«Охота к перемене мест»

Инна Кампка

Inna-kampka

Как меня записали в цыгане

Мы поженились с Рене в августе 2012-го. Тогда я не знала, что это было началом моей кочевой жизни. Сначала полуостров Приваль и прекрасный Любек неподалеку. Женихом Рене рассказывал мне, что его основали славянские племена, и он изначально был Любице. «Понимаешь, любовь», — это слово по–русски он уже тогда знал.

А на Привале во времена разделенной Германии проходила граница с ГДР, в пограничных водах Балтийского моря все время вылавливали беженцев из соцлагеря; мемориальный камень, обозначающий бывшую границу на суше стоял в пяти минутах ходьбы от нашего дома. Но мы жили в Бундесрепублик. Школа, в которой работал Рене, была видна из нашего окна. В гитлеровские времена на ее месте находился военный аэродром, с которого самолеты летели бомбить нас.

Я всегда считала, что будь Рене китайцем, я бы выучила китайский и поселилась в Поднебесной: этот человек стоит того. А жены декабристов ехали вслед за мужьями в Сибирь. Мне же предстояло переехать всего лишь в бывшую ГДР, так как Рене там получил новую работу, но было печально отрываться от друзей и покидать милый Любек и наше море. Я уже подумывала о покупке самоучителя китайского, чтобы доказать себе, что судьба требует от меня не так уж много, но Рене утешил меня своим способом. Он просто снял для нас в Людвигслусте королевское жилище.

Дом с ласточками

kaskadi-u-dvorcaКвартира большие ста квадратных метров, расположенная напротив дворца и дворцовых каскадов, мы их видим из окна, а когда сидим на балконе, можем наслаждаться еще и шумом падающей воды. А над головой, иногда в метре от нас, постоянно снуют ласточки, щебечут. За один раз можно увидеть штук семь, а от скорости их полета дух захватывает. Одна пернатая семья свила гнездо у нас на крыше, теперь ждем потомства!

gnom-chitayuschiyУ нас на подоконнике прижились детские ботинки и гном. Толпы подобных уродцев, наводняющие сады немецких бюргеров, раздражают своей аляповатостью. Но этот гном особенный: он читает. Именно потому, что в детстве Рене можно было чаще увидеть с книжкой, чем без нее, его дедушка и подарил ему эту фигурку. И ботиночки также, дед был «обувным диллером», собиравшим заказы на обувь в окрестных магазинах. Естественно, первый внук, Рене, получал самые лучшие сапожки. Можно усмотреть сентиментальность или женственность в привязанности Рене к таким вещам, но это не так. Он очень мужественный человек, просто любит деда и чтит семейную историю. Может заплакать, например, рассказывая об умершей в годы войны сестре отца, которой было всего 10 дней. Мой супруг действительно способен любить…

Мы живем в доме, которому 240 лет. На нем мемориальная доска, так как это памятник архитектуры — здание старой почты. И как результат этой чести, мы лишены подвала: его замуровало ШТАЗИ, оттого, что оттуда вел подземный ход в замок… Наша улица выложена булыжником, как Красная площадь. Поэтому редкие машины производят не только усиленный неровностью дороги шум, но и сотрясают дом. А стены у нас без малого 40 сантиметров толщиной! Может быть, фундамент дома связан с фундаментом дороги, потому что колебания сильны, и хрустальные части моей чешской люстры издают мелодичный звон, приветствуя каждую проезжающую машину…

В Людвигслусте практически нет общественного транспорта. Почти две трети города занимает дворцовый парк, а то, что остается населению, настолько мало, что за 15 минут быстрой ходьбы можно оказаться во всех нужных местах. В Любеке я тратила полтора часа, для того, чтобы добраться до моего массажиста, а здесь я вижу дом, где он практикует, из окна.

Когда правильность сильнее чистоплотности

В середине апреля перед нашим домом очутился скелет новогодней елки, его положили прямо у моста, ведущего на дворцовую площадь. Старушка–соседка рассказала о том, что дерево путешествует по улице уже с февраля месяца: ночью возмущенные временные обладатели надевают на лицо маски и перетаскивают мусор к соседу. Видимо, кто–то слишком долго любовался елочкой и когда все-таки решил с нею расстаться, было уже поздно, так как елки собирают в строго отведенное для этого время, и позднее мусорщики вправе игнорировать замешкавшуюся.

Вообще мусорщики в Германии очень придирчивы: я частенько видела неделями валяющиеся на улице желтые пакеты, в которые надлежит упаковывать только пластиковый мусор, с приклеенными к ним листочками «Falsch gefuehlt» (неверно заполнен), так как среди баночек из-под йогурта затесалась парочка морковок…

Получается, что такая национальная черта, как законопослушность, правильность, оказывается сильнее хваленой немецкой чистоплотности. Рене не стал проводить пиратскую акцию подбрасывания елки соседу, но сфотографировал ее на фоне двоца и задумал послать властям, указав, что такие вещи позволяются ради того, чтобы туристы увидели, какие поросята живут в Людвигслусте. Рене был занят и отложил свое благое намерение на потом. национальный характер

Наконец–то мы выбрались во дворец. Очаровательная дежурная рассказала нам массу интересного, мы сделались почти друзьями, и Рене не преминул посплетничать, рассказав о елке. На следующее утро она исчезла!

Слабость к ретро

Людвигслуст – городок, специально созданный для моего мужа. Он имеет слабость к раритетным авто, сам владеет старинным «Пежо». В Людвигслусте на дворцовой площади, прямо напротив наших окон, собираются клубы владельцев старинных красавцев. Это либо машины, либо мотоциклы, либо фургоны. Раз в месяц как минимум, а то и чаще.

avtoprobeg-retro-automobiley Организация этих мероприятий истинно немецкая: участники собираются неподалеку от Людвигслуста, а затем с помпой въезжают в городок, даря обывателям незабываемое зрелище. Затем стоят пару часов на дворцовой площади и опять в армейском порядке покидают город.

Мы разговорились с хозяином так называемого «Мерседеса Аденауэра». Для приветливого старого джентльмена обладание роскошным авто, точь–в–точь таким, на котором ездил знаменитый канцлер, не было поводом стать высокомерным. Но я оказалась в опасности: двое мужчин (мой муж и его старомодный собеседник) сели на своих коньков, тут уж не до того, чтобы заметить скучающую, ничего не понимающую, не имеющую даже водительских прав….

Retro-automobil

Людвигслуст – городок старомодных спортсменов. Здесь проводится местный Тур де Франс, «Вело классико». Участники одеты, как велосипедисты 1920 – 1930-х годов, старинные велосипеды приветствуются. Никаких соревнований нет, все едут вместе по определенному маршруту, где их ожидает остановка и подготовленный организаторами пикник. «Вело классико» выпустил открытку, которую я решила послать друзьям. В очереди на почте мужчина, стоящий впереди, увидев мою открытку, развернулся лицом и показал мне свой свитер с эмблемой «Вело классико». Он оказался одним из организаторов марафона. В кармане у него нашлись подарки для нас с Рене, два брелока с той же эмблемой.

deutsche-fahrad-kultur-eventПосле Рене сказал: «Эти брелоки мы никому не подарим, как ты хочешь. Они – наши эмблемы удачи. Если бы ты подошла на полминуты раньше или позже, наш собеседник не заметил бы твою открытку. Более того, он не живет в Людвигслусте, он оказался здесь сегодня случайно». Я поверила мужу и теперь свято верю в нашу удачу. Жаль только, что пока не научилась кататься на велосипеде так, чтобы принять участие в марафоне, а муж один не хочет. Старомодные костюмы для обоих уже готовы, ждут только моих спортивных успехов….

Все в восторге от города и нашего жилища, но…

v-parkeНаконец-то первые гости! Подруга Гунта, ее дочки–близнецы Марта и Анна и наш любимец – пес Феликс. Как старожилы Людвигслуста мы принялись показывать местные достопримечательности. В парке Феликсу решили дать возможность напиться из канала. Тот не глубокий, Феликс сразу же вошел в воду и улегся там. Гунта рассказала, что когда Феликс был щенком, мог просто устать и улечься, отказываясь сдвинуться с места, и мужу Гунты приходилось нести того на руках. Но сейчас он вырос и весил в три раза больше, и был к тому же мокрым. К счастью, Феликс был не против дальнейшего путешествия, но спасаться бегством от его опрятных отряхиваний нам все же пришлось.

Объяснила гостям, что означают загадочные слова Paulownen Mausoleum. Я сама задавалась вопросом, кто же такой этот Пауловнен. Он оказался внучкой Екатерины Великой, Еленой Павловной, пятнадцати лет от роду вышедшей замуж за наследного принца Фридриха Людвига Мекленбург-Шверинского. «Малютка эта — чрезвычайной красоты, вот почему я назвала ее Еленой, то есть в честь троянской красавицы Елены Прекрасной» — это слова знаменитой бабки Великой княжны Елены. Молодым предстояло жить в Людвигслусте, где простую в обращении и добрую к бедным принцессу искренне полюбили. Родив двоих детей, Елена Павловна скончалась от чахотки в возрасте восемнадцати лет. Великий Герцог Фридрих Франц пожелал построить мавзолей в честь юной невестки, Helenen Paulownen, или, согласно парковым укороченным указателям, Paulownen Mausoleum.

Посетили гроты, где девочки–близнецы вскарабкивались на такую высоту по сложенным из вулканической породы искусственным руинам, что у меня захватывало дух от неверия в то, что это возможно, а Гунта пояснила мне: «Но ведь они же необычные дети, они же как кошки».

Городская церковь – нечто необычное. Восточная стена здания не является апсидой в полном смысле этого слова, так как она не примыкает к храму и не меньше размерами, она — неотъемлемая часть церкви, но, как апсида, полукруглая, перекрытая сомкнутым полусводом. Все огромное пространство стены занято фреской. Нас поразил эффект объема, мы подивились мастерству художника. А оказалось, что тут была еще и архитектурная смекалка: картина была двухуровневая, перед собственно стеной стояла стена потоньше, где были нарисованы небеса, ангелы, орган. Край передней стены был неровный, он следовал очертаниям ангельских фигур, и небо, которое художник изобразил на задней, настоящей, не бутафорской стене, естественным образом вписывалось в картину, создавая ощущение объема.
«А за тем местом, где нарисован орган, скрыт настоящий инструмент», — сказал нам служитель церкви.

Надо же, а мы только удивлялись, что в церкви нет органа!

Почти каждые выходные у нас гости, все в восторге от города и нашего жилища. Я завязала музыкантские контакты, уже есть партнеры для музицирования, уже назначен концерт, а мой супруг хочет сбежать отсюда, не прожив и полугода. Причина в том, что на работе ему устроили веселую жизнь: он должен преподавать в трех городках пять различных предметов, в трех из которых он отлично разбирается, но не является профессионалом, не научен обучать этому и должен сам разрабатывать программу. Поэтому, как сказал мой братец, мы стали лыжниками, то есть лыжи навострили: ожидается скорый переезд.

Милые, прекрасные российские девушки и женщины! Не выходите замуж за немцев: они сделают из вас цыганок!

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/za-morem/oxota-k-peremene-mest.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Один комментарий к записи «Охота к перемене мест»

  1. Natalia Moll:

    На новом месте будет ещё интересней!Германия полна загадок и красот!

Оставить комментарий