Швейцария: секрет успеха

shweyzaria-rigi

Швейцария настолько прекрасна, что стала неким мировым клише для привлечения туристов: саксонская «Швейцария», приднестровская, финская, даже латиноамериканская и ближневосточная. Но во всех этих «копиях» отсутствует главное – сами швейцарцы.

Альпийская идиллия

Упоминание о Швейцарии, помимо банков, часов и шоколада, неизменно вызывает в сознании альпийскую идиллию. Да, Швейцария — это прежде всего горы, среди причудливого множества которых 44 величественные вершины свыше 4 тыс. м, покрытые вечными снегами, в хорошую погоду ослепляющими своей белизной. И хотя самая высокая вершина Альп, Монблан, находится во Франции,  Швейцарии досталась самая красивая гора — Маттерхорн.

Там, где нет гор, разлились озера, маленькие, большие и огромные, иногда синие, иногда изумрудно-зеленые и такие чистые, что воду из них можно пить, не опасаясь. Между озерами журчат кристально чистые ручьи и речки, иногда водопадами сбегающие с гор. Где нет ни гор, ни озер, ни речек, раскинулись тучные луга, зеленые и разбавленные яркой политрой полевых цветов. С грациозно пасущимися буренками, создающими свой собственный йодль тяжелыми колоколами на шее.

shweicaria-lucern

Города часто построены у озер, и один краше другого, с заботливо сохраненными фасадами старых зданий, безупречно чистыми окнами и обилием цветов на балконах и в палисадниках. С пешеходными зонами, обрамленными уютными магазинчиками и уличными кафешками. Все картинно, чисто, размеренно и веет особым спокойствием и благостностью. Хотя, двигаясь по автобану с запада на восток, можно встретить и аккуратно запакованные учреждения секс-индустрии. Они официально разрешены в стране, но ни в коем разе не портят собой ее пасторальный ландшафт.

Да, Швейцария не только красива, она прекрасна. Настолько, что стала неким мировым клише для привлечения туристов. Повсюду можно услышать или прочесть что-то типа «саксонская Швейцария», «приднестровская Швейцария», «финская Швейцария» и даже «латиноамериканская Швейцария», как себя назвала Коста Рика, или же «Швейцария Ближнего Востока», как десятилетиями позиционировал себя Ливан.

Не языком единым

Однако во всех этих «швейцарских» имитациях отсутствует почти все — Альпы, мюсли, раклет и одна из самых твердых валют в мире. Но самое главное, в них отсутствуют швейцарцы со своей удивительной конфедерацией. Какие же они, швейцарцы? Они разные — франко-, немецко-, итало-говорящие, и реторомандцы. Последних насчитывается около 50 тыс., но тем не менее все официальные документы Швейцарской конфедерации представлены на 4 государственных языках страны.

И уже в этом пункте швейцарцы опровергают расхожий тезис о том, что нация формируется в единстве языка. Здесь этого единства не было никогда, да и по сей день очень сильны диалекты, по которым без труда можно распознать, жителем какого кантона является швейцарец. Но, что удивительно, «вавилонского столпотворения» при таком многоязычье не случилось. Наоборот, вот уже более 700 лет между представителями разных языковых групп в Швейцарии сохраняется живой диалог и взаимопонимание. Живой, потому что они любят подтрунивать друг над другом, и часто довольно ехидно и злобно. Ведь у всех них не только свой язык, а также темперамент и образ жизни. И все же при всех социо-культурных и этнических различиях, они обнаруживают удивительную сплоченность вот уже на протяжении стольких веков!

«Что удерживает швейцарцев вместе, а что отделяет их от больших родственников, если не любовь друг к другу, — задается вопросом писатель Мартин Зутер. – Жители Тессина не считают себя итальянцами, так же как романдцы – французами, а немецко-говорящие швейцарцы – немцами».

Поразительный социальный и культурный эксперимент

Ответом могут послужить слова швейцарского социолога Жана Циглера (Jean Ziegler), который как типичный швейцарец не устает критиковать свою родину (и даже написал книгу «Империя позора», „Das Imperium der Schande“), но тем не менее гордится ею: «Швейцария является поразительным социальным и культурным экспериментом, совершенно непонятным для остальных разумных существ, но очень эффективным. Жители конфедерации всегда делали все в противоположность всех окружающих их народов. В эпоху феодализма они были республиканцами, во времена формирования национальных государств они сохранили конфедерацию, и сегодня, в объединяющейся Европе, они стоят особняком, как упрямый ежик».

Швейцария – это содружество гордых, независимых кантонов, каждый из которых имеет свою собственную историю. И все же Швейцария — единая страна, потому что ее граждане этого хотят. Союз кантонов, строящийся на принципе добровольности и убеждении, что эта форма взаимодействия в настоящее время является лучшим решением для всех ее субъектов. Чувство общности, этакое швейцарское «мы», сплавляется посредством ряда общих символов: клятва Рютли*/, швейцарский флаг и Красный Крест, лимонад Rivella и Роджер Федерер и многое многое другое. Именно мелочи повседневной жизни гомогенизируют швейцарскую нацию, не создавая у жителей страны тревожного ощущения, что кто-то покушается на их идентичность.

В Швейцарии даже история конфедерации преподается в дополнение к истории каждого кантона. И в этом кроется ключ к пониманию секрета жизнеспособности швейцарской государства — процесс объединения не навязывается сверху, а исходит cнизу, от рядовых граждан.

При этом Швейцария излучает невозмутимость и спокойствие. «Это наша добрая традиция. Мы стараемся ни при каких обстоятельствах не выражать большой энтузиазм, сохраняя внутренний баланс», — эта цитата из книги «Размышления о современной Швейцарии» («Betrachtungen zur Schweizer Gegenwart»), вышедшей в свет еще в 1950 году, и сегодня ничуть не утратила своей актуальности. Действительно, швейцарцы не будут реагировать с энергичными жестами на «бурю в стакане воды». «Швейцарцам не даются драмы, они не способны и к трагедии. Хотя и к комедии тоже», — замечает уроженец Германии Вольфганг Бортлик в своей книге «Вперед, Швейцария» (Wolfgang Bortlik «Hopp Schwiiz»).

shweycaria

«Так в нас это и сидит»

Между тем, страна состоит из 26 кантонов, в которых «большинство населения живет почти беззаботно, они обеспечены и застрахованы, — как однажды выразился Дюрренматт. — Церкви, образование и больницы по доступным ценам, кремация в случае чрезвычайной ситуации производится бесплатно». Это счастье — родиться швейцарцем, как впрочем и умереть. И далее продолжает писатель: «Но чем заняты люди между рождением и смертью? Мой швейцарский ответ: работой».

Ему вторит старейшина швейцарских частных банкиров Ганс Фонтобель: «Это все еще сидит в наших костях, что мы так долго были бедной страной. У меня есть дневник одного мелкого фермера, жившего в 19-м веке. Невыносимо тяжело читать, как тогда жилось. Люди хотели только одного: защищенности. На что было только одно средство: работа. Так в нас это и сохранилось».

Если швейцарцы не работают, они они активно отдыхают — катаются на лыжах, лазают по горам, купаются или ходят на каноэ. Или же голосуют. Ведь им приходится голосовать почти каждые выходные — то кантональные референдумы, то федеральные, то о строительстве стадиона, проведении олимпиады, или о вступлении в ЕС. Система прямой демократии здесь сложна и запутана для непосвященного. Поэтому все процедуры занимают больше времени, чем в других странах. Вот право голоса для женщин смогли ввести только в 1971 году аж с третьей попытки. Поэтому Альберт Эйнштейн на вопрос, в какой стране мира ему больше всего хотелось бы жить, ответил: «В Швейцарии. Там все происходит немного позже».

Хотя для некоторых этот порядок скучен, например для живущего в Лондоне швейцарца Алена де Боттона (Alain de Botton): «Это чрезвычайно традиционное и консервативное общество, едва ли настроенное на войну, уклоняющееся от кардинальных решений, сопротивляющееся быстрым изменениям, но поэтому очень стабильное». Что ж, для тех, кто ищет приключения, и в Швейцарии найдутся способы повышения уровня адреналина – можно заняться прыжками со скалы, доверить свои деньги рисковым хеджфондам или же открыть свой бизнес. Во всяком случае, Швейцария как гармоничное и сбалансированное общество предлагает своим гражданам все возможные варианты.

 

shweyzaria-reinfall

Один-единственый ценный сырьевой ресурс

Но главное, что традиционно присуще швейцарцам, это умение размышлять и творить, придумывать и мастерить. Как образно выразился Вольфганг Койдл в своей книге «Лучшие из лучших.Что делает Швейцарию такой особенной» (Wolfgang Koydl «Die Besserkoenner. Was die Schweiz so besonders macht»), этот горный народ имеет только один-единственый ценный сырьевой ресурс – самих себя.

Швейцария многое дала миру: это Макс Фриш и Фридрих Дюрренмант, Жан-Люк Годар и Жан-Жак Руссо, Красный Крест, молочный шоколад и бульонные кубики Магги, мини-гольф, Таблерон и часы-swatch, сыр с огромными дырками, и конечно же банки с их тайной, которая теперь уже становится историей. Страна, где готовят лучших ученых и гостиничных менеджеров. И которая славится своими женскими пансионами («finishing school»), где наводят лоск не только на саудовских принцесс и дочерей южно-корейских триллиардеров, но и на аристократок со всей Европы. Среди последних — принцесса Диана и ее преемница Камилла Паркер Боулз.

Швейцарцы производят самые дорогие часы в мире и умудряются продавать их. К слову сказать, сайты самых дорогих марок представлены в нескольких языковых версиях, среди которых есть и арабская вязь, и китайские иероглифы, и кириллица. Кроме того, швейцарцы соблазняют весь мир своими высококалорийными шолокадными плитками. Но при этом не экспортируют, например, «Трюфели дю жур» и «люксембургерли» от знаменитой кондитерской «Spruengli», что в Цюрихе. По праву являющейся туристической меккой, в которой можно встретить гостей со всего мира, и с индийского Бангалора, и с немецкого Билефельда.

shweicarskiy-shokolad

И это тоже метка страны – когда нет возможности сохранить качество при увеличении производства, выбирают качество. Возможно, поэтому здесь ценится умеренность во всем, и в производстве, и в потреблении.

«В пору моей юности Швейцария была недосягаемым раем, — вспоминает немецкий писатель и драматург Мартин Вальзер (Martin Walzer), выросший у границы Швейцарии на Боденском озере. – Только по рассказам мы знали об этой удивительной стране». Сегодня она открыта для посещения и для пристального изучения. Почему бы не перенять у себя то, что в этой стране достойно подражания?

Светлана Александрова Линс

__________________________________________________

*/Клятва Рютли (нем.Ruetlischwur) — национальный миф Швейцарии. В нем говорится, что представители трех коммун Ури, Швиц и Унтервальден (первоначальных кантонов Швейцарии) на Рютли, отдаленном лугу около Фирвальдштетского озера, дали клятву о взаимопомощи и поддержке.

_____________________________
При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/ne-dlya-turista/shvejcariya-sekret-uspexa.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Один комментарий к записи Швейцария: секрет успеха

  1. Елена:

    Большое спасибо за статью! Да, все так, прочитала с любовью, нежностью и гордостью, хотя живу здесь всего полтора года.

Оставить комментарий