Кто отвечает за технический прогресс?

Peter-Thiel

Фото: www.focus.de

Сегодня технический прорыв возможен только в эгалитарном обществе. Когда человек уверен в том, что он может повлиять на ситуацию и берет на себя ответственность. Такие люди вдохновляют и меняют мир, хотя они отнюдь не боги, и не супермены.

Требуются инакомыслящие

Человечество привыкло к бунтарям. И каждая историческая эпоха озарялась не просто новой культурной парадигмой, расширящей горизонт и открывающей иные возможности, но выдвигала героев своего времени. Тем не менее, никогда прежде инакомыслие не ценилось так высоко, как в наши дни. В эпоху нетократии – власти интеллекта — инакомыслящие востребованы не вящей дискуссии ради, а для разработки технологий, которые способны поднять компании на более высокий уровень. Можно ли быть инновационным без ментального бунтарства? Питер Тиль, миллиардер, соучредитель PayPal, один из первых инвесторов в Facebook и автор книги «Из нуля к одному: руководство для стартаперов, или как строить будущее» убежден: там, где царит единомыслие, часто нет творческой активности.

peter-thiel-zero-to-oneZero to One: Notes on Startups, or How to Build the Future. By Peter Thiel with Blake Masters. NY,Crown Business, 2014; В переводе на немецкий — Peter Thiel (mit Blake Masters): Zero To One. Wie Innovation unsere Gesellschaft rettet. Frankfurt/Main, Campus Verlag, 2014.

Уже в самом названии книги Тиля содержится главный аргумент автора: действительно ценные инновации возникают не через постепенные изменения, совершенно новое рождается буквально из ничего. И это требует иного типа мышления, к тому же особой мотивации — что-то вроде смутного «общего оптимизма», позитивного настроя на лучшее будущее. Который уже давно является частью американской культуры, хотя в настоящее время и ее запал поистощился. Что требует своего осмысления и поиска путей поддержки в обществе новаторского духа. И наверное не случайно за эту нелегкую задачу взялся американец с немецкими корнями.

Быть аутсайдером, и в то же время делать верные ходы

Питер Тиль попал в США в годовалом возрасте, куда его семья эмигрировала из Германии. Он был одним из лучших учеников в школе и блестящим шахматистом. Продолжил учебу в одном из лучших колледжей, Стэнфорде, в самом сердце Силиконовой долины. Изучал философию и юриспруденцию, надеясь попасть в Верховный суд США в качестве стажера. Лучшей карьеры для юриста просто не бывает. Двое ведущих американских судей хотели видеть его своим последователем, интервью прошло хорошо. Но кандидатура Тиля была отклонена. Для него это стало шоком.

Так в конце 90-х годов Питер Тиль снова оказался в Силиконовой долине. Остальное — уже техно-история. Со своими единомышленниками Тиль основал онлайн-платежную систему PayPal. После того, как компания объединилась с сильным конкурентом, она стала непотопляема. А сам Тиль — богат и знаменит. Как основатель компании, инвестор и управляющий фондами. Возможно, его жизнь сложилась бы иначе, если бы он не учредил свою именную стипендию: сразу же после финансового кризиса он присудил 20-ти подающим надежды разработчикам моложе 20-ти лет по 100 тыс. долл. США. Но в этот раз не на учебу, а на реализацию своей новаторской идеи, которая не может ждать.

Решительный, самостоятельный инвестиционный стиль Тиля перенять не просто. Быть аутсайдером, и в то же время делать верные ходы. Тилю же это всегда удается. Просто совпадение? Этого никто не может знать. Одно можно сказать наверняка: кто с Тилем хорошо знаком, хвалит за быстроту и глубину мышления. Вот и бывший чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров отзывается о своем друге Питере Тиле, как «очень умный». Тиль заслужил отличную репутацию. Братья Самуеры (Samwer), разбогатевшие на создании немецкой копии американских стартапов, при выборе названия своего инвестиционного фонда ориентировались на название фонда Тиля: тот основал «Founders Fund», братья Самуеры – «European Founders Fund».

Не отдавать свою жизнь на откуп случая

Безусловно, прошло некоторое время, пока Тиль нашел свой путь. Пока понял, в чем его представления не стыкуются с реалиями современного мира: в нем все отдается на откуп случаю. «Я не утверждаю, что в жизни нет места шансу или удаче, — говорит он. — Но если мы говорим, что всем правит удача, мы снимаем с себя ответственность». Успешные предприниматели, утверждает Тиль, — отнюдь не счастливые обладатели выигрышных лотерейных билетов, но люди, имеющие четкое видение будущего и хорошо разработанный план его достижения. В то время как неопределенность является проклятием нашего времени.

Это и есть основной посыл книги Питера Тиля — пишет ли он о правильном выборе карьеры или рассказывает молодым предпринимателям и их инвесторам о своем пути к успеху, или же критикует государственную политику и образование: в конечном счете он утверждает, что человек может и должен влиять на события, а не отдавать свою жизнь на откуп случая. Собственно, это очень немецкий подход, находит Тиль: хорошо спланировать и организовать!

Его самый большой успех: он был первым инвестором в Facebook. Его последний проект: книга «Из нуля к одному». Она возникла на основе семинара, который Тиль провел в Стэнфордском университете в Калифорнии в 2012 году. Внимательный студент все записал, и эти записи стали все шире распространяться в студенческом городке и за его пределами. Тиль обработал текст и издал его в соавторстве со студентом Блейком Мастерсом. Как и подобает книге, написанной в жанре руководства, она буквально заряжает мотивацией начинающих старт-аперов. Тиль хвалит малые предприятия за их инновационную направленность. И говорит, что вряд ли можно сделать что-то оригинальное и новое в стенах крупных концернов (неслучайно, последние имеют практику покупки успешных марок, развившихся в малом бизнесе).

Инвестировать в инновации

Тиль придерживается довольно нестандартного способа выбора инвестиционных целей. Он предпочитает компании, которые не обязательно попадают в поле зрения других инвесторов. Так было, когда он вложился в компанию под названием Wish. Мололая компания, специализирующаяся на электронной коммерции, предлагает людям со средним достатком модные вещи и другие товары из Китая. «Это одна из стратегий электронной коммерции, рассчитанная на средний класс Америки, компания растет очень быстро, и это гораздо лучшая альтернатива тому, что людям было доступно прежде», — говорит он.

Более ранним примером удачного инвестиционного выбора Тиля был Facebook, когда у того не было никаких инвесторов, в его создатели были еще студентамии. Но Тиль обнаружил у Facebookа очень важный инновационный аспект: до этого господствовало мнение, что общение в интернете должно проходить анонимно, под никами и псевдонимами. Facebook же с самого начала выявил, что люди хотят общаться под своими реальными именами. И осуществил это. Тиль встретился с основателем Facebook и, убеждившись в этой концепции, инвестировал в проект 500 тыс. долл. США. Цукербергу он дал только один совет: «Не запори!» Тем не менее, считает бывший топ-менеджер Facebook Мэтт Колер, Тиль сыграл важную роль в успехе проекта: в том, что он неоднократно давил на Цукерберга, чтобы тот быстрее развивал сеть.

Обобщая свой предпринимательский опыт, Тиль утверждает, что по-настоящему новаторские компании не используют уже существующие бизнес-модели. То есть не стоит пытаться конкурировать с фирмами. Нужно разрабатывать уникальные продукты — практически, создать монополию. И держаться подальше от мест, где уже сложилась жесткая конкуренция, как, например, в ресторанной индустрии. Его книга предназначена начинающим предпринимателям, разворачивающим свой бизнес в области информационных технологий, в меньшей степени для тех, кто намерен открыть свой собственный магазин или ресторан.

Монополии «хорошие» и «плохие»

В то же время его книга и о том, как люди на Западе могут вдохнуть в капитализм новую жизнь, если подвергут сомнению устоявшиеся убеждения о нем. Тиль в первую очередь критически выступает против догмы о том, что конкуренция – условие развитие капитализма. Его дифирамбы монополии, по меньшей мере, вызывают интерес. Хотя в его книге речь идет не о монополистах, находящихся под опекой государства, создающего барьеры для входа новых игроков на рынок. И, уж конечно, Тиль вовсе не является поклонником монополий, которые плохо обслуживают клиентов, реализуют низкокачественные товары и по завышеным ценам. Он говорит об интернет-компаниях, таких как Google, Facebook и Twitter, которые сами создали свою монополию посредством инновационного проекта и сохранили свое лидерство, опередив в техническом отношении на несколько шагов других.

Автор убежден, что монополия как экономическое явление имеет более сложный образ, тем тот, который запечатлен в учебниках по политэкономии. В 70-х годах вышла в свет книга американского экономиста Уильяма Баумола «Теория уязвимых рынков», в которой было показано, что число поставщиков никак не влияет на ситуацию на рынке. Решающим фактором является, скорее, наличие барьеров для входа на рынок, которые защищают монополистов от потенциальных конкурентов. В отсутствии рыночных барьеров монополист в приниципе не может вести себя грубо. Также такие крупные экономисты, как Джозеф Шумпетер и Фридрих Август фон Хайек в полный голос поддержали бы Тиля, если бы были живы. Для них экономический прогресс всегда был «творческим разрушением». Кто-то имеет хорошую идею и создает что-то качественно новое. И, возможно, это изобретение затем уничтожит что-то старое, а изобретатель может временно установить монополию, которую позднее уничтожит уже другая идея. Таков процесс развития.

Кокуренция культивирует экспертов, но не новаторов

Вот и Тиль полагает, что конкуренция не является ключевым фактором инноваций. Когда люди состязаются, они сосредоточены на том, чтобы превзойти других уже в существующем рыночном секторе или нише. Это часто связано с затратами на производство продуктов, с параметрами их важности и ценности. Образовательная система также учит молодежь соревноваться по одним и тем же критериям. По такой же схеме конкурируют и ведущие университеты. В итоге борьба за оценки обеспечивает карьеру наилучших в юриспруденции, банковском секторе и консалтинговых фирмах. В итоге сегодня почти во всех сферах мы переживаем период стагнации.

Технические инновации были в последние 250 лет двигателем любого прогресса, даже в 50-х и 60-х годах прошлого столетия. А за последние 40 лет прогресс практически застопорился, за исключением информационных технологий. Поэтому инновации в области интернета на фоне всеобщего застоя выглядят так впечатляюще. Но пристальное внимание к достижениям интернета означает, что мы не замечаем, насколько устарело все остальное вокруг нас. Но главное, не наблюдается технологических прорывов, полагает Тиль, способных поднять уровень жизни для всех. Отсюда и пессимизм, охвативший современное западное общество: молодые люди больше не верят в то, что у них все будет лучше, чем у их родителей.

«В возрасте от 18-ти до 28-ми я был частью американской элиты и шел ее проторенными путями. Сначала Стэнфорд, потом работа в одной из лучших юридических фирм и в банке на Уолл-стрит. И на этом пути, как ни парадоксально, многое зависело от случая. Все время мы состязались за одно и то же рабочее место. Получим его или нет. И в погоне за карьерой мы мало задумывались о своем будущем», — так Тиль обобщает свой личный опыт. Но уже тогда Тиль задавался вопросами: «Почему я, в приницпе, должен бороться за место в Верховном суде? Просто потому, что это престижно? И если я получу эту работу, к чему это приведет? В те времена это было связано и с тем, какую приобретать квалификацию, куда расти».

При этом европейцы, отмечает Тиль, в гораздо большей степени пессимистичны, нежели американцы. Европейцы потеряли всякое доверие к будущему и не имеют четкого представления, как оно может выглядеть. Знают только, что оно мрачно. Тут не до инноваций. Одно из возможных объяснений того — неудачи, постигшие европейцев в прошлом веке. Негативный опыт снижает мотивацию, уверенность в себе. Также Питер Тиль видит утрату новаторского духа в Европе в связи с тем, что на «Старом континете» слишком много социализма, социальных гарантий. Людям комфортно, и они боятся оторваться от системы, которая гарантирует им социальные блага. Это, безусловно, симптом болезни, полагает Тиль.

«У меня есть мечта»

В то же время сегодня нет лидеров, способных зажечь миллионы, таких каким был Мартин Лютер Кинг «У меня есть мечта» или Рональд Рейган «Господин Горбачев, разрушьте эту стену». Хотя и в Америке, считает Тиль, сейчас не намного лучше, за исключением Калифорнии, Силиконовой долины. Там, кто успешно управляет компанией, имеет конкретное и позитивное видение будущего.

Говоря о своем личном успехе, Тиль полушутя списывает его на интуицию. И поясняет, что она помогает ему плыть против течения. Современный тренд призывает к крайней специализации – Америка охвачена культом экспертности. А вот в Германии по-прежнему высоко ценится междисциплинарный подход, что более важно для технического прогресса. В этом смысле Тиль считает себя больше немцем, нежели американцем.

Да, Европа и, в особенности, Германия имеют огромный инновационный потенциал, но возможности не реализуются. Немцы хорошо образованны и открыты, но им не хватает того, что есть в США: дерегулирования! И в Германии это более вопрос культуры, нежели политики. Возможно, немцу трудно допустить необычайный успех, в общественном сознании еще сильно укоренено: «каждый сверчок знай свой шесток». Но сегодня технический прорыв возможен только в эгалитарном обществе. Когда человек уверен в том, что он может повлиять на ситуацию и берет на себя ответственность. Такие люди вдохновляют и меняют мир, хотя они отнюдь не боги, и не супермены.

И в своем интервью немецкому журналу «Штерн» Тиль приводит наглядный тому пример: летом 2006 г. Yahoo предложила миллиард долл. США за Facebook. Трое, Марк Цукерберг, Джим Брейер и Питер Тиль, должны были принять решение о сделке. На тот момент сеть еще не приносила прибыль. Брейер и Тиль были настроены на продажу компании. Марк Цукерберг — против. После 6-тичасового обсуждения так и не договорились, решили подождать шесть месяцев. Цукерберг, которому тогда было всего 22 года, на тот момент возобладал. И как полагает Тиль, это могло случиться в Америке. В Германии же, скорее всего, компанию продали бы на полтора года раньше и за меньшую сумму.

Да, книгу «Из нуля к одному» полезно прочесть не только начинающим предпринимателям, но и всем тем, кто ищет разумную альтернативу нынешним мрачным сценариям о перспективах мира. Она – прекрасный мотиватор и вдохновитель!

Успехов и жизненного оптимизма,

Светлана Александрова Линс
___________________________________________________________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/obmen/novosti/kto-otvechaet-za-texnicheskij-progress.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Один комментарий к записи Кто отвечает за технический прогресс?

  1. Марина:

    Отличный материал! Спасибо, Света.

Оставить комментарий