Как в райском саду

200-letie-pivnih-sadov-bavarii

Вот уже 200 лет баварцы коротают время в пивных на открытом воздухе под густыми кронами раскидистых каштанов (Biergärten), находя в них прелесть шума живого общения, веселую компанию друзей за кружкой пива и возможность отдохнуть душой.

А что это за любовь – потягивать пиво?

Летом в Мюнхене тишина и покой — все перебираются ближе к Северному  морю. «В это время мы, как на нефтяной вышке», — говорит Кристиан Фоглер, хозяин пивной Augustiner-Keller. А вот осенью для его персонала наступает напряженная пора, когда две недели подряд (Oktoberfest) они работают, практически не выходя с территории заведения: с 10 утра до часа ночи одно и то же — пиво гостям разносят. Пиво – это баварская «нефть», люди здесь им утоляют жажду. И пивные с «горючим» повсюду. Бочки или целые цисцерны с пивом не всегда выглядят достаточно стильно, но что неизменно: пиво всегда свежее.

krujka-piva-odin-litrВот взять Августинер-Келлер (Augustiner-Keller), что неподалеку от Главного мюнхенского вокзала — самое крупное пивное заведение в городе. От 5 тыс. до 6 тыс. посадочных мест на улице, как здесь говорят, в саду, и 1,3 тыс. – внутри. И что, все места заняты? «В хорошую погоду свободного места не найти», — отвечает  хозяин. Народ сидит в праздной неге, и только официанты проворно снуют между столами, обслуживая посетителей. В этой пивной 130 человек штатного персонала, а с апреля по октябрь к ним присоединяется еще 30 сезонных работников.

Здесь есть постоянные места у завсегдатаев-миллионеров. Есть места, облюбованные сутенерами всех мастей. Есть стол, за которым собираются члены Альпийского сообщества аж с 1896 года. И стол Якоба Густла (знаменитого на всю Германию производителя колбас), который уже умер, но его стол в пивной Августинер-Келлер «перешел по наследству» его сыну. И не проходит ощущение, что он, Якоб Густл, так и сидит тут до сих пор. «Что здесь непреходяще, так это любовь к Августинеру», — убежден Фоглер. А что это за любовь – потягивать пиво?

Скорее, любовь к душевному умиротворению. В Мюнхене солнце светит ярче, и больше припекает, чем в Кельне или Киле, особенно ближе к концу лета, так как город расположен на высоте 519 метров выше уровня моря. Все здесь ищут тенистое место, где можно передохнуть и освежиться (согласно статистике, каждый баварец в среднем выпивает свыше 170 литров в год, что на 50 литров больше, чем в остальной Германии). В погожий солнечный день жители города устремляются в «пивные сады», разбитые прямо на улицах и уютно гудящие, как пчелиные ульи. Стекается воедино шум оживленных бесед, смех разгоряченных пивом посетителей, мерный звон столовых приборов, стук кружек и шарканье ног под столами.

pivnoy-sad-munchenСегодня пивные сады выполняют и важную социальную роль. Здесь за длинными столами вместе собираются люди из всех социальных групп и слоев, что помогает создать в городе более дружественную  и толерантную атмосферу. Что даже было особо отмечено в принятом в апреле 1999 года «Положении о пивных садах»: «Пивные сады выполняют важные социальные и коммуникативные функции. Будучи излюбленным местом встреч широких слоев населения, они способствуют неформальному преодолению социальных различий. Повседневное общение в непринужденной обстановке также помогает преодолеть социальную изолированность людей. Пивные сады доступны на регулярной основе и посетителям из семей с низкими доходами, в частности через возможность принести еду с собой».

Феномен «пивного сада»

В чем же кроется притягательность такой пивной под открытым небом, куда люди приходят уже в 10 утра и сидят часами? Откуда это повелось и продолжается вот уже 200 лет? С 1812 года, когда баварский король Максимилиан I специальным декретом разрешил пивоварням продавать пиво на разлив. В результате чего возник сам феномен «пивного сада». И сложилась своеобразная культура баварского пивного сада. А в этом году мюнхенцы, как и вся Бавария, с особым размахом в 200-сотый раз отмечают этот праздник возникновения «пивного сада». С еще более отменным на вкус пивом, с еще более сосредоточенным взглядом на стеклянное дно пивной кружки, как будто на нем записана самая главная мудрость жизни.

Первые посетители пивной, как первые утки на пруду — где сели, там и обосновались. Они обычно сидят большими компаниями и болтают за кружками пива, в которых золотыми бликами играют солнечные лучи. Ближе к вечеру офисы, банки и страховые фирмы завершают работу, а потом закрываются и магазины, и в «пивных садах» оказывается весь Мюнхен.

Жадно спешат горожане к столам под каштанами, установленным прямо на открытом грунте, застланном белым речным гравием. «Здесь не занято?» - спрашивает пришедший сидящего. Тут бок о бок оказываются студенты, сантехники и бизнесмены. Тут нет рангов, классов, не существует права сильного или богатого. Не важно, кто спрашивает, известный политик, или топ-мненеджер БМВ или Сименса, все должны одинаково справиться: «Можно мне… здесь сесть?» И безропотно принять ответ, контролируя себя, даже если он не придется по нраву. Но в большинстве случаев, ответ оказывается приемлемым.

И вот вы уже сидите лицом к лицу и отдыхаете. Можно, хотя и необязательно, перекинуться словом с соседом, пообщаться, развлекая себя. Можно просто молча сидеть за своей кружкой и потягивать пиво. Не важно, любите ли вы поговорить или слывете законченным молчуном –  в любом случае, здесь, в пивному саду, вас постепенно отпускают заботы, и с души уходит тяжесть вместе с опорожнением мочевого пузыря в так называемом  «Зале освобождения», куда то и дело снуют посетители. Пиво…

Тенистый оазис блаженства

На душе постепенно воцаряется удивительное спокойствие от сидения и потягивания пива. Может быть, и по этой причине само заведение называют «пивной сад», ведь оно способствует душевному умиротворению и исцелению. И объяснение тому обнаруживается в пивном ритуале. Когда на столе кружка пива, есть чем заняться. В пивную идут не за тем, чтобы просто и быстро напиться — посетитель с чувством расскажет анекдот, остановится, неспешно отхлебнет глоток пива и продолжит разговор. Одна кружка – литр пива. Его выпить – это задача, работа, требующая времени и усилий. Как известно, работа бывает и в тягость, и в радость. «Труд» за кружкой пива в «пивном саду» — в радость.

v-pivnom-sadu-munchenИ это удовольствие растет и растет в душе. Ближе к заходу солнца, когда его пологие лучи пробиваются сквозь густую листву, кажущуюся при этом голубоватой – к этому моменту вы уже доходите до состояния абсолютного блаженства. Сад с находящимися в нем людьми напоминает волны, мягкие волны, образуемые то и дело усаживающимися и встающими со своих мест людьми. Этакое живое людское море в его постоянном движении.

Эти беззаботные и оживленные посиделки за длинными деревянными столами походят на застолья времен викингов. Только теперь пьют из кружек, а не из рогов. И женщины сидят за столом вместе с мужчинами. В остальном же все, как прежде: теплый и свежий воздух и безоблачное состояние души, когда стресс остается за пределами «пивного сада». Он — настоящий «locus amoenus», эта категория античности отражает собой укромный и живописный уголок природы, райский сад.

Деревья здесь старые. Они раскидисты и манят своей густой тенью. Но в отличие от райского сада тут ничего не запрещено — в «пивном саду», все деревья выполняют роль Древа познания, и сидеть под ними — истинное наслаждение. На них нет съедобных «яблок раздора». Но под сенью этих могучих каштановых деревьев можно поесть принесенную с собой еду, что многие находят особенно замечательным: в любой пивной сад можно прихватить с собой еду.

pivo-i-bretzelЭто официально разрешено и даже скреплено законом. Король Максимилиан I установил, что пивоварни могут продавать только пиво и хлеб. Эта мера была предпринята, чтобы уберечь от разорения городские трактиры и другие гастрономические заведения, чьи хозяева выразили бурное недовольство появлением «пивных садов», быстро завоевавших популярность среди горожан.

«Губит людей не пиво…»

В городах в те времена, в своей основной массе, печи топили дровами, канализация и водопровод отсутствовали. Поэтому, особенно летом, горожан сильно докучал густой дым, валивший из печей, и смердящие вонью сортиры. И чтобы «отвоевать» городу более-менее свежий воздух, был введен сезонный запрет на пивоварение — с конца апреля до октября, который, кстати, также снижал риск возникновения пожаров.

Пиво, хоть и употребляют холодным, на первом этапе производства его надо сначала варить, то есть требуется топить печь. А пиво тогда использовали совсем по иным причинам, нежели сегодня: это был повседневный «продукт питания»  — безопасный напиток, в то время как употребление воды для питья было опасно, ввиду ее возможной загрязненности. Поэтому сваренное впрок зимой пиво, надо было сохранить в течение всего лета в хорошем состоянии. До изобретения холодильника Карлом фон Линде в 1870 году, для хранения пива использовали погреба со льдом в виде глубоких тоннелей, устраиваемых на склонах реки Изар. Сверху эти подвалы изолировали гравием и засаживали каштанами. Выбор пал на них из-за их неглубоких корней и широких листьев, образующих густую крону, дающую плотную тень.

Так и хранили пиво в глыбах льда, нарубленного в озере еще в зимнее время. Бочонок за бочонком — запасы пива уходили в таверны. Чтобы «летнее» пиво лучше сохранялось, его варили дольше, чем «зимнее». Поэтому мартовское пиво было крепче.

Приходя за пивом в летнюю жару, люди не спешили домой и обязательно выпивали кружку освежающего напитка, устраиваясь прямо под каштанами у пивоварни. Прочь из душного и зловонного города! Так над подвалами со временем установили простые столы и скамейки. И как только люди прознавали о новой пивоварне, сразу же туда устремлялись, располагаясь подле нее, как стая уток. «Первопроходцами» были кучера – с ними горожане и добирались к месту назначения.

Пикник под каштанами

Так и по сей день, большинство пивных садов принадлежит пивоварням, такие как Августинер-Келлер или Вальдвиртшафт (Waldwirtschaft). Уже давно не действует запрет на продажу еды в пивных садах. В наши дни можно выбирать из множества закусок, которые там продаются. Но до сих пор сохранилась традиция приносить еду с собой – что многие и делают. Приносят с собой корзины для пикника с клетчатыми салфетками из ткани. Кто раскладывает целую батарею пластиковой посуды с едой, а кто – лишь копченную колбасу «ланд‘егер» (Landjäger). Большинство приносит то, что нашли в домашнем холодильнике – да, все меньше людей хотят тратить время на приготовление пищи.

pivnoy-sad-kashnati-v-cvetuЧем дороже блюда в меню пивного сада, тем выгоднее принести еду с собой. Поэтому Зепп Крэтц, хозяин Вальдвиртшафта, говорит: «Если люди выбираются к нам спонтанно, тогда мы делаем хороший бизнес, так как люди не готовятся специально к этой вылазке». Лучше всего идут дела в пивном саду, по словам Крэтца, когда появляются «каштановые свечи», то есть в мае-июне. Тогда еще не открыт купальный сезон, нет больших праздников и других «конкурентных» мероприятий.

Обычный круг жизни

Пивные сады сегодня представлены в различных стилях, на любой случай и вкус. Есть пивные сады с парковкой и те, до которых можно добраться лишь пешком или на велосипеде. С детскими площадками и без них. В пивном саду есть шанс встретить того человека, с которым впоследствии вы, возможно, поменяете свою жизнь, да и сам пивной сад поменяете, на тот, что с детской площадкой. Словом, вряд ли можно себе представить мюнхенца вне пивного сада.

pivnoy-sad-s-detskoy-plochadkoyНапример, пивной сад у Китайской Башни считается пятачком знакомств. Как и «Зеехаус» (Seehaus) в Английском саду. В нем владельцы фирм подбирают себе адвокатов, и наоборот. Также типичные посетители Зеехауса – беременные или те, кто собирается забеременеть. Со временем они по пешеходному мосту перебираются в пивной сад «Хиршау» (Hirschau), что расположен в другой части Английского сада. Он — с детской площадкой. Обычный круг жизни: сначала Зеехаус, потом Хиршау – округлившиеся женские бедра и двое детей. А вместо интеллектуального философствования за кружкой пива, окрики типа:«Нет, Тимми, не надо есть гравий!»

И не важно, обзавелись ли вы семьей или остались в одиночестве, намеренно или нет, пивной сад остается для вас открытым. Сюда приходит и стар, и млад. И молодежь все так же, как и столетия назад, сидят стайками, балагуря и перездразнивая друг друга, волочась за девушками и покачиваясь с ленцой.

Пивные курьезы

Несмотря на то, что пивные сады являют собой олицетворение мирной идиллии, Мюнхен пережил в 1995 году настоящее «пивное» восстание. А поднялось оно из-за того, что люди, живущие неподалеку от Валдвиртшафта, обратились в суд с тем, чтобы изменить время закрытия пивного сада, сократив его работу с 23 часов до 21.30. В ответ на это в считанные часы сформировалось «Сообщество по сохранению традиции пивных садов», которое вывело на демонстрацию протеста 25 тыс. человек. Они прошли маршем по Мариенплатц с постановлением суда в руках, бело-голубыми знаменами  и лозунгами «Вы что, свихнулись?» И эта самая неполитическая революция всех времен одержала победу – решение суда было пересмотрено.

Был также такой малый  - «гроза» всех пивных садов Мюнхена — Зиги Зоммер (Sigi Sommer), колумнист газеты «Вечерние новости» (Abendzeitung), проработавший в ней с 1949 по 1987 г. Он буквально жил в пивных садах, и приходил туда, даже когда было уже холодно. Он сидел, ставя себе под стол, печку с горящими углями. Общество с ним обычно разделял священник Бетцвайзер, у него одна нога была деревянная. Они пили и пили – три литра пива человек в состоянии одолеть – до того момента, пока не появился специфический запах. – «Слушай, твоя деревянная нога горит», — проговорил Зиги. Тут же выплеснул на нее несколько кувшинов воды и продолжил пить дальше.

Светлана Александрова Линс

Статья подготовлена по материалам немецкой периодики
______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/za-morem/kak-v-rajskom-sadu.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий