Париж всегда будет Парижем!

О, Париж — 2-я Часть

paris

Начало

«Настроение в городе изменилось после терактов»

Любовь французов к их столице запечатлена в бесчисленных шансонах, романах, фильмах и стихах. Это как бесконечная история о великолепии и духе города и его жителей. Ожесточенная защита ценностей Республики, бескомпромиссность в стремлении к свободе — Париж не может быть провержен, как и парижане. «Paris sera toujours Paris!» они пели в 1940 году во время немецких бомбардировок — Париж всегда будет Парижем! Они это спели снова после терактов в январе и ноябре 2015 года, старый шансон Мориса Шевалье, который провоцирует эту дикую решимость не бояться темных сил. И так оно и есть. Они оплакивали, они помнят мертвых. Они не подавлены, они пытаются понять, что произошло. Но они не боятся.

Некоторые говорят, что парижане были ближе друг к другу после тех нападений. Что они стали более внимательны. Некоторые говорят, что они были в восторге от иностранных гостей. Возможно, это правда. Может быть, это просто дух времени.

belvill-Paris«Я думаю, что настроение в городе изменилось после терактов», — говорит писатель Виржини Депант (Virginie Despentes). Она сидит в кафе Faitout, в Бельвилле (Belleville), ее любимом районе, где она живет уже несколько лет. «Какое-то время вокруг города была общая депрессия. Гордость парижан также включает в себя известное высокомерие — и теперь им пришлось осознать, что не все идет так хорошо. Политический кризис, пошатнувшаяся экономика душевно измотали людей».

Ее роман-трилогия «Жизнь Вернон Сюбютекс» («Das Leben des Vernon Subutex») отражает это настроение: Париж как джунгли — кто хочет через них пройти, должен импровизировать. Этакая противоположность социально-романтическому миру Амели: жестокая экономическая и политическая борьба во всех слоях общества. Герой Депант, продавец платинок Вернон, сначала теряет работу, потом свою квартиру. Без жилья и социального статуса он становится наблюдателем — фланером на «крысиных бегах» позднего капитализма. Декадентские вечеринки, холодные сердца и разбитые души с одной стороны, забота и дружба — с другой.

На самом деле, взгляд Депант на парижское общество менее пессимистичен. «Даже люди с якобы безопасными карьерами обнаружили, что они не неуязвимы. Из этого, однако, выросло что-то положительное: люди больше говорят о том, в каком обществе они хотят жить. Они стали более открытыми для мира. Может быть, и больше понимающими».

Париж — самая густонаселенная метрополия Европы

park-bute-sharmonВ Бельвилле много социального жилья, это смешанный район, в котором обосновались бобоны — «буржуазные богемы»: молодые семьи и фрилансеры, которые управляют соседними кафе или столовыми, где можно дешево поесть в полдень. В парке Бют-Шомон (Buttes-Chaumont) вы можете увидеть всю эту суету, как и по соседству, на холме Бьют-Бергейр, насладиться одним из самых красивых видов Парижа.

Что хорошо — Париж настолько мал, что вы никогда не можете оказаться в неправильном месте — нет ни одного неинтересного квартала, как и отдаленного от других. Любой, кто блуждает по городу, ощущает себя так, как будто он путешествует из одной страны в другую: от африканского Магриба до Африки к югу от Сахары, от Индии до Китая; от мелкобуржуазной элегантности до электро-вечеринок в рыбном магазине — все находится всего в нескольких станциях метро от друг друга.

Не считая массивов Булонского и Венсенского лесов, Париж представляет все это мультикультурное зрелище на площади 87 км2 — центр города с более 2 млн. жителей, окруженный кольцевой скоростной трассой. Париж является самой густонаселенной метрополией Европы.

Большинство из 12-ти млн. жителей Парижа живут в пригородах. Многие социальные проблемы, возникающие из-за этого, в основном связаны с особенностью французской столицы: Париж вряд ли может расти вширь, только несколько его пригородов связаны линией метро. В ратуше пригородного Сен-Дени (Saint-Denis), где расположен стадион «Стад-де-Франс», полагают, что уже скоро жтот городок станет 21 округом столицы. И за Пантином, что на северо-востоке, закрепилась репутация «парижского Бруклина». Все это попытки расширить ядро Парижа, но таких подвижек пока еще не так много.

Подобно спирали, центр города вырос вокруг своего исторического ядра. Округи пронумерованы изнутри наружу, от 1 до 20 — и то, в каком округе вы живете, это многое говорит парижанам о том, что вы можете себе позволить, или о том, как вы хотите жить. Грубо говоря, богатство сосредоточено на Западе, на востоке расположены смешанные районы.

bereg-seniНа южном берегу Сены, где расположен университет Сорбонна, Париж более созерцателен и величав, чем на северном. На севере больше динамики: поскольку северные каналы Сены к северу от площади Республики были открыты новым жителям, окружающие кварталы процветают. Постоянно открываются новые рестораны или «Concept stores», где вы можете купить все, что модными блоггерами провозглашено трендом — от садовых стульев до трусов.

«У Парижа есть особая энергия»

На заднем дворе на улице дю Фобур (Rue du Faubourg) Сен-Дени, Николя Жюль (Nicolas Julhes), как современный алхимик колдует над аптекарскими бутылками, пробирками и пипетками. Вот уже три года он управляет своим «микро-дистиллятором», по его словам, единственным законным заводом по произвоству алкогольных напитков в Париже. Жюль — один из многих креативных владельцев малого бизнеса, которые использовали кризис, чтобы попробовать нечто новое.

la-distillerie-de-parisВместе со своим братом и родителями он управляет сетью магазинов, торгующих деликатесами, а теперь также занимается торговлей особых сортов алкоголя, чьи ароматы он создает, как парфюмер. Там, где когда-то была мастерская, теперь пахнет кинзой, бергамотом и лимоном. На стене висит ярко отполированное сердце его фабрики: аппарат из блестящих медных чайников и труб. Спиртовой завод, говорит Жюль, — это, кстати, творение немецкой инженерной мысли, специально созданный компанией Holstein, что на Боденском озере.

Помимо фруктовых коньяков, он выпускает джин, водку, бренди и ром — по новым рецептам. Это является основой его бизнес-модели: «Во Франции традиционно большое внимание уделялось месту происхождения. Коньяк может поступать только из региона, производящего коньяк. Кальвадос – из региона, производящего кальвадос. Но есть новое поколение клиентов, которые увлечены инновациями и моим производством. Для них гораздо важнее ингредиенты и творчество по созданию новой композиции, нежели то, что делается, как 100 лет назад».

Конечно, все это напоминает тренды в области продуктов питания, как это сейчас модно в других крупных городах. Но Жюль не хочет этого признавать. Он только что вернулся из Берлина с ярмарки ремесел. «Там были хорошие вещи. Особенно упаковка. Но это не работает во Франции. Французы не покупают еду только потому, что она выглядит так красиво. А парижане еще более критичны, чем остальные».

Если в других европейских городах финансовый кризис оказался великим нивелиром, то в Париже – наоборот, он возродил старые силы: парижане свихнуты на репутации своего города как единственном в своем роде мегаполисе. Они преданы своего городу. «Мы не хотим жить, как те стеклянные шарики с Эйфелевой башней внутри, которые продаются в сувенирных ларьках», — говорит Жюль. «У Парижа есть особая энергия. То, что я делаю, могу делать только здесь».

«У французов сложно снискать репутацию»

Воля к возрождению парижского духа достала даже одну из самых старых институций: бистро. Традиционная французская кухня является региональной, с большим пристрастием к мясным блюдам. Многие парижане впадают в экстаз, когда видят в меню «Andouillete». Это колбаса из Auvergne, о которой лучше предостеречь непосвященного: она не только состоит из субпродуктов, но и пахнет ими.

Clown BarВот уже несколько лет, как сформировался тренд, который парижане называют «нео-бистро». Они предлагают классические блюда бистро с новыми идеями. Пьер Дерриен (Pierre Derrien), управляющий директор престижного «Бара клоунов» (Clown Bar) на улице Амло (Rue Amelot), объясняет этот принцип: «Даже люди, которые говорят, что они никогда не смогут есть мозг теленка, он понравится им у нас». Правильно. В то же время среди рестораторов возникла конкуренция в отношении того, как творчески совершенствовать стейк-тартар или антрекот. Сегодня в ресторанном бизнесе эти молодые шеф-повара, экспериментирующие в тускло оборудованных кухнях без оглядки на звезды и правила, вызывают настояшее землетрясение.

Сначала он испытывал почтение к городу, говорит Аксель Айза Галлан (Axel Ayza Gallant). Он только начал работать поваром в «Баре клоунов», приехав из Барселоны. «У французов сложно снискать репутацию», — говорит он с усмешкой. «Но когда дело доходит до еды, с ними очень весело. Они знают себе цену, но всегда любопытны». У него есть, что сказать о парижанах. «Они не любят поверхностных разговоров. Но если вы делаете что-то с энтузиазмом и к тому же рассказываете об этом, они будут вас слушать».

У каждого парижанина своя история о городе

Так что пришло время прояснить ситуацию с двумя клише, которые обычно связывают с парижанами. Первый — парижане высокомерны. Второй — парижане отказываются говорить по-английски. Второе объясняется легко — парижане не говорят по-английски иначе, чем берлинцы, а именно, в зависимости от того, насколько хорошо они им владеют. А вот первое — большое недоразумение.

le-maraisПредполагаемое высокомерие обычно ощущается ввиду неспособности другого человека точно сказать, чего он хочет. Если вы спросите парижанина в центре Марэ (Marais), где хороший ресторан, он, скорее всего, ответит немного раздраженно: «Ce depend» (зависит от многого). Что вы будете пить, вино или пиво. Собираетесть есть или нет. Внутри ресторана или на террасе. Если есть, то какую кухню предпочитаете: французскую, еврейскую, нигерийскую, карибскую? Если французскую, то традиционную или современную? Бретонскую, корсиканскую, баскскую? Слишком много возможностей.

А из-за бессмысленного вопроса о «приятном месте» парижанин пропустил, возможно, последнюю пустую электричку в метро до часа-пик. Или кто-то застает его с таким вопросом на велосипедной парковке, в то время как велосипедные дорожки в Париже представляют собой довольно сложную систему. Словом, парижане не высокомерны, просто нетерпеливы.

Лучше зайдите в кафе, сядьте и спросите того, кто расслабленно сидит за соседним столиком. Парижане любят рассказывать о том, что есть особенного в их окрестностях и в их городе. И у каждого своя история.

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

Оригинал: A. Ritter «Der Zauber von Paris», Stern, 2018, No 14, 28.03.2018, S. 24-37.

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/za-morem/parij-vsegda-budet-parizhem.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

Назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий