Время чудес

Хилола Айходжаева «Марсельские хроники» — часть 4-я

khilola-aykhodjaeva

О разных странах и городах многое можно узнать из путеводителей и своих собственных путешествий. Но чтобы по-настоящему прочувствовать страну и понять душу людей, ее населяющих, нужно пожить в этой стране, пытливо наблюдая за местной жизнью и активно участвуя в ней. Цикл «Марсельские хроники» Хилолы Айходжаевой - сочные, яркие и жизнерадостные зарисовки жизни южного портового города.

Предыдущая часть

Рождественская мишура

Марсельцы готовятся к рождеству. Попала очередной раз на «елку» в садике. В жарко натопленном зале (вообще детские сады здесь топятся до невозможной жары. Это, чтобы потные, задыхающиеся родители не задерживались и не докучали своими расспросами воспитателям) гремела рождественская музыка. Посреди зала под елочкой сидел красный, взмыленный Дед Мороз и утирался бородой. Директриса выкрикивала детей по именам, они подходили к Деду Морозу, щелкал фотограф, вручался подарок… Конвейер.

Сразу с тоской вспомнила наши утренники. Нарядных волнующихся детей и родителей. Нетерпеливый топот детских ног, когда они звали Деда Мороза. Его шутки–прибаутки. Как все плясали вокруг елки. Праздник начинался с подготовки к нему. С репетиций, с вырезания снежинок, склеивания гирлянд, подготовки костюмов, декораций  и пр. А здесь все так буднично, по-деловому, бездушно. Помните мрачную свадьбу принцессы Будур с колдуном в «Волшебной лампе Алладина»?

veselogo-rojdestvaМое первое Рождество в Марселе. В городе и домах ощущение праздника. Все, даже незнакомые, поздравляли друг друга. Люди здесь очень общительные. Благодаря этому тоже мы за короткий срок начали говорить по-французски. Люди здесь охотно делятся всеми новостями. Рассказывают о себе запросто всю подноготную.

Поразило меня праздничное оформление витрин. Вроде просто, чуть неряшливо, но вместе с тем красиво. Часто из ничего, из пустяков, из незначительных вещей получается что-то очень замечательное. Подарки, которые дарят дети, сделаны ими самими тоже с фантазией и со вкусом.

Под елкой маркиз (он же Дед Мороз) навалил гору игрушек. Мы обычно столько не дарили. Потом приходили гости, и гора вырастала до немыслимых объемов. Я в принципе с этим не согласна. В конце концов дети играют одной или двумя, остальные потом приходится раздавать.

rojdestvo-v-marcele-santoniВдоль центральной улицы Марселя тянутся палатки с яслями и сантонами (фигурками пастухов, ремесленников, святых, младенца Христа и Девы Марии). Чаще всего они сделаны вручную, у всех разные черты лиц, весьма выразительных. Продают популярное во всей Франции мыло из оливкового масла.обычаи и традиции

Определенного праздничного блюда, как я поняла, не существует. То есть каждый будет утверждать, что то, что у него на столе и есть это традиционное блюдо. В одном марсельцы едины, это в десерте. Обычно это «Buche » — «Бревно». То есть сладкий рулет в виде бревна. Часто он покрыт шоколадом и присыпан пудрой, что, видимо, символизирует бревно под снегом. И обязательны 13 сладостей (13 апостолов). Это сухофрукты, финики, миндаль и орехи, марципан.обычаи и традиции

В эглизе района, в котором мы жили раньше, устанавливают механический миниатюрный город с лавками, домами, мастерскими, ремесленниками и просто жителями, домашними животными. Судя по костюмам и архитектуре город средневековый, провансальский. Лица тоже у персонажей с провансальским акцентом — носатые, а не тонкие, библейские. (Помните разницу в портретах Ленина, Маркса и Энгельса на Кавказе, в Средней Азии и России?) Центральной фигурой являются младенец, Мария и Иосиф в хлеву, в окружении ягнят. Вот они в рубахах, как и положено. Все сооружение освещается, фигурки кататонически двигаются, воспроизводится даже уличный шум, блеяние ягнят, молчание ослов, крутятся мельницы, и в ручьях бежит настоящая вода. Дети часами застывают в созерцании и задают вопросы взрослым. Кюре и монахини стоят рядом и рассказывают детям о персонажах и рождении Христовом. Хотя смысла в этом нет никакого.

 «А знаете ли Вы, что…?»

rojdestvoМеня долго удивляло то (да и сейчас не могу свыкнуться), что французы, которые считают себя верующими католиками и проходили катехизис в школе, имеют крайне смутное представление о своей религии. Кроме общепринятых истин и пары-тройки библейских историй, они ничего об этом не знают и знать не хотят. Выяснилось, что даже я, с моим атеистическим советским образованием, больше разбираюсь в этом вопросе. Недавно барон шокировал меня заявлением о том, что: «Оказывается Исус Христос был еврей. Я узнал об этом недавно на похоронах моего отца, когда прислушался к проповеди священника. Я почувствовал себя преданным».

Надо было прожить больше половины века, считая себя католиком, чтобы сделать такое открытие. У меня просто «челюсть отвисла». Я спросила: «А кем он был по-твоему? Если он стал первым христианином, то до этого он значит таковым не являлся». Он мне ответил с раздражением: «Вот все ты со своей логикой. А спроси любого, он тебе скажет то же, что и я». «Любым» оказалась его племянница, которой ее подруга, оказывается, объяснила разницу между христианами и православными!!! «Между православными и католиками?» — спросила я. Выяснилось, что нет, что именно так, как она сказала. Была я тут в одной компании интеллектуалов, которые на мои вопросы о католицизме (мне правда было интересно их мнение) ответили мне, что они «картезианцы и агностики». Что то, о чем я говорю, просто чушь, что все мировые беды и проблемы из-за религии.

Новогодний подарок

Начну, как всегда, издалека. 31-го декабря 2000-го года была солнечная, довольно прохладная для Марселя погода. С утра я сделала генеральную уборку. Вымыла окна, повесила чистые занавески, отдраила весь дом самолично. Маркиз был на работе, девочки со смехом бегали взад-вперед «помогая» мне. Причина моей ретивости крылась в следующем. Срок чичиных родов наступил уже неделю назад. Чувствовала я себя великолепно. Поэтому я решила подготовиться к встрече «нового человека» сама, не доверяя уборщице.

Вечером мы ждали гостей. Соответственно, я наготовила еды. Когда маркиз пришел с работы, он был в шоке. Это типичное поведение женщины советикус удивляло врачей и соседей. Уже с громадным животом я неутомимо бегала по всему Марселю, сопровождая девочек в школу, на музыку и на занятия спортом. Его прежняя жена (маркиз был вдовец на момент встречи со мной) во время беременностей осторожно переносила свой живот с дивана на кровать. (Вообще Чича — это был мой подарок маркизу на день рождения. У маркиза день рождения в апреле. Да, я тогда так ему и представила свой божественный подарок). После всех героизмов мы поехали в парк Лонгшамп. Там мы бегали вверх вниз по лестнице, ведущей во дворец.

Вечером, по возвращении, только мы накрыли на стол, и пришли первые гости, Чича стал активно пробиваться в этот мир. Так он родился первого января 2001-го года. Первое, что он увидел и услышал, после моего и маркизовского лица и наших умиленных, счастливых причитаний — новогоднюю песню, торжественно исполненную персоналом клиники в бумажных колпаках с бубенчиками, под свист, дудение всяких свистелок и дуделок. Акушер, врач, сестры и пр. наблюдали за родами, попивая шампанское и закусывая фуа гра. От всех разило шампанским. Врач между делом норовил запустить волосатую руку под юбку хихикающей и розовой от смущения и алкоголя медсестры.

Ладно, расскажу вам поподробнее. Еще до моих родов, мой врач уверил меня, что в родильном зале будет очень ограниченное количество лиц, имеющих прямое отношение к родам: «Мы уважаем интимные чувства наших клиентов», — заверил он торжественно. Значит так, в родильном зале была я — в центре на столе, вся утыканная всякими проводами, ведущими к пикающим, мигающим всеми цветами, гудящим машинам, изрыгающими из своих недр всякие «…граммы». Вот список персонала, сопровождающего меня в этом ответственном мероприятии: акушер, гинеколог (не акушер-гинеколог в одном лице, как у нас), каждый со своими ассистентами, анастезист с помощником, неонатолог с двумя ассистентами, технический работник, отвечающий за аппаратуру, пара уборщиц, забежавших поболтать и выпить шампанского, две стажерки и охранник.

Гремела музыка. Маркиз умудрился уснуть посреди этой дискотеки. Перенервничал, бедный. Еще бы, аристократические наследники  столь редких кровей рождаются не каждый день. Его еле растолкали, когда головка зачинщика этого бардака начала проклевываться. Ну тут наступил полный апофеоз. Все разом заверещали от счастья. Чича, как и положено, вопил, акушер и гинеколог (не акушер-гинеколог, а акушер и гинеколог) обнялись и зарыдали, приговаривая, что это их одиннадцатые роды за день, и что вот так они рыдают каждый раз. Маркиз облегченно уснул на своем стуле изредка всхрапывая и выпучивая глаза.

Потом меня наконец-то перевезли в мою комнату, в которой набилась вся аристократическая родня с видеокамерами и фотоаппаратами. Люди все продолжали впихиваться со своими цветами и подарками. У нас с Чичей была только одна мечта — выкупаться и уснуть.

Продолжение

Цикл «Марсельские хроники» был создан и переработан по материалам блога «Запах бабочек» специально для журнала «В загранке».

Объявление!: Уроки французского языка в соответствии с Вашими сроками, наклонностями и потребностямиhttp://create-hands.ru/wppage/uroki-francuzskogo-yazyka-5

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/za-morem/vremya-chudes.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

Назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий