Расхожие клише или несколько штрихов к национальному портрету швейцарцев


swiss-clishe

Для многих, кто знает о Швейцарии понаслышке, ее жители чаще всего представляются пунктуальными, упертыми в работу и почти всегда скучными. И уж конечно, мало кто знает, что швейцарцы — очень разные не только ввиду несметного числа диалектов, а еще и потому, что здесь живут люди, говорящие на разных языках — немецкоязычные щвейцарцы, романдцы, и италоязычные жители Тессина. И все они постоянно подтрунивают друг над другом, выискавая нетипичные для «настоящих швейцарцев» черты.

Поэтому у швейцарцев много расхожих клише, отражающих эти поиски индентичности. О некоторых из них вы уже могли почитать в других материалах нашего журнала, рассказывающих о швейцарском национальном характере и особенностях его жителей в разных частях страны.

К общенациональному празднику 1 августа немецко-язычная редакционная коллегия швейцарской газеты Coopzeitung решила выяснить у своих коллег в Романдии и Тессине, насколько эти предрассудки соответствуют реальности. Их ответы — это еще несколько интересных штрихов в ментальному портрету швейцарцев, которые расширят представление об этом удивительном народе, и конечно же о его юморе, тонком, но при этом приправленном хорошей долей перца.

Итак, представляю вам эти клише:

Романдцы, если бы могли, то присоединились бы к Франции

Аллен Вей:«Помогите! Почему это? Наши немецко-говорящие соседи должны быть сумасшедшими, чтобы поверить в нечто подобное! Просто подумайте об общественном транспорте во Франции… А что касается остального (но мы бы не стали говорить об этом слишком громко): почему мы, так привязанные к нашим кантонам, должны терпеть централизацию, как во Франции, где Париж всем регионам навязывает свои законы? Сложно, сложно. Бедные французы! Каждые пять лет они выбирают президента, который неизбежно разочаровывает их. Нет, ни один житель Романдии не хочет принадлежать Франции. Если захотел бы, он эмигрирует. Серьезно, в 1980-х годах, возможно, еще было несколько западных швейцарцев, которые были в восторге от Страны Просвещения. А сегодня? Нет. Спасибо!»

Жители Романдии расценивают ограничение срокости не как предписание, а как предложение

Мелания Хааб:«У нас есть шутка: «Почему автомобильные дороги в Вале прокладываются по бокам? Так чтобы можно водить машину в нетрезвом виде!» Однако, шутки в сторону. Вы когда-нибудь ездили по Берну? 15 бесконечно длинных километров со скоростью пешехода. Фишка в том, чтобы двигаться выше допустимой скорости — но не настолько быстро, чтобы не засветиться перед радаром. Так как полицейский сказал мне, что почти все засвечивались бы, если бы радар на шоссе был установлен хотя бы на 124 км /ч, так что ограничитель скорости в 120 км/ч – это только рекомендация. Вождение на десять процентов быстрее, чем предписано, мне кажется хорошим компромиссом. Моему последнему автомобилю 15 лет, поэтому я щажу его, соблюдая ограничение скорости — более или менее…»

Романдцы страдают комплексаом неполноценности по отношению в немецкоязычным швейцарцам

Тьерри Делиз: «Забавно, я никогда не слышал об этом стереотипе. Почему мы должны страдать от комплекса неполноценности? Потому что нас меньше? Именно поэтому мы убеждены, что у нас все лучше! Живя между вами (немецкоязычной Швейцарией – прим. Л.С.) и большим соседом Францией, мы в гораздо большей степени страдаем от естественного рефлекса самосохранения. Мы вынуждены бороться, чтобы выжить в стране, где почти все, что имеет значение, решается и передается на вашем (немецко-швейцарском – прим. Л.С.) языке. Часто забывают, что страна пролегает и по другую сторону Сааны (Саана – река в кантоне Фрибург, свреобразная языковая граница между немецко- и франкоговорящей Швейцариейприм. С.Л.). Вот почему мы хотели бы напомнить вам (немецкоязычным швейцарцам – прим. С.Л.), что регион Женевского озера переживает более высокие темпы экономического роста, нежели регион Цюриха, и что мы почти лопаемся от гордости, когда франкоязычные швейцарцы получают Нобелевскую премию или выигрывают на Открытом чемпионате Франции».

Романдцы не так сильно озабочены охраной окружающей среды

Софи Дюрренматт: «Это серьезно? Во-первых, я обратилпсь в Федеральное управление по окружающей среде по поводу информации о разделении отходов по кантонам. Об этом там нет информации. Я исследовала число био-ферм по обе стороны Сааны. Наши соседи с их 5903 фермами имеют небольшое преимущество по сравнению с 1129-ю, расположенными в западной Швейцарии. Исходя из наших площадей (23 процента страны) у нас должно быть 1358 био-ферм. Что касается производства солнечной энергии, ни Федеральное управление энергетики Швейцарии, ни Swiss Solar не могут назвать мне цифры статистики. Несколько отчаявшись, я сосчитала количество стеклянных бутылок с водой (по сравнению с PET-бутылками) здесь, во фракоязычной, и немецкоязычной редакциях Coopzeitung. На сегодняшний день: немецкоязычная Швейцария — 7 / Западная Швейцария — 5. Притом, что в немецкоязычной редакции почти в два раза больше штата».

Романдцы не любят упорно трудиться

Хлое Вильхем: «Скажем так: франкоязычные швейцарцы ценят хорошие вещи в жизни. Мы работаем, чтобы жить, а не наоборот. Я выросла с английской матерью и немецкоязычным отцом-швейцарцем, живу во Фрибурге, работаю в Базеле и делю квартиру с соседкой из немецкоязычной Швейцарии. Поэтому я не могу быть объективной. Но я не думаю, что это клише — правда. На самом деле, я признаю, что немецкоязычные швейцарцы более строго относятся к работе, в то время как естественная гибкость часто приводит к лучшим решениям. В любом случае, могу вас заверить, что совместная жизнь и совместная работа доставляют удовольствие и часто даже вызывают смех, например, когда немецкоязычные и франкоязычные швейцарцы имитируют акценты друг друга».

В каждом тессинском доме есть пара деревянных башмаков и ночной горшок

Даниеле Пини: «Конечно, но это еще не все. Есть также бабушки, одетые во все черное, вооруженные крапивой, преследующие молодых женщин в мини-юбках. И люди, которые пьют из горлышка на полях, когда они работают. И полицейские, которые 10000 раз закрывают глаза, когда кто-то нарушает закон. Нет, ночные горшки и деревянные башмаки почти исчезли из Тессина, возможно, потому, что даже немецко-швейцарские туристы их уже не покупают. Самое большее, их покупают только некоторые их гостей из Азии…»

Тессинцы не умеют зажигать фары, поровачивая машину

Наталия Феррони:«У водителя с номерным знаком Тессина, который зажигает фары на повороте, обязательно будет течь кровь из другой стороны Готхарда (горный массив, на котором расположены кантоны Вале, Граубюнден и Тессин – прим. С.Л.). Потому что для нас, тессинцев, зажигать фары — не более, чем опционально. Наш темперамент и так заметен во время вождения. Мы хорошо импровизируем и быстро реагируем за рулем, короче говоря, мы показываем, что на проезжей части можно обойтись и без мигания фарами. Но зачастую у нас нет времени тормозить. В этих случаях мы громко сигналим».

Тессинцы живут в отеле «Мама» вплоть до свадьбы

Паоло Д‘Анжело:«До свадьбы? По сравнению с немецкоязычным швейцарцем, да, мы немного маменькины сынки. Но уход из дома не всегда совпадает с судьбоносным «Да». По последним статистическим данным, тессинцы делают шаг к самостоятельности в 26 лет, в то время как остальные швейцарцы — в 24,5 года. Но многие остаются с родителями дольше не потому, что это так удобно, а из-за того, что нет другого выхода. Также потому, что нет постоянной работы, либо потому, что зарплата слишком низкая ввиду высокой стоимости жизни в Тессине. И еще одна вещь: в 1970-х и 80-х годах почти все швейцарцы покидали отчий дом в 20 или 21 год!»

Тессинцы не любят швейцарский немецкий язык

Корнелия Коппеале: «Когда я смотрю на швейцарские номерные знаки, я обнаруживаю, что ZH означает Zwenig Hirni. AG означает Achtung Gefahr и LU — Löli unterwegs. BS может означать Bsunders Stuur и TI — Truurige Italians или Typical Italians… Иными словами, если вы просто посмотрите на дорогу, то покажется, что мы не очень любим друг друга. Но мы — нация воли: осознание мирного сосуществования сильнее, чем борьба за идентичность. Хотя нам действительно не очень нравится швейцарский немецкий. Scusate…»

Тессинцы всегда — веселые и шумные

Рафаелла Бригнони: «Это верно. Это может подтвердить любой, кто когда-либо путешествовал поездом из немецкоязычной Швейцарии в Тессин. Даже в секции первого класса совсем не тихо. Тессинцы просто не понимают значения этого разделения на классы. Зачем отказываться от машины, если не наслаждаться, бесконечно названивая кому-то или с удовольствием болтая под бутылку Мерло с бутербродом с салями? Что я могу сказать? Поскольку мы также мастера обвинять других, я утверждаю, что мы почти как глухие, — громкие и шумные, потому что мы выросли с итальянским телевидением».

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

В работе над эти материалом была использована статья «Stimmt es, dass ihr…?» , Coopzeitung, No 31, 29 Juli 2019, S. 16-21.

_____________________________
При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/ne-dlya-turista/rasxozhie-klishe-ili-neskolko-shtrixov-k-nacionalnomu-portretu-shvejcarcev.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

2 комментария к записи Расхожие клише или несколько штрихов к национальному портрету швейцарцев

  1. Хилола:

    Очень похоже на клише валлонцев и фламандцев в Бельгии. Я с удиулением открываю это для себя в общении с Дидье. Валлонцы мягче ижизнерадостнее. Они утверждают, что Бельгий это их страна, в которую они когда-то опрометчиво пустили фламандцев, буквально разделив с ними на первых порах свои дома и свой кусок хлеба, когда фламандцев изгоняли голландцы. Я в эту историю сама вдаваться не стала. Просто передаю версию Дидье, а в его лице большинства валлонцев. Хотя он признаёт, что фламандцы более организованы и рациональны. У них меньше коррупции. Что наглядно видно по ухоженой, чистенькой Фландрии и расхристанной Валлонией со скверными дорогами и мрачными, серыми городами. Фламандцы активно борются за выход из Евросоюза и из Бельгии. Они первыми начинают всякие межетнические разборки (не забывайте, что это мнение валлонца. Уверена, что фламандцы тоже утверждают «это они первые начали».
    Мне кажется, что сказывается разница между романским — лёгким и беспечным теспераментом жизнелюбов и лентяев, всегда радостных, слегка подвыпивших, живущих скорее восточным, итальянско-мафиозным семейным укладом,в котором даже и коррупции не надо, а один член большой семьи, добравшись до власти, протаскивает и расставляет в ответственных местах членов своей семьи. И германским — строгим, национало-патриотическим укладом. Здесь несколько холодные порядок и дисциплина превалируют над душевностью.
    Мне кажется, что разница такая же, как между северными и южными регионами Франции. Недаром самый южный город Франции скорее напоминает не среднеевропейский город, а арабский или сицилийский, с коррупцией и семейственностью.
    Для меня это как разница между Москвой и Ташкентом. Городами, между которым я свою первую половину жизни протелепалась.В Ташкенте тебя закормят, задарят подарками, затискают-зацелуют, но не оставят в покое ни на минуту ни днём, ни ночью. Тепло, порой даже жарко, чувствуешь себя защищённой, но никакой свободы. Никакого права на интимность и индивидуальность. Сплетни, узкие рамки неосуждаемого, своя мода и уклад жизни. Для меня цена этой защищённости удушающая.
    И Москва, которая «слезам не верит», холодная, рациональная. Полная свобода. Живи как хочешь, одевайся и веди себя так, как тебе вздумается. Никому до этого дела нет.И в то же время ты полностью ответственна за себя и своих детей.
    Конечно же это клише. Жизнь, слава богу, разнообразнее, красочнее. Она предоставляет бесконечное множество комбинаций в любых сочетаниях и пропорциях.

    • Светлана Линс:

      Да, очень важен ракурс и масштаб рассмотрения. Да, семейственность и коррупция — это больше от Востока и Юга, скажем так. Но у немецкоязычных швейцарцев тоже есть кумовство и семейственность. Но мне интереснее другой феномен, кстати, активно культивируемый в Швейцарии — это поддержка «своего». Причем, на любом уровне. На работу возьмут своего, если есть выбор. Подряды дадут своему, если какая-то стройка в общине, то сначала рассматривают свои местные фирмы. Еда, так вообще только своя, если это не бананы… Даже немецкий Альди вынужден ставить на упаковку швейцарские флаги.

Оставить комментарий