон» ( как ее называют в Швейцарии — прим С.Л.), пользуется большим спросом в Швейцарии. И наоборот. Отношение к Германии здесь варьируются в зависимости от собеседника — от доброжелательности, уважения до сдержанности и отчуждения. Часто в комбинации. Немцы любят Швейцарию, но к швейцарцам — по крайней мере, на этой стороне «Рештиграбена» (Röstigraben – немецкого-говорящий регион Швейцарии) особой любви не испытывают. Хотя политический небосклон между двумя странами всегда безоблачен. Что не могут изменить некоторые досадные мелочи, полагает Лямпе.

Есть, конечно, продолжает он, некоторое межправительственные проблемы, по которым уже долгое время не найдено взаимного согласия. В основном это контракты, подписанные, но не ратифицированые. Как, например, двустороннее налоговое соглашение, которое в настоящее время в значительной степени устарело ввиду реализации швейцарской «белой денежной стратегии», а также с переходом на режим автоматического обмена информацией и волной саморекламы немецкого «налогового оптимизатора». Есть также не ратифицированные совместные транспортные проекты.

ЕС не в большой моде

Ообое место в последние годы, конечно же, занимали отношения между Швейцарией и ЕС — Евросоюз в Швейцарии не в большой в моде, признается Лямпе. К тому же в общественном мнении здесь задействовано много странных клише о «Брюсселе-монстре», как и некоторых государств-членов ЕС. Хотя позиция, что объединиться стремятся преимущественно бедные родственники, не доминирует, но все же инициатива о сдерживании массовой миграции часто оказывается в той или иной степени «белым слоном» на встречах швейцарских партнеров с представителями 24 государств-членов ЕС, аккредитованных в Берне. Лямпе убежден, что с некоторым акцентом на «национальный приоритет» (Inländervorrang light) можно было бы найти приемлемый выход из дилеммы между конституционной формулировкой и прежде достигнутыми двусторонними соглашениями. Лямпе надеется, что путь к гармонизации двусторонних отношений все же будет найден.

В заключение Отто Лямпе пишет, что для него это было определенно большой привилегией жить и работать в Швейцарии: «Мои любимые слова? «Zustupf» (небольшое спонсорство, как правило, имеет место в частном кругу – прим. С.Л.) и «heimatberechtigt» (связано со швейцарским феноменом «Heimatort» — принадлежность к общине, гарантирующая помощь бедным односельчанам — прим. С.Л.). И я буду скучать по многим вещам — катанию на лыжах в Бернском нагорье, живописным пейзажам, приветствиям с троекратным поцелуем, купаниям в Ааре («Ааре-Schwumm») и — да, также по местному диалекту. По чему я не буду скучать, так это по ценам, пробкам на трассе A1, радарам («Blitzer»), и NZZ. Потому что последняя есть, к счастью, в Берлине!»

Светлана Александрова Линс

В работе над этим материалом использована статья O. Lampe «Insel der Glückseligen», Neue Zuercher Zeitung, 10.7.2017

___________________________________

Активная ссылка на журнал «В загранке» при перепечатке обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/ino-strannye/ostrov-blazhenstva-ili-priznanie-v-lyubvi-k-shvejcarii.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий