И все-таки он немец!

Наталья Мантель «Мой нетипичный немецкий муж» — часть 2-я

(особенности немецкого национального характера, вычисленные методом «от противного»)

natalia-mantel

Протестант-революционер в одном лице

Фармацевтическая фирма, в которой работал мой муж, хоть и считается французской, но на самом деле давно является транснациональной, и представлена более, чем в 140 странах мира. В каждом регионе есть своя группа, а немецкий центр уже более 10 лет находится в Берлине, ну а «мозг» — в Париже. Моего мужа знали даже самые высокие начальники только потому, что он всегда был отчаянным борцом за правду и справедливость, протестантом-революционером в одном лице.

Все началось с того, что все коллеги моего мужа и он сам, рискуя жизнью, ездили и в снег, и в метель с летними шинами, то есть покупали за свои деньги зимние, а сотрудники администрации получали таковые бесплатно, хотя им нужно было лишь проехать по большому городу, где улицы регулярно расчищались, до подземной автостоянки и обратно домой. Так вот на одном из совместных заседаний разъездных работников и администрации мой муж не побоялся и высказал главному шефу по Германии эту проблему вслух, так как ответа от регионального руководства он так и не дождался. В результате, босс «рвал и метал» в сторону местных начальников, это жизненно важное дело решили быстро, хотя моего супруга уже тогда занесли в «черные списки» непокорных.

Он затем не раз «портил кровь», но только по делу, своему непосредственному мюнхенскому «штабу»: некоторых высокопоставленных менеджеров из-за этих конфликтов даже переводили на другую работу, иногда с повышением, но в более «безопасное место». Но всегда мой супруг добивался необходимого результата, а не шептался, как другие, потихонечку по углам. В итоге, с уходом на пенсию его поздравил бывший главный немецкий шеф, позже занявший высокий пост непосредственно во Франции, который сожалел о «потере» такого активного, хотя и неудобного работника!

 Пионер нововведений

Существует мнение, что чем старше становится человек, тем он все консервативнее, и поэтому ему труднее осваивать различные нововведения, более того, он их страшится и всячески избегает. Так случилось и во время повальной компьютеризации на фирме среди коллег моего супруга, многие из которых поначалу панически боялись РС как бюро-«монстра», но только не мой муж! Его можно назвать пионером внедрения интернета в повседневное пользование врачами местных частных практик, которых он навещал во время работы в своем регионе на юге Баварии.

Для этого он нашел одного супер-специалиста (врача и компьютерщика в одном лице), вместе с которым проводил семинары для «чайников», которыми были поначалу многие экскулапы, а также позднее для более продвинутых из них — интернет-конференции. Даже его личный веб-сайт появился, приблизительно, на полгода раньше, чем официальная страница известного фармаконцерна, где он трудился. С помощью компьютерных журналов мой супруг самостоятельно продвинулся не только в овладении навыков общения с РС, но и стал настоящим интернет-«фанатиком», что помогает ему и сейчас, особенно, при написании книги или же в подготовке открытия виртуального музея игрушек.

Охота к перемене мест

Еще одна совершенно нетипичная для западного человека черта характера моего супруга – это нежелание привязывать себя к одному, какому-то конкретному месту проживания. Он смеется, предполагая шутя, что скорее всего цыганская кровь у него течет в жилах, недаром его так тепло принял в московском ресторане цыганский хор и спел несколько песен именно для него. У немцев самое первое желание — иметь машину, но главной мечтой всей их жизни является строительство собственного дома или же приобретение своей квартиры. Мой муж не унаследовал от родителей никакого капитала, и он не мог в начале карьеры в фармаконцерне предвидеть, что будет позднее зарабатывать наравне с ИТ-специалистами — самой высокооплачиваемой категорией наемных работников. Да и женился он лишь в 55 лет, когда многие уже думают о пенсии.

Поэтому брать ипотечный кредит, хотя ему были бы рады в любом, самом престижном банке, на строительство дома он не стал, не желая связывать своего будущего ребенка платежными обязательствами: ведь деньги даются в рассрочку на 20 или 25 лет. Он насмотрелся на соседей, которые всю жизнь экономили буквально на всем, отказывая себе в отпуске даже в соседние страны или в хорошей еде, лишь бы рассчитаться за дом. A были случаи, когда люди лишались и частично оплаченного жилища и крова, если становились безработными или разорялись: их просто «выбрасывают» на улицу вместе с детьми и вещами, которые не забрали для погашения долга! Поэтому муж нашел компромиссное решение – снимал большую квартиру, а затем и целый дом сначала для себя одного, а затем и для нас троих, чтобы насладиться прелестями тихой и спокойной деревенской жизни после стресса рабочего дня.

Самое главное преимущество «съемного жилья», на наш взгляд, в том, что мы свободны в выборе места проживания и можем без проблем поменять его по любой причине: из-за соседей или климата, обстановки в регионе или целиком по стране, смены рабочего места или после выхода мужа на пенсию, чем мы и воспользовались, прожив около 8-ми лет в Альгое (юг Баварии), уехали сначала в Португалию, а затем в Ирландию.

Достаточно быть 80%-ым  немцем…

Пожалуй, невозможно найти такого штриха традиционной черты характера, результат анализа которой дал был заключение в отношении моего мужа – «типичный немец». Да, он — аккуратист, но не подвержен широко распространенному «заболеванию» — «путцтойфель» (Putzteufel), что дословно можно перевести «чертовская зацикленность на уборке». Я вообще не понимаю, зачем все так тщательно надраивать с сильнейшими моющими средствами, а потом ходить в ботинках по дому прямо с улицы, а подростки вообще не удосуживаются разуваться, валяясь на кроватях своих друзей. Да, мой муж раскладывает свое нижнее белье по полочками, как и носки, сортируя по цвету, но это скорее не признак педантизма, а приверженность системе, удобной для быстрого поиска. Раньше над ним довлело распространенное среди немцев стремление – быть 100%-ным, но затем он понял, что в жизни достаточно, скажем, и 80%, главное — не стать хаотом.

Есть, пожалуй, все-таки одно завидное свойство его натуры – пунктуальность, которая якобы характерна для всех коренных жителей Германии. Однако, к сожалению, это давно уже не распространяется на всех там живущих и работающих, в том числе и на немецкую железную дорогу (Deutsche Bahn). Pаньше начальник станции мог застрелиться, если паровоз опаздывал на пару минут, a теперь, если хочешь вовремя успеть на пересадку с экспресса и региональную электричку, то бронируй на час или 2 позже отправление следующего поезда в пункте встречи. Мой супруг планировал различные культурно-спортивные мероприятия на год, а то и больше вперед, а опоздание для него и сейчас, будучи на пенсии, «смерти подобно»: он лучше приедет на 2 часа раньше на регистрацию билетов в аэропорт, чем будет дергаться, боясь не успеть, да и на частные встречи является заблаговременно. В таком же духе он воспитал меня и сынишку, и мы тоже стараемся его в этом не подводить. Как говорится: «точность – это вежливость королей»!

Кавалер ушедшей эпохи

У моего супруга напрочь отсутствует тщеславное превосходство над другими из-за своего более высокого уровня жизни. Скорее всего потому, что ему пришлось студентом испытать самое тяжелое финансовое положение в своей жизни: снимать комнату с дырой в стене у зловредной старухи (недаром его любимый писатель Достоевский, а герой — Раскольников), пока ему дали место в общежитии. Поэтому он с большим пониманием относится к тем людям, которые до сих пор живут в стесненных жилищных условиях. Когда мы с ним были в гостях в Москве в коммуналке, то больше всего переживали и стеснялись сами хозяева, а он спокойно вспоминал о своей молодости, правда, сознался, что сейчас бы не смог так прожить ни одного дня.

Нет доказательств того, что мой супруг принадлежит к дворянскому сословию, может быть потому, что он не в состоянии проследить свое генеалогическое древо дальше, чем до бабушкиной родни. Однако, дело ведь не в наличии или отсутствии «голубой крови», а в самой «породе», которую, как и у животных, легко распознать во внешнем виде. Статная осанка плюс греческий профиль, ухоженный внешний вид и аккуратная прическа, умение стильно одеваться и держаться на уровне в любом, в том числе и в высшем светском обществе, талант быть душой кампании, а также непосредственная манера общения с людьми простыми, с более низким уровнем образования, а также с детьми,  – все это говорит о врожденно-приобретенных качествах характера, позволяющих охарактеризовать моего мужа как джентельмена, одного из последних кавалеров ушедшей эпохи романтического и учтивого отношения к дамам, представителя малочисленной интеллигентной «прослойки» сегодняшнего немецкого общества.

На фонe турко-итальянских мачо и возрастающего количества затюканных феминистки настроенными немками-мамашами слабаков (Weichei) среди современных немецких мужчин, моего же супруга можно отнести к очень редким экземплярам «последних рыцарей» Германии.

Продолжение

_____________________________
При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/ne-dlya-turista/i-vse-taki-on-nemec.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий