«И жизнь, и слезы, и любовь…»

Хилола Айходжаева «Марсельские хроники» — часть 5-я

khilola-aykhodjaeva

О разных странах и городах многое можно узнать из путеводителей и своих собственных путешествий. Но чтобы по-настоящему прочувствовать страну и понять душу людей, ее населяющих, нужно пожить в этой стране, пытливо наблюдая за местной жизнью и активно участвуя в ней. Цикл «Марсельские хроники» Хилолы Айходжаевой - сочные, яркие и жизнерадостные зарисовки жизни южного портового города.

Предыдущая часть

«Я вижу Прованс именно так…»

provansВ принципе, нельзя привыкнуть к такому богатству красок, почти всегда ярко-синему небу с перламутровыми облаками, круглогодичному обилию солнца, зелени и цветов, к темпераментным, улыбчивым и ругачим местным жителям, у которых смех и шутки легко переходят в скандал, который незаметно переходит к слезным лобызаниям и признаниям в любви (это в трезвом-то виде).

Здесь незнакомые, иногда даже самого свирепого вида люди, при встрече с вами взглядом улыбаются вам и говорят комплименты. Здесь любой может запросто заговорить с вами как со старым знакомым и расскажет о самых интимных подробностях своей жизни. Первые дни я бывала ошарашена тем, как маркиз рассказывал незнакомой ему булочнице о своем геморрое или о том, что и как он ел на обед вчера… Такое ощущение, что, поскольку двери и окна очень условно отделяют обитателей домов от улицы, то люди и ведут публичный образ жизни. Даже иногда преувеличенно-театральный.

Вполне возможно, что не все согласятся с этими моими изречениями, но я вижу Прованс и провансальский образ жизни именно так.

«Partez! Partez!»

Я только приехала в Марсель. По-французски я тогда не говорила. Жили мы в спальном буржуйском районе с двухэтажными домиками, с бассейнами и садиками. Все друг друга знают, все здороваются и говорят одно и то же. Я эти фразы выучила, благо их повторяют все время, и притворялась говорящей по-французски. Взяла я мешок с мусором и понесла его к мусорке. Выходит сосед, улыбается и говорит мне что-то. А я ему отвечаю: «Спасибо, хорошо. А как Вы поживаете? А как здоровье мадам?…»

musornie-baki-v-marceleОн продолжает улыбаться и повторяет: «Partez! Partez!» Я говорю: «Да-да, спасибо». Подъезжает Луй (мой тогдашний муж), я сажусь в машину. Луй спрашивает, о чем это я разговаривала с соседом. Я ответила, что он такой любезный, все о здоровье расспрашивал. Только я не поняла, что такое «Partez». Луй стал так смеяться, что даже остановил машину. Выяснилось, что в каждом таком райончике своя мусорка. Каждый должен чистить мусорный закуток с контейнерами по очереди. Сосед решил, что я нагло пришла из соседнего райончика, и стал меня прогонять. Человек он был вежливый, поэтому, повторяя «Уходите! Уходите!», улыбался.

«Какие странные эти французы»

Шла подготовка к свадьбе с Моим Первым Бывшим Французским бароном. Поэтому она мне так запомнилась. Барон раздобыл карету, кучер был такой импозантный в живописном провансальском костюме, мне сшили платье. Причем я ничего такого помпезного не хотела, там более, что это была уже не первая моя свадьба. Когда я примеряла у портнихи это платье, девочки прятались под мои накрахмаленные юбки. Меня тогда поразила чадолюбие и терпимость французов. Портниха и ее ассистентка только смеялись, хотя ткань и все аксессуары были хрупкие и дорогие.

Ближе ко дню бракосочетания нам начали приносить цветы и подарки. Дом (наше родовое поместье) все больше и больше напоминали нечно среднее между оранжереей и складом. По обычаю я должна была сразу же на глазах человека, преподнесшего подарок, распаковать его и, всплескивая руками, охать и цокать языком. Ближайший Луевый (это так звали первого маркиза) друг принес большую коробку. Я открыла ее. Все молча (в моем присутствии людям ничего другого и не остается, несмотря на мое тогдашнее невладение французским языком) столпились, ожидая моей реакции.

Я вынула какую-то странную вещь, вроде из фарфора, которая мне смутно что-то напомнила. Была она бежевого цвета, шероховатая, с этикеткой и каким-то номером и буковками, просто написанными черной краской. «Какие странные эти французы», подумала я. «Какие странные эти русские» — подумали гости и Луй. Я непрестанно и неискренно выражала восхищение. Тогда его друг, наблюдавший мои манипуляции с этим предметом, совершенно невозмутимо подошел и просто перевернул его. Оказывается это была роскошная ваза, которую я водрузила посреди стола вверх тормашками.

Праздник мам

detiДень матери во Франции. С утра мой мой сын подарил мне открыточку собственного изготовления с замечательными стишками, заранее открыв упаковку носовых платков и держа один наготове. Такая же картина наблюдается по всей Франции. В близлежащей булочной зареванные женщины в промежутках между душащими их рыданиями демонстрируют кривые и ненужные гениальные шедевры своих драгоценных отпрысков. Начался этот мокрый марафон рано утром, несмотря на выходной день. С пяти утра из всех окон доносятся счастливые крики приятно «удивленных» мам и громкие рыдания с причитаниями и звонкими чмоками.

Помните ли Вы первый подарок Вашего ребенка? Скорее всего это был Ваш прекрасный портрет на грязном и оборванном клочке бумаги. Портрет «Прекрасной марсианки». У Вас на нем растопыренные веером три или семь пальцев, большие неровно-круглые, несимметрично расположенные на кривом лице глаза. Кривые палочки Ваших божественной красоты конечностей торчат также криво из большого и круглого живота с пупком в центре. Скорее всего Вы в обалденно-красивом платье, которое не может скрыть столь важную часть Вашей персоны, как пупок. На торчащие во все стороны паклеобразные «локоны» обязательно водружена корона.

Позже такие подарки сопровождаются и надписями. Буквы и слова такие же, как у землян, только зеркально отражены.

У моего адвоката ее правдивый портрет в короне и полном адвокатстком, пингвиньем (у них черный балахон с белым воротничком и жабо) обмундировании во весь рост красуется прямо на стене кабинета.

В прошлом году я получила календарь с фиолетово-зеленым портретом самого дарителя. Как я догадалась, что это его изображение?  Материнское сердце….

«Обстановка доброжелательная, почти семейная»

marcel-koncervatoriaМарсельская консерватория находится в самом центре города, в районе с узкими улочками и домами постройки начала 20-го века. Этот стиль называют «Хоссманнский» (Французы не произносят «Х», поэтому вначале мне казалось «Османский». Я никак не могла понять, как же турки здесь оказались) Потом выяснилось, что архитектора звали Haussmann. Высокие под три метра потолки, узкие длинные окна, толстенные кирпичные стены.

Здание консерватории входит в список исторических памятников ЮНЕСКО. Здесь 3 больших концертных зала с колоннами и сводами, подпираемыми атлантами, лепные потолки. В зале Маго сводчатый потолок расписан, на стенах шелковые обои. К этому роскошному зданию сбегаются и съезжаются на велосипедах, самокатах и роликах грязные, оборванные, вечно взмыленные дети и подростки со своими инструментами за спиной, распространяя цыплячий запах детского пота. Преподаватели и охранники кричат на них дурными голосами, а я понимаю их желание проехаться на роликах по шикарным паркетным полам. Тем более, есть где разбежаться. Меня всегда поражало, как можно эту биологическую массу, пульсирующую, кричащую на излюбленную и запретную детскую тему «кака-пипи», кипящую и разбегающуюся во все стороны, организовать. Заходит дирижер и эти дети, растирая грязь по лицу рукавами, и приглаживая торчащие вихры, берут свои инструменты и начинают играть. Лица их приобретают особое одухотворенное, ангельское и сосредоточенное выражение.

Мне пришлось наблюдать, как мальчики хора в белых, замызганных уже рубашках, харкающие и дерущиеся, выстраиваются, и по взмаху дирижерской палочки их сильные, высокие, неземные голоса заполняют своды зала.

na-koncerte-v-koncervatoriiНесколько раз в год здесь проводятся концерты. Приходят родители, гордые дедушки и бабушки, рассаживаются. Маленькие дети, братья и сестры юных музыкантов, с их пустышками в зубах, ползают прямо по полу. Во время концерта они подпевают и танцуют. Особенно интересно, когда нетвердо держащийся на ногах малыш самозабвенно подпевает инвенцию Баха и пытается попасть в ритм в странном танце. Обстановка бывает доброжелательная, почти семейная. Бурно приветствуется каждый ребенок, выходящий на сцену. Начинают самые маленькие. Их встречают и провожают овациями, достойными самых великих музыкантов. Заканчивается это импровизациями. Без малейшего комплекса и смущения дети упоенно играют непонятно что, а зал поет то же самое. Участники и зрители так плохо подготовленного концерта получают большое удовольствие.

Невольно вспоминаешь наши концерты в музыкальной школе. Все такие дисциплинированные, нарядные и начищенные. Надрессированные, волнующиеся исполнители, играющие идеально отработанные произведения, обстановка праздничности и всеобщей скованности. По выражению безалаберных и раскованных французов, «ГУЛАГ». Их восхищает наше трудолюбие и организованность, но подражать нам они не собираются.

Цикл «Марсельские хроники» был создан и переработан по материалам блога «Запах бабочек» специально для журнала «В загранке».

Объявление!: Уроки французского языка в соответствии с Вашими сроками, наклонностями и потребностямиhttp://create-hands.ru/wppage/uroki-francuzskogo-yazyka-5
______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/za-morem/i-zhizn-i-slezy-i-lyubov.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

Назад к выпуску >>

к рубрике >>

3 комментария к записи «И жизнь, и слезы, и любовь…»

  1. Sweety:

    Дорогая Хилола, как всегда искрометно написано, с юмором, который ментально заражает, спасибо!

    • Светлана Линс:

      Да, действительно, Лола не отпускает своими живописными, буквально брызжущими жизнью зарисовками, которые она делает с виртуозной легкостью, как бы походя. Но они от этого ни сколько не утрачивают своей глубины, скорее, наоборот — делают убедительными обобщения, обозначающие культурные параллели и пересечения.

      Цикл «Марсельские хроники», к сожалению, завершен. Но я продолжу знакомить читателей нашего журнала с жизнерадостным творчеством Хилолы Айхождаевой. По моему глубокому убеждению, оно обладает целительной силой, во всяком случае, снимает уныние и возвращает интерес к жизни самой.

  2. Хилола:

    Sweety и Светлана, вы меня очень растрогали столь лестными отзывами.Спасибо вам!!!

Оставить комментарий