В каждом клише есть доля правды

Путешествие из Базеля в Женеву или граница без замка – 2-я часть


francia-shweycaria-granica

Начало

«Швейцарцы, конечно, делают все остальное»

Через несколько километров вверх по течению реки Ду, во французском Вилер-ле-Лак, находится франко-швейцарская верфь. Она так называется потому, что основана по модели верфи, находящей по соседству в швейцарском городке Ле Брене, где делают лодки, особенно удобные для передвижения по реке Ду.

viler-le-lacЕсли времени для выполнения заказа мало, Антуан Мишель некоторые части заказывает в Швейцарии. «С другой стороны, по ту сторону границы поставщики  более гибкие», — говорит директор верфи в синем рабочем комбинезоне. Во Франции Мишелю придется две недели ждать, тогда как из швейцарского Ла-Шо-де-Фоне, он может забрать заказ через четыре дня. В каждом клише есть доля правды.

На верфи в зависимости от объема работ заняты до двенадцати человек, несмотря на то, что оплата труда здесь ниже швейцарских расценок. «Кто любит лодки, скорее согласмммится потерять немного денег, а с другой стороны — чтобы не быть безработным», — говорит Мишель одобрительно. И тут же шутит: «Швейцарцы, конечно, делают все остальное».

История абсента — швейцарско-французская

Во французском Понтарлье у Пьера Ги забота – как заманить работников для его семейного ликероводочного производства. Ведь, несколькими километрами дальше, на абсент-спиртзаводе, что в швейцарском Валь-де-Траверс, зарплаты в три раза выше. «Мы дарим сотрудникам улыбку», — говорит Пьер лукаво. В понизив голос, 27-летний предприниматель, мечтающий когда-нибудь заменить своего отца на посту главы компании, рассказывает о большем списке льгот, таких как и 13-я и 14-я зарплаты.

Но у семьи Ги есть одна претензия к швейцарским производителям абсента: французы получили сертификат происхождения для своего абсента с «охраняемым географическим названием» — «Абсент де Понтарлье». Подобная швейцарская попытка не удалась в 2014 году, соглано решения Федерального административного суда. Ги с облегчением перевели дух, потому что крупный швейцарский производитель хотел полной защиты названия «абсент», хотя таковой также производится и во Франции. Вообще вся история производства крепкого алкоголя из полыни, аниса и других трав является швейцарско-французской.

dom-absenta-val-de-traversОригинальный рецепт абсента был создан в Ноенбурге. В 1798 н. в Валь-де-Траверс швейцарец Даниэль Анри Дуби и француз Анри Луи создали первый абсент-спиртзавод. А в 1805 г. Перно открыл свой собственный спиртзавод в Понтарлье. Абсент использовался во французских колониях для очистки питьевой воды для солдат. После их возвращения во Францию абсент широко распространился на родине и стал модным напитком. По обе стороны границы открыли новые винокурни, многие из которых были со швейцарским крестом на этикетках. Семья Ги также продолжает производить абсент.

Этим летом, швейцарский спиртовой тяжеловес предпринял новую попытку защитить свой абсент от подражателей. Новое «охраняемое географическое название» теперь звучит так – «Абсент-дю-Валь-де-Траверс». Маленькие швейцарские винокурни протестуют, потому что они не смогут импортировать вермут, из которого гонят абсент, из-за рубежа. Ги не имеет ничего против этого швейарского названия: «Я думаю, что это очень хорошо, когда мы приводим особенные характеристики обеих сторон».

Отель Арбец – настоящая насмешка над властями

otel-arbezС другой стороны границы, в деревне Валлорб, главная улица тянется вдоль живописного озера Жу и ведет обратно во Францию. Там заканчивается «Route International» в деревне, принадлежащей одновременно двум государствам: Ля Кюр в Ньоне частично принадлежит Франции, частично – Швейцарии. Граница проходит по середине отеля Арбец — в ресторане вывешены оба флага. Отель был построен одним контрабандистом в 1862 году, незадолго до одного из переносов границы, предпринятого Наполеоном III. «Это было настоящей насмешкой над властями. И мы продолжаем этим заниматься», — говорит Александр Арбец, он держит этот отель вместе со своей сестрой Беренис.

Месторасположение здания отеля делает его исторической достопримечательностью: дед Александра, Макс Арбец во время немецкой оккупации Франции спас сотни людей – евреев, борцов сопротивления и солдат союзников — пропуская их через дверь с французской части дома в швейцарскую. В этой же гостинице были предварително оговорены условия Эвианских соглашений, положивших конец французской войне в Алжире в 1962 году.

Сегодня Александр Арбец если и имеет дело с властями, то лишь по поводу обычных вещей, таких как НДС: «Французы говорят: Заплатите всю сумму налога нам, и дело с концом». Швейцарцы лапидарно сообщают, что Конфедерация не погибнет, если он вообще не заплатит налог. «Но мы настаиваем на нашем праве платить налоги в Швейцарии», — говорит Арбец. 8 процентов НДС лучше, чем 20. Теперь Арбец облагается фиксированной ставкой 70 % от продаж во Франции и 30% — в Швейцарии.

Александр Арбец учился в Бордо и Чикаго, он жил в одной квартире с людьми разных национальностей. Француз по происхождению, он имеет и швейцарское гражданство. Арбец убежден в том, что гораздо интереснее сравнивать национальные особенности, чем осуждать их.

С тех пор, как он возвратился на родину, много думал о важности границ. «Граница отделяет и защищает. Она очень конкретная и в то же время мистическая». Люди думают,  что границы открыты, когда мало видимых элементов их контроля. Заблуждение. «Здесь границы отслеживаются с помощью дронов. Как в «Звездных войнах», — говорит Арбец. В то же время его отель является еще одним примером того, как границы могут быть преодолены: «Франция и Швейцария являются единственными странами в мире, которые делят отель, а он в свою очередь соединяет людей».

Фронтильеры – швейцарская зарплата и французский уровень жизни

Торговый центр Val Thoiry близ Женевы со своими 65 магазинами и Мигрос-супермаркетом привлекает посетителей тем, что является единственным во Франции, принимающим к оплате швейцарские франки. Здесь легко встретить покупатей из Швейцарии. Как Глэдис Жильяр и ее подруга Соня Кастро. Продавщица книг Кастро живет в Женеве, и говорит, что 99% всех покупок она делает в Швейцарии, чтобы поддержать мелких розничных торговцев. Тот день был исключением , так как она навещала свою подругу.

Глэдис Жильяр говорит, что половину всех покупок она совершает в Швейцарии, а половину во Франции, так как ассортимент модных бутиков отличается по обе стороны границы. Жильяр работает в швейцарской пекарне на берегу Женевского озера и живет, как многие швейцарцы, во Франции в нескольких километрах от границы. Только в приграничных департаментах близ Женевы зарегистрировано 64 тыс. швейцарцев в консульстве в Лионе. Число швейцарцев, постоянно курсирующих через границу оценивается в 30 тыс. человек.

Жильяр говорит, что они с мужем никогда не смогут позволить себе дом в Швейцарии. «Здесь мы живем лучше, но приходится терпеть унизительные выпады в Женеве». Бытует мнение, что приграничные работники, будь то швейцарцы или французы, «снимают сливки» по обе стороны границы: швейцарские зарплаты и французский прожиточный минимум.

Особенности «антифранцузского расизма»

Это обвинение не всегда справедливо. Мари Маурис с 2008 года живет в Лозанне, являясь корреспондентом французской газеты «Le Monde», также пишет для романдских периодических изданий. Француженка констатирует, что реализация принципа свободного передвижения людей приводит к росту «антифранцузского расизма». Она снова и снова слышит истории потерпевших о поцарапанных машинах, дискриминации владельцев квартир и оскорблений, типа «грязный француз». Хотя каждый француз может поделиться подобными историями, эта тема табуирована. И Маурис написала книгу с ироническим названием «Добро пожаловать в рай!» (Bienvenue Au Paradis!) . Как предупреждение французам, что в этой стране не все так радужно, как смотрится издалека.

Bienvenue-Au-ParadisКогда книга была опубликована в одном из французских издательств в апреле 2016 г., газеты романдской швейцарии подвергли Маурис критике. На сайте книжной ярмарки читатели оставляли комментарии с нескрываемой ненавистью: как французская женщина посмела критиковать Швейцарию, и если ее здесь что-то не устраивает, пусть возвращается домой. Бывший федеральный президент Кушпен сказал в интервью швейцарскому телевидению, что книга Маурис вызвала боль и агрессию, обнажив темы, которые лучше было бы не трогать. Автор не понимает такого отношения: если вы держите все в себе, это похоже на скороварку без клапана. «В какой-то момент крышка не удержится, тогда взрыв неминуем».

Однако Маурис связывает это недовольство с проблемами, вызванными внезапным притоком мигрантов из Франции. На данный момент, около 200 тыс. французов проживает в Швейцарии, еще более 170 тыс. – приграничные работники, ежедневно курсирующие из Франции в Швейцарию. «Границы открыли и сказали людям: посмотрите, где вам лучше». Если власти будут эффективнее бороться с демпингом заработной платы, то французы перестанут быть стрелочниками в конфликтах, считает Маурис. Тем самым они обезоружат и популистов, выступающих против свободы передвижения.

Самой Маурис, кстати, нравится жить в Швейцарии. Она ценит сдержанность швейцарцев, родила здесь ребенка и говорит «у нас», имея ввиду «в Швейцарии». Но о приграничных работниках она больше не пишет.

Действительно ли тут так тесно?

Если же спросить Мари Маурис, французского фронтильера или Объединение европейских приграничных работников (Groupement transfrontalier européen), отстаивающих интересы 30 тыс. фронтильеров — все они сойдутся на том, что самая напряженная ситуация сложилась в Женеве. Действительно ли тут так тесно? В этой части Швейцария глубоко выступает в Францию, и Женева с ее 200 тыс. жителей окружена обширным пригородным поясом. В общей сложности здесь проживает один миллион человек, а к 2040 году будет 1,35 млн.

В Женеве автомобилисты стоят в пробках в среднем 134 часа в год, почти шесть дней. Может быть, этим иногда невыносимым мотанием «взад- вперед» объясняется швейцарско-французская любовь-ненависть, как в песне Сержа Генсбура, которую он пел вместе с Джейн Биркин «Je t’aime… moi non plus».

Есть и другие причины для определенной шизофрении: во-первых, Финансовый комитет отказал в кредите на «Женевский Экспресс» (Léman Express), который с 2019 г. должен был начать курсировать до французской территории Женевского озера. В то же время Государственный совет по передвижению объявил, что собирается в режиме тестирования закрыть мелкие пограничные пропускные пункты, тем самым блокировать автомобилистов-фронтильеров. И буквально через день Швейцария и Франция торжественно открывает на границе так называемый Чева-туннель для «Женевского экспесса».

Может быть, стоит на все это посмотреть с иного ракурса. Например, с парома, идущего по Женевскому озеру, это выглядит следующим образом: над Францией стоит солнце и светит на швейцарский берег. Небо над озером практически безоблачно. Над горами Юры висят серые облака, словно выполненные акварелью. Женева лежит в дымке, где сливается все: вода и земля, небо и горы, город и пригород, Франция и Швейцария.

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

Оригинал: M. Sander «Je t’aime . . . moi non plus», Neue Zuercher Zeitung, 25.11.2016

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/za-morem/v-kazhdom-klishe-est-dolya-pravdy.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий