Мульти-культи – венская мозаика

vena

Австрийская столица сегодня — этакий эпицентр ультрасовременной городской жизни на фоне архитертурного великолепия. Однако особую привлекательность городу обеспечивает мультикультурализм — в Вене он сложился гораздо раньше, чем в Нью-Йорке.

«Все путем»

Кто читал путевые заметки о Вене за последние год-два, смог отметить, что всем пришлась по душе «новая, жизнерадостная» Вена. Визитной карточкой сегодняшней Вены является самовлюбленная поп-группа «Ванда» (Wanda), равно как и вызывающая литературная звезда Стефани Саргнагель (Stefanie Sargnagel), транслирующие причудливую смесь китча и крутизны, так притягательную для немцев-эмигрантов.

ringstrasse-vena«Все путем» («Is in Urdnung»), — так сказал бы, понимающе подмигнув, бывалый житель Вены. Потому как, согласно распространенного стереотипа, упоминание о Вене, в первую очередь, вызывает в воображении образ окутанного звуками вальса старого имперского города, блистающего архитертурной роскошью и помпезностью Рингштрассе. Но, приехав сюда, каждый будет сражен тем многообразием культур, которое источает столица бывшей империи, как кафе Демель, пленяющее запахами своей кухни.

Однако та сила, создавшая венскую Рингштрассе, породила и современную австрийскую столицу, притягиващую к себе огромные потоки молодежи. Сила, на которой всегда базировалась Вена и стоит по сей день — многонациональность.

cafe-landtmann-venaМультикультурность Вены обращает на себя внимания с самого начала посещения города, и далее с ней сталкиваешься непрерывно и повсеместно. Вот, возьмите, например, кафе «Ландтманн», что у Бургтеатра со стороны Рингштрассе. Типичная венская кофейня, место встречи политиков разного толка, расположена на первом этаже здания, принадлежащего еврейской семье Либен-Ауспиц, где Берта Цукеркандль (Berta Zuckerkandl) — писательница, журналистка, литературный критик, устраивала свои легендарные литературные салоны.

Как ни странно, это было возможно при императоре Франце Иосифе, который известен своим упрямством и стремлением к германизации подданных. Он всегда покровительственно говорил: «Мой народ». Но при этом каждый квартал в Вене разговаривал на своем языке и одевался на свой манер. В Вене мультикультурализм сложился гораздо раньше, чем в Нью-Йорке.

Еврейское влияние

«Вена всегда великолепна, когда город открыт, — говорит жительница австрийской столицы Рут Винклер. — Что не раз подтверждалось на протяжении истории. Пребывая в изоляции, Вена так и осталась бы провинцией». Композитор, политолог и преподаватель иудаизма, Рут живет во 2-м округе Вены, модном районе между Дунайским каналом и парком Пратер. Здесь с давних времен селились евреи, а теперь обосновалось и их новое поколение. И названия улиц знакомы многим по рассказам бабушек и дедушек.

stadttempel-venaПри посещении иудейского городского храма на Сайтенштеттенгассе, единственной синагоги, уцелевшей от разрушения нацистами во время Второй мировой войны, Рут Винклер рассказывает о еврейском влиянии на венскую культуру. На закате монархии взаимодействие многих культур вызвало к жизни целый ряд новых явлений. «Творчество таких композиторов, как Густав Малер, — продолжает Винклер, которая, кстати, сама пишет музыку для арфы, — могло состояться только в этой незашоренной метрополии, создавшей свою собственную музыкальную атмосферу».

Фото  mapio.net Автор — gerhard weiss

Еврейское наследие Вены между тем достаточно ощутимо. Оно проявляется в местном наречии, таких словечках, как «Beisl» или «Chuzpe» и фразе «Des is mir ned Koscher». Но только в последние годы еврейская жизнь здесь снова оживилась — появились кошерные супермаркеты, и можно встретить молодых людей в джинсах с кипами на головах, фланирующих по 2-му округу Вены.

Однако, нужны были десятилетия усилий, чтобы обеспечить это! Но решающим импульсом к возрождению еврейской общины в Вене стали выходцы из бывшего Советского Союза. Здесь их дети освободились от страха, что способствовало процессу заживления старых ран от нацистского ужаса, — и в Вену вернулся иудаизм.

Вена «балканская»

Еврейское культурное наследие в Вене скоро можно будет почувствовать так же сильно, как раньше здесь ощущалось лишь чешское или венгерское. Половина населения Вены – не коренные жители. Типичное венское имя сегодня — Новак или Нажи, но также и Матич. «В Вене в гораздо меньшей степени сохраняется хорватское и боснийское культурное наследие, — рассказывает Недад Мемич (Nedad Memic), венский лингвист родом из Сараево. – Очень жаль. Оттуда, ведь, было сильное влияние. В бытность монархии местная знать отправляла своих сыновей учиться в Вену, и императорский дворец охранялся боснийцами».

vena-balkanskayaХотя с интеграцией второго и до четвертого поколений двух волн иммигрантов – сначала гастарбайтеров в 60-х годах, потом беженцев из-за войны в Югославии — Вена стала более «балканской». Самое важное влияние, считает Мемич, сказалось на венской ментальности: «Город стал более расслабленным из-за сербов, хорватов и боснийцев. Менее раздражительным, как здесь говорят «mieselsuechtig», и менее скованным, какими люди иногда могли быть в родном городе Фрейда».

Конечно, не обходилось без трений. Там, где культуры сталкиваются друг с другом, происходит их взаимодействие и и слияние. И получается то, что венцы называют «крошки» (Broeseln). И раньше, это было очевидно для каждого, говорит Мемич. «Люди гораздо легче воспринимали культурные различия». Он убежден, что тогда, как и сейчас, в конечном счете, проблемы обусловлены не культурными различиями, а социальной дискриминацией. Что улугубляется соответствующей политической ситуацией. Так, при прочих равных условиях, молодым людям из турецкой общины сегодня тяжелее обустроиться, нежели иммигрантам с Балкан: «Сербы могли спокойно интегрироваться за последние несколько лет, так как на них не фокусировалсь общественность. В то время как турецкая общила жила на взводе — находясь в центре внимания, любую диаспору охватит нервозность. Туркам не повезло, они попали под большую политику».

Мультикультурализм австрийской знати

wagenburg-venaНе следует забывать и о вкладе аристократии в мультикультурализм Вены. Потеряв власть в конце 18-го века, его представители не утратили своего влияния. Нарождающаяся столичная буржуазия, составляя им конкуренцию, в то же время пыталась перенять их культуру и образ жизни, рассказывает Моника Курцель-Рутченер, директор императорского музея Вагенбург, где собрана лучшая коллекцияя карет и экипажей в Европе. Курцель-Рутченер сама из знатной дворянской семьи из Южного Тироля. И как истинная аристократка, она с легкостью переходит от одной темы к другой. Как искусствовед, она может ответить практически на любой вопрос.

И, естественно, на этот тоже: «Насколько мультикультурна была австрийская знать?» «Очень», — смеется она и рассказывает о браках между семьями из тех мест, где в настоящее время располагаются Италия, Чехия, Австрия и Венгрия. Они отправлялись в комфортабельных экипажах в свои далеко разбросанные по империи владения и возвращались обратно в столицу или на места своего постоянного проживания.

И, в подтверждение этого, обращает внимание Курцель-Рутченер, и сегодня известнвые всей стране аристократы продождают мыслить в присущей им мультикультурной традиции: внук императора Карл Габсбург активно участвует в Пан-европейскои движении, Карл Шварценберг, имея в Вене дворцы и проживая здесь с семьей, был министром иностранных дел Чехии; образ жизни бизнесмена Хубертуса фон Гогенлоэ отличается постоянной сменой часового пояса.

Помнить, кто ты есть

В Республиканской Вене мультикультурные импульсы ощущает каждый. Они помогают жителям австрийской столицы определить свою идентичность. Рут Винклер по этому поводу поведала забытую историю возникновения сефардской еврейской общины в Вене: «Они тогда пришли в Вену в качестве купцов искать покровительство у османского правителя. Их синагога называлась турецкий храм (Tuerkischer Tempel)»

На этом культурном наследии недавно прибывшие иммигранты, бухарские евреи из бывшего Советского Союза, возрождают венскую сефардскую общину: уже есть их кошерные рестораны, а также им принадлежат торговые ряды во 2-м округе и венские продуктовые палатки (Wuertstelstaende). Сербы, хорваты, боснийцы тусуются на «балканской» улице – Оттакрингерштрассе. И конечно, в Вене есть еще группа: немцы.

mochi-venaОни принесли с собой еще один важный элемент, который делает Вену такой, какой она привлекает к себе сегодня: восторг по поводу новой, старой Вены, которая «выросла» из старой монархии благодаря филиалам международных организаций. Здесь можно прийти в израильский Miznon, грузинское Café Ansari или японское Mochi (берлинское, с японской кухней), где сидят люди и слушают «Ванду» или читают Саргнагель. И где можно ощутить, насколько это здорово, помнить, кто ты есть.

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

Оригинал: S.M. Steinitz «Wiener Melange», Stern, No 46, 2016. S. 230-234.

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/za-morem/multi-kulti-venskaya-mozaika.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий