Будущее – серийные кризисы или новые возможности?

Matthias Horx

Немецкий футуролог и основатель Института будущего Маттиас Хоркс (Matthias Horx) — непоколебимый оптимист. В своей новой книге «Смело в будущее» («Zukunft wagen»), он объясняет, почему возникают страхи перед будущим, и насколько важно их преодоление для достижения благополучия человечества в дальнейшем.

«Апокалиптическое мещанство»

Написать книгу «Смело в будущее» Хоркса побудил тот факт, что в последние годы население стран Европы все больше охватывает тягостное ощущение кризиса и упадка. Многие социологические исследования подтверждают, что еще 25 лет назад люди гораздо меньше тревожились за будущее. Хоркс также полагает, что особенно много пессимистов в немецко-говорящем регионе Европы (самом благополучном, к слову сказать, и в лихие кризисные времена), которые предрекают всевозможные «закаты» и ужасы, что получается у них удивительно складно: мир сползает в бездну, и мы уже оказались у ее черты! Хоркс определяет этот феномен как «апокалиптическое мещанство».

Matthias-Horx-Zukunft-wagenТакому положению вещей, безусловно, «способствует» шквал негатива, распространяемого СМИ, о том, что мы находимся на грани пропасти, и Европа погибнет. Как и чрезвычайное множество сценариев апокалипсиса, тиражируемых кино и телевидением. Как говорит Хоркс, запугивание людей стало новой бизнес-моделью развития СМИ. Если они не обыгрывают какие-то ужасы или страсти, то теряют рейтинг и соответственно доходы, что для них гораздо важнее, чем состояние психики их читателей и зрителей. Поэтому кризис оказался своего рода «черной» забавой для обывателя. И если взрослые читают таблоиды лишь от нечего делать и не принимают близко к сердцу то, что в них печатают, то дети оказываются в нешуточной опасности, серьезно реагируя на информацию и меняя свое поведение.

Поэтому Хоркс одну из своих задач как футуролога видит в анти-медийном просвещении. Есть конечно, известное психологическое сопротивление этому потоку чернухи, но оно явно недостаточно. К тому же, этот поток далеко не безвреден. Ведь цивилизация – это не что иное как конструктивный диалог со страхами, как и многие страхи возникают из конструктивного сотрудничества. Однако, если не мы управляем своими страхами, а они – нами, это чревато неприятностями. Мы сами провоцируем упадок путем эскалации истерии, убежден футуролог.

Эгоцентризм и безответственность

В этом сказывается глубокое нежелание среднестатистического обывателя реально взглянуть на мир, своего рода эгоцентризм. «Если вы в опросах справляетесь у людей о том, как у них идут дела в их личной жизни, подавляющее большинство отвечает «хорошо» или «очень хорошо». Но чем дальше вы уходите от личной сферы, затрагивая жизнь региона, страны, континета или мира в целом – оценки ситуации становятся все более и более негативными, — констатирует Хоркс. – В то время как многие глобальные тенденции положительны: абсолютная бедность уменьшается, образованием охватывается все большее количество людей, даже на таком «трудном» континенте как Африка наблюдается много положительных сигналов. Только большая часть их не воспринимается. Все эти образы, которые составляют современное представление о мире свидетельствуют, что мир развивается и меняется к лучшему».

За страхом перед будущим, вызванным у европейцев, по Хорксу, кроется также некоторая зависть на темпы экономического роста в Азии. Она подпитывается классическим недоразумением: вместо того, чтобы порадоваться тому, что в мире почти на два миллиарда увеличилось число людей, вставших на путь процветания, европейцы эгоцентрично боятся потерять свои привилегии. Они думают, что если другие выигрывают, то те у них что-то отнимают. «Но мировая история движется иначе: нам на руку, когда жизнь других улучшается. И эта обоюдовыгодная ситуация питает лично мой оптимизм в отношении будущего», — заключает Хоркс. Мир во всем мире и прогресс зависит от нас, и нам нужно понять этот механизм, чтобы вести себя соответственно — и не воздвигать новые стены, чтобы прятаться за ними от будущего.

Хотя страх перед будущим отнюдь не безобидная вещь — как говорится, и беду недолго накликать. Один из поучительных примеров, который приводит Хоркс, — США после терактов 11 сентября: страх перед новыми экстремистскими операциями вызвал глубокую паранойю в массовом сознании, что привело к широкой поддержке населением неверных политических решений с тяжелыми последствиями, как война в Ираке и развертывание структур национальной безопасности, таких как АНБ. На вопрос «Может ли человек жить без идеи о лучшем будущем?» футуролог отвечает следующим образом: «Мое поколение в 60-е годы было во власти социальных утопий и сценариев технологического прорыва в будущем. Конечно многое из этого было наивным, но были также сила и желание изменений. Современное общество становится все менее устремленным в будущее, «не-футуристичным», у него больше нет представления о том, куда бы оно могло двигаться дальше. А если и есть какие-то предположения о будущем, то те, что в дальнейшем может стать еще хуже. Я полагаю, что в людях оказалась подавлена подлинно человеческая способность: представить себе образ будущего и воплотить его». Каждый из нас должен спросить себя: могу ли я как представитель рода человеческого внести хоть мало-мальский вклад в улучшение мира? Пессимизм в отношении будущего парализует социальное творчество. Кто не верит в будущее, тот не чувствует за него ответственности.

Кризисы как часть жизни

На что можно резонно возразить, ведь в последнее время произошли некоторые реальные кризисы, которые вызывают обоснованное беспокойство. Хоркс в связи с этим напоминает, что каждый кризис является признаком того, что что-то старое уже не работает. И стоит себя спросить: как мы справляемся с этим? Насколько мы компетентны, чтобы его преодолеть? И с чего мы вдруг ополчаемся на демократию, если не все и не всегда работает, как по маслу? Или выступаем против капитализма, потому что даже он не в состоянии гарантировать бесперебойное увеличение благосостояния? В этом проявляется, убежден ученый, дьявольский механизм нашей культуры: наши требования постоянно растут, и чем лучше мы живем, тем выше становятся наши претензии к миру. Обычные сбои в экономике уже интерпретируются как серьезные кризисы. Что подготавливает почву для популизма и теорий заговора и может привести к саморазрушению общества. Финансовая сфера – как нельзя лучшая илюстрация тому: если все верят в банкротство банка и начинают штурмовать его, забирая свои деньги, то люди приводят банк к банкротству только своим поведением, диктуемым страхом.

Как уже было отмечено выше, этот пессимизм во взлядах на будущее в большей степени концентрируется в Центральной Европе. Удивительно, что в Испании и Греции люди переживают кризис совершенно иначе, нежели на севере Европы. При этом важно признать, пишет Хоркс, что кризисы являются частью жизни, и только проходя через них, мы добиваемся прогресса. Эволюция, как собственно и мы, люди, является продуктом преодоленных кризисов. Поэтому нам необходимо выработать новые паттерны поведения при столкновении с неприятностиями и аварийными ситуациями. Если бы наша жизнь протекала только в условиях комфорта и была лишена каких-либо перебоев и потрясений, мы бы просто деградировали и загнили, утверждает ученый.

Многие, считая, что изменение может означать только ухудшение, возможно, забыли несколько основных аксиом истории цивилизации. Например, о том, говорит Хоркс, что хорошее, прекрасное и высокоморальное всегда возникает в столкновении, в конфликте, противостоянии. Реальный прогресс достигается отнюдь не легко и удобно, он требует определенной готовности идти на риск, любопытство к новому и неизведанному, а таже известной потери контроля. Часто мы делаем успехи только тогда, когда выходим из привычных рамок. Мир не совершенен, но его можно улучшить. И продолжать постоянно понемногу улучшать. Чему способствует понимание того, что кризисы по сути своей — признаки необходимых изменений.как перестать переживать

Другой взгляд на будущее

Рост благосостояния влечет за собой экологические проблемы, что в свою очередь порождает множество страхов. Стоит ли беспокоиться по поводу таяния ледников, истощения рыбных промыслов и высокой загазованности азиатских мегаполисов? Хоркс опять же напоминает, что 99% человеческой истории люди существовали в опасных для жизни условиях. Они могли умереть от нехватки пищи, инфекций или в стычке с соседним племенем. Поэтому у человека сформировался такой сильный страх перед ограниченностью ресурсов и всем, что ему неизвестно. И спрашивается, а не вводит ли этот страх нас в заблуждение в эпоху глобальной интернет-культуры и все более расширяющегося общества изобилия? Действительно ли дефицит ресурсов есть супер проблема будущего?

Мы инстинктивно уверены в этом, хотя стоит посмотреть на ситуацию с иного ракурса, призывает футуролог. 700 млн. человек в мире сегодня голодает, в то время как более 1,2 млрд. страдают от избыточного веса, угрожающего их здоровью. Многие устоявшиеся представления о будущем, на сегодняшний день, устарели. Например, модели членов Римского клуба, чьи обобщения экологической ситуации, проводимые в 70-х годах, с точки зрения системного предвидения, являются слишком упрощенными. Эти «старые экологи» мыслили исключительно в моделях дефицита, закрытых систем, хотя мир, безусловно, не является замкнутой системой, как и окружающая среда.

К тому же экологические проблемы успешно решаются, продолжает Хоркс. Так, 1951 г. в Лондоне из-за смога умерло 10 тыс. человек, что случилось чуть больше полвека назад. Китай также, как и европейцы, справится с экологическими проблемми, там уже над этим работают. Солнечной энергии, которая исходит каждый день на землю в десять тысяч раз больше того объема, который когда-нибудь понадобится для поддержания технологической цивилизации — даже, если мы и дальше будем ориентироваться на повышение эффективности производства. Запасы природных ископаемых на исходе, что вполне предсказуемо. Как и сырьевой кризис. Но ведь и каменный век завершился не из-за отсутствия камня, резонно заявляет ученый. Если сырья не хватает, и оно дорожает, это катализирует развитие промышленности, использующей отходы — так или иначе альтернативы гарантированны.

Также уже сложилась тенденция сокращения прироста населения, и, вероятно, на земле никогда не будет более 10 млрд человек. И если бы мы более рационально обращались с производимым сегодня объемом продуктов питания, их хватило бы на такую численность населения земного шара. Экономист Джулиан Саймон еще в 80-е годы бросил «еретический» вызов фаталистам Римского клуба, рисуя в своей книге картины изобилия в будущем. На самом деле, соглашается с ним Хоркс, «будущее не грозит нехваткой ресурсов, а приносит новые возможности. И несмотря на то, что наши домыслы о будущем, подчас, чистая ересь – все это очень интересно!»

«Надо больше внимания обращать на успех»

Люди всегда жили под страхом, поэтому наш мозг откалиброван на тревожность. Но сама жизнь сегодня, отмечает Хоркс, помимо поводов для беспокойства предъявляет и вполне обнадеживающие аргументы. Технологии развиваются и становятся более тонкими. Но сами по себе они мало что принесут, если мы не усовершенствуем общественные отношения. Яркий пример отношений будущего, считает Хоркс, – «Долевая экономика» (Share-Economy), в орбиту которой вовлекается все больше и больше людей, предпочитающих совместное использование имущества. Причем речь идет не о жертвах, приносимых на алтарь будущего, а об интеллектуальных концепциях процветания. Иными словами, пока мы создаем социальные условия для развития творческой активности людей, нет оснований для особых тревог, заключает ученый.

Как футуролог, Хоркс видит будущее человечества до 2100 г. без особых потрясений и переломов, как он сам обозначает в его «непрерывности» (Zukunft der Kontinuitaet), то есть все будет так, как сегодня, только лучше и современнее – никаких звездолетных экспедиций, андроидов, апокалипсиса. Очень спокойный прогноз. Что однако не следует путать с отсутствием конфликтов. История, как известно, движется по спирали, поэтому все возвращается, хоть и не повторяясь в своем прежнем виде, как и конфликты или национализм. Поэтому есть надежда, считает Хоркс, что они вернутся не в такой «убийственной» форме, какими были в прошлом.

Например, угроза войны: сегодня в вооруженных конфликтах гибнет гораздо меньшее число людей, как никогда прежде, несмотря на то, что в массовом сознании господствует совершенно иное представление. Что это значит? Силы доброй воли одерживают верх в масштабах планеты. «Сегодня есть немало дипломатов и политиков, которые умнее кайзера Вильгельма, развязавшего мировую войну ровно 100 лет. Да! Еще в 20-е годы прошлого столетия идея мирового правительства была утопией. И к тому, над чем так громко потешались в те времена, сегодня мы еще не пришли, но стали еще на шаг ближе: существует международный суд, есть ООН — и ряд их удивительно успешных миссий. К сожалению, успехи вряд ли кто заметил. Мы регистрируем их деятельность только, когда очередная миротворческая миссия не удается. Мы должны научиться больше внимания обращать на успех», — акцентирует Хоркс.как перестать переживать

Прогноз или предвидение?

Читая эту статью, Вы, дорогой мой читатель, можете усомниться в респектабельности слов футуролога. Действительно, не каждый из нас с ходу отличает футуролога как исследователя будущего от астрологов и всевозможных прорицателей? На каком основании футурологи строят свои прогнозы? Как определяет специальность футуролога Хоркс, это ученый-универсал (как сказали бы в эпоху Ренессанса, энциклопедист) со склонностью к сухим научным знаниям, но захватывающий новые научные дисциплины: от социо-экономики, теорий систем, вероятности и игр до эволюционной психологии, неврологии и квантовой физики.

Футурология выходит за рамки «смирительной рубашки» традиционных учебных дисциплин, и поэтому часто ее обвиняют в «ненаучности». Но наука, как и все остальное, должна изменяться. Экономика, например, в течение многих лет считалась «жесткой» наукой с вечными истинами. Финансовый же кризис выявил обратное — экономика совсем не точная дисциплина! И ее механизмы и закономерности могут быть поняты лишь в комбинации со знаниями об обществе, психологии и теории хаоса. И до всего этого футурологу есть дело…

Настоятельно советую почитать книгу Маттиаса Хоркса «Смело в будущее»,

Светлана Александрова Линс

_________________________________
При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/obmen/novosti/budushhee-serijnye-krizisy-ili-novye-vozmozhnosti.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

назад к выпуску >>

к рубрике >>

3 комментария к записи Будущее – серийные кризисы или новые возможности?

  1. irinaallen:

    Спасибо, Светлана, что продолжаете держать нас в курсе!

    Есть то, с чем соглашаешься, многое — спорно, с чем-то не согласна. Но я, как Вы знаете, не экономист :-))

  2. Светлана Линс:

    Ирина, у меня тоже некоторые положения Хоркса также вызывают возражения, но в целом его взгляды очень интересны, они провоцируют посмотреть на многие привычные вещи с иного ракурса.

    Ну и конечно его «научный оптимизм» поднимает настроение и дает хороший эмоциональный заряд. Поэтому я выбрала презентацию книги Хоркса для 1-го выпуска в этом году журнала.

  3. Светлана Линс:

    В одном из клубов Яндекса по поводу этой статьи возникла мини-дискуссия. Ее содержание я переношу сюда в комментарии:

    aik-2013
    13 января, 02:28

    Можно сколь угодно долго пытаться делать хорошую мину при плохой игре. Кому-то на время, может, и полегчает. :-D Но всё ж неплохо найти в себе силы взглянуть трезво и осознать, что человечество выбрало неверный путь, экстенсивный.

    svetlana.lins
    изменено 13 января, в 15:36

    Человечество — понятие собирательное, соответственно. и отражает векторную сумму всех выборов индивидуумов, их потуг или неучастия на каждый исторический момент. Это если трезво взглянуть.

    Касательно эпитета «экстенсивный», здесь уместно вспомнить слова Гегеля о том, что «все действительное — разумно». Что собственно сказал в иной форме Хоркс: «Но ведь и каменный век завершился не из-за отсутствия камня». Металл оказался более «интенсивным». То есть есть смысл говорить о наращивании интенсификации с каждым новым этапом исторического развития.

    aik-2013
    14 января, 12:11

    Да. Разумно на кадом этапе выбирать наиболее лёгкую дорогу. Как говорит народная мудрость «Умный в гору не пойдёт…» ;-) Но если касаться такого вопроса как футурология, то иногда и в гору было бы неплохо.

    svetlana.lins
    изменено 17 января, в 14:16

    Ну, футурология отличается от идеологии, хотя и учитывает последнюю в своих прогнозах. Ведь это идеологии поднимают на завоевания как отдельных личностей, так и целые народы.

    А умный сейчас, в буквальном смысле в гору не пойдет — времена каменоломен прошли. «Золотая лихорадка» теперь в долинах, как их называют «силиконовых». Технологии-то теперь то-о-нкие. ;-)

Оставить комментарий