«Открыть Финляндию»

Лидия Мустонен

lidia-mustonen

С огромной радостью представляю вам, дорогие читатели, нового автора журнала «В загранке», знакомьтесь — Лидия Мустонен. Родом из Красноярска, где получила музыкальное образование. В Финляндии живет уже 25 лет. Из них 18 лет преподает фортепиано в финской музыкальной школе. О себе она пишет: «Люблю классическую музыку и живопись, обожаю скандинавский дизайн и финскую природу, архитектуру. Увлекаюсь фотографией.

Очень люблю путешествовать, особенно на автомобиле. Мы с мужем на машине объехали уже пол-Европы и всю Скандинавию. Нам нравится находить места, связанные с историческими личностями, известными музыкантами, художниками и писателями. Особенно я интересуюсь культурой Финляндии, которую очень люблю.

Мне кажется, чтобы понять ментальность жителей страны, в которой оказался иммигрантом, просто необходимо познакомиться с ее историей, литературой, искусством. И это такое увлекательное занятие! Поэтому меня так заинтересовала новая книга Екатерины Андреевой «Финляндия. Творимый ландшафт».

Предосталяю вашему вниманию статью Лидии об этой книге и о Финдяндии, из которой видно, как увлеченность культурой страны помогает лучше понять ее и искренне полюбить.

Лидия Мустонен «Открыть Финляндию. Размышления по прочтении книги Екатерины Андреевой «Финляндия. Творимый ландшафт»

Как Финляндия отразилась в культуре других стран

ekaterina-andreeva-finlyandia-tvorimiy-landshaftИнтересным культурным событием в конце прошлого года в Хельсинки была презентация книги искусствоведа и историка из Петербурга Екатерины Андреевой «Финляндия. Творимый ландшафт». Как любителя финского искусства, особенно дизайна и архитектуры, меня очень заинтересовало, о каком творимом ландшафте пойдет речь. Книги о финском искусстве на русском языке — большая редкость. Поэтому не удивительно, что в России о нем довольно смутное представление. Именно слова знакомых москвичей, что Финляндия никак не отразилась в культуре других стран и подзадорили Екатерину написать эту книгу.

Как же не отразилась? Ей на ум сразу же пришли фантастические «хоббиты» — герои Толкина, которых породил эпос «Калевала», настоящее авангардное искусство прошлого века и конечно же «Мир искусства», начавшийся выставкой русских и финских художников. Не зря же русский философ начала ХХ века Матюшин считал: «За оболочкой северной финской кирхи воспринимаю исходящий огонь возрождения и причастия новой мысли и жизни».

lidia-mustonenМне на ум еще приходит и архитектор Ээро Сааринен, его терминал TWA в аэропорту Кеннеди, Нью-Йорке и конечно же архитектор и дизайнер Алвар Аалто, создавший прорывную технологию гнутой березовой фанеры, что повлияло на дизайн мебели во всем мире. Хочется также добавить, что семья последнего российского императора заказывала свои портреты финскому художнику Альберту Эдельфельту, которого очень ценили русские художники-передвижники.

И еще один интересный факт. Проповедник-правдоискатель, «христианский социалист» Григорий Петров написал книгу «Финляндия, страна белых лилий». Он описал Финляндию, в которой побывал до революции, как идеальное по тем временам гражданское общество, строящее свою страну. Эта книга стала настольной для политиков 20-30-х годов прошлого века в Болгарии, Сербии и, как это ни странно, Турции.

По лабиринту финской культуры

Екатерине пришлось проделать большой труд в поиске материалов для своей книги. Источники в основном были англоязычные и финские. Она начала учить этот один из самых трудных языков и каждый день старалась переводить хотя бы по одной страничке финского текста, чтобы получить необходимые ей знания. Со своим мужем они исколесили на машине всю Финляндию, побывав в таких редких уголках, о которых мы, прожившие здесь 25 лет, даже не подозревали. Удивительный она человек! Думаю, ею двигало очень теплое дружеское чувство и глубокое увлечение этой страной.

С большим энтузиазмом я принялась за чтение этой книги. Но уже через несколько страниц вдруг поняла, что читать ее очень не просто. Фреска ХV-XVI вв. «Лабиринт», обнаруженная Екатериной в церкви Сипоо, фотографию которой можно видеть на обложке книги, могла бы быть красноречивым к ней эпиграфом. Книга пестрит интересными историческими фактами, образными описаниями, наблюдениями, открытиями автора. Но они, как яркие лоскутки, разбросанные в лабиринте, через который пробираешься, пытаясь найти ту красную нить, которая могла бы все это связать в одно целое.

С точки зрения логики и построения повествования, книга могла бы быть написана лучше. Но все же некоторые усилия при чтении стоят того. Новые знания об истории, искусстве, литературе и архитектуре помогают лучше понять ментальность жителей этой страны. Книга увлекает новыми путешествиями по знакомой и незнакомой Финляндии. Но самое главное — побуждает к размышлениям, в ходе которых появляется много вопросов, интересных для обсуждения.

Загадка финского самосознания

Главный вопрос, который возникает, когда читаешь исторические части книги, как Финляндия, находясь в составе Швеции 600 и России 109 лет всегда с небольшим населением, не растворилась в этих странах, смогла сохранить свою своеобразную культуру, язык и независимый взгляд на многие вещи? Финнам удавалось всегда жить свободными людьми. Здесь даже не было никогда рабства и крепостничества. Швеция за столько лет могла бы заставить такую маленькую нацию забыть свой язык. Но случилось как раз наоборот. Так много шведов осело в этой маленькой стране, и они стали называться финскими шведами. Многие из них, прекрасно образованные, стали настоящими патриотами Финляндии. Но еще более удивительно, что именно шведская интеллигенция начала борьбу за финское самосознание, и за финский язык как государственный.

Хотя уже и в начале 1400-х годов основные молитвы в церкви и отпущение грехов произносились на финском языке. А в 1543 году первый лютеранский епископ Микаэль Агрикола составил первый финский словарь. Примерно 8000 слов придумал сам. Екатерина обращает внимание на интересные факты, свидетельствующие о невероятной свободе взглядов. По каждому поводу Агрикола написал несколько молитв на финском, и можно было выбирать понравившуюся. Мало того, в молитвенник были внесены тексты не только его учителя Лютера, но и идейного противника Эразма Роттердамского.

Автор пишет так много исторических подробностей, из которых видно, что финны не жили какой-то своей параллельной жизнью с теми же шведами и не только. За 200 лет католического просвещения около 140 финнов получили степени европейских университетов и составили оплот образованного финского духовенства, связанного больше с европейской интеллектуальной элитой, нежели с властью имущих. Через приходские школы они просвещали народ. В ХV веке в школе Выборга ученики читали Вергилия. Уже в начале ХIII века первые финские студенты появились в Сорбонне. В важные исторические моменты финский народ отнюдь не безмолвствовал. Например в 1362 году участвовал в выборах нового короля. Когда в 1434 году шведы восстали против своего короля Эрика Померанского, финское крестьянство присоединилось к ним, и они добились отмены новых налогов. И таких интересных примеров в книге большое множество.

Минимализм протестантской церкви стал финской философией

Rospis-svoda-cerkvi-svyatogo-genrihaСвободное мышление финнов проявилось в средневековых росписях и фресках, иногда больше напоминающих наскальные ритуальные рисунки. Своей оригинальностью они очень заинтересовали Екатерину как искусствоведа. Это либо геометрические абстракции, либо примитивные бытовые изображения в католических каменных церквях, которые в Финляндии начали строить в 1350-1370-х годах. Такие небиблейские, далекие от возвышающих религиозных чувств изображения редко можно встретить в христианских церквях. В орнаментах изображались разные звери: единороги, лоси, лисицы, волки, лошади, рыбы и русалки. Подобные рисунки были на шаманских бубнах. Можно встретить играющих на музыкальных инструментах свиней, повесившегося Иуду и даже многочисленных вполне миролюбивых чертей, лезущих в домашние дела, мешающих доить корову или сбивать масло. Эти рисунки, обобщающие абсурдные предрассудки напоминают сюжеты картин Брейгеля. И даже, казалось бы, такой сюжет, как Богоматерь оплакивает Христа, не лишен хозяйственных подробностей — рядом аккуратно сложены орудия казни: клещи, гвозди, молоток.

Дело в том, что эти церкви расписывали художники-любители из народа, каменщики, которые и строили эти церкви. Одну из церквей в 1513-1516 годах расписывали даже женщины – художницы из монастыря (вот они, традиции финского гендерного равноправия!) Кстати, финки обучались грамоте в монастырской школе уже в 1460-1480-е годы. Так что эти росписи, красноречиво рассказывающие о характере финнов, можно назвать народным творчеством в вековой традиции.

Языческие мотивы приспособили к христианским символам. Например языческая охота символизирует борьбу добра и зла, птицы — христианские души, а лабиринты — переходы в мир предков. Удивительно, но язычеству вообще удалось выжить и в рамках лютеранской церкви, как культурной традиции народа. Оно живет и до сих пор в каждой финской душе. Не зря же и в наши дни один из самых больших и любимых летних праздников Юханнус с кострами, народными ритуальными играми и танцами носит абсолютно языческий характер.

А какой житель Финляндии не поклоняется солнцу? Или по крайней мере со светилом, в условиях долгого погружения страны в темноту, устанавливаются какие-то особые отношения. Солнце здесь низкое, зимой почти на уровне глаз. Существуют легенды, как финнам удаются особые отношения и с ветром. Когда норвежские варяги приплывали, чтобы грабить финские деревни, так вот финны чародейством вызывали такой ветер и бурю на море, что корабли варягов тонули. Возвращаясь к фрескам, уникальным, примитивным и в чем-то варварским надо сказать, что впервые они были оценены, как искусство в 1920-30 годы, когда утвердился модернизм.

В лютеранских церквях вообще считали, что тратить деньги на росписи, фрески и произведения искусства, нанимая больших мастеров, не разумно. Они к тому же отвлекают внимание от чтения библии. Хотя по-своему все же протестантские храмы красивы. В них нет излишества, вычурного богатства, они не сверкают золотом, но в них светло, спокойно и все приятно для глаза. Минимализм протестантской церкви повлиял на все стороны жизни, мышление и стал финской философией.

Гравюры начала 16 века тоже дают представление о свободных взглядах финнов. Зимой финки бегали в каменные церкви на коротких лыжах в штанах и звериных шубах, таща за собой детей в больших берестяных коробках. А эти шкуры и соль выменивали у русских купцов за топоры, ножи и клещи. Уже тогда среди финнов были умелые ремесленники, резчики по дереву, ткачи и прядильщики, кузнецы. Поскольку они делают все медленно и тщательно, то финские изделия всегда были хорошего качества, и до сих пор они ценятся и славятся своим дизайном во всем мире. Прямо на лодках, на которых вылавливали лососей и всякую другую рыбу, устанавливали коптильни и жаровни для ее приготовления. Здесь же ее и продавали. И до сих пор в Хельсинки на Рыночной площади прямо с лодки можно полакомиться такой рыбкой. Нигде не ела вкуснее.

Эпос «Калевала» превратил финское население в финский народ

Во второй части книги история Финляндии рассказывается через истории конкретных фамилий (родов), их усадеб и домов. Фамилии эти известные и истории их жизни увлекательно и интересно описаны в книге. Некоторые усадьбы непременно захотелось посетить. Так что наш список для автомобильного путешествия по стране пополнился еще несколькими адресами.

Например, имение в районе города Лохья – Фискарс. Во многих странах знают промышленный брэнд «Фискарс». Ножницы, ножи, вилки, металлическая посуда, топоры, садовый инвентарь. Но не все знают, что производство было основано в 1649 году! Расцвет же этого производства связан с именем дедушки Г. Маннергейма. Большой трехэтажный дом проектировал К. Энгель, создатель комплекса зданий на Сенатской площади в Хельсинки.

Другое имение — Линдеров , где останавливались и шведский король Густав III, и российские императоры Александр I и Александр II. С этим имением связаны необыкновенные романтические истории, которые Андреева подробно описывает.

Но меня заинтересовала и бедная, маленькая, дощатая крестьянская изба, которую можно найти по дороге в Лохья. В ней родился важнейший человек для Финляндии — Элиас Леннрот. Врач, защитивший диссертацию о магии в народной финской медицине, специалист по богам древних финнов, он создал, можно сказать, своеобразный финский «Ветхий завет» — эпос «Калевала», собрав большое количество рун, передававшихся от одного сказителя к другому на протяжении тысячелетий в Лапландии, Карелии, Ингерманландии. Эпос «Калевала» превратил финское население в финский народ, создающий свой мир, подобно былинным героям этого эпоса. В основе этого мира лежит великий образ благоденствия всех людей страны. Героев «Калевала» Ян Сибелиус воспел в музыке, а Аксели Галлен-Каллела — в картинах. Яркий пример того, как искусство  влияет на самосознание народа.

Интересно, у Андреевой есть подозрение, что ижорка Арина Родионовна могла знать некоторые руны, так как в ее сказках, рассказанных Пушкину есть такие же сюжеты, герои (гигантская голова) и даже избушка на курьих ножках – типичная саамская постройка. Она у нас, кстати, есть на Сеурасаари и сейчас.

Имена, признанные во всем мире

В третьей части книги Андреева интересно и очень образно рассказывает о личностях и творчестве художника, писателя Туве Янссон и архитектора, дизайнера Алвара Аалто. Для меня – это самые яркие и лучшие страницы ее книги.

В списке достижений финской культуры, признанных во всем мире, Туве Янссон занимает третье место после «Калевала» и Яна Сибелиуса. В ее фантастическом мире тоже действуют силы северного эпоса — молчаливое племя хатифнаттов, скитающиеся по морю. Она придумала свой сказочный народ, создала превосходную галерею разных типажей. Рисованные истории про Мумми-троля в годы войны стали литературным эпосом, а «генеральная уборка» — антифашистским и антитоталитарным образом.

Ее рассказы – кладезь мудрости, неповторимая скандинавская атмосфера, в которой уютно читателям всех возрастов. Не знаю, как другие искусствоведы, но Екатерина Андреева нашла в живописи и особенно фресках Туве Янссон некоторое сходство со средневековыми фресками в каменных церквях. Особенно это заметно в изображении животных и сказочных цветов.

Если самые известные финские архитекторы начала ХХ века Элиэль Сааринен, Армас Линдгрен и Ларс Сонк, строившие в национально-романтическом, сказочном стиле северный модерн, придав городам своеобразную «средневековость», мифологочность и историчность, то Алвар Аалто создал совершенно новый модернистский неповторимый ландшафт с вписанными в природу зданиями–кристаллами чистейшей геометрии, заимствованной у природы.

«Аалтовские сокровища»

dvorec-finlyandiaСвои красивые сооружения, будь то библиотека или муниципалитет, театр или церковь, сделанные из природных материалов, продуманные им до мелочей таким образом, чтобы человек мог наслаждаться покоем и уютом, он «разбросал» по всей Финляндии, как настоящие сокровища и хотел, что бы все жители и больших и маленьких городов чувствовали себя их обладателями. Он создал духовные и культурные центры, где люди могли бы встречаться, общаться, как он говорил, держаться вместе. Это его философия. Аалтовская архитектура всегда для человека. Еще при жизни он был признан одним из лучших архитекторов в мире.

biblioteka-aaltoАалто – естественный философ, не был традиционным архитектором-модернистом. Ему чужд был техногенный модернизм. Он чувствовал силу леса не слабее, чем древние финны. Считал, что дерево — живой материал, связанный с человеком, Вселенной, впитывающий в себя время. Дерево у Аалто служило не только натуральным материалом для строительства, отделки и создания уникальной мебели, которую он делал специально для своих проектов, но оно, как таковое, иногда было частью дизайна в задуманном им проекте.

cerkov-trh-krestov-ImatraНапример, его интересовало, как дерево будет смотреться на фоне белой стены, и как его кроны красиво будут отбрасывать на ней тень. От этого зависело, в какую сторону будет развернута эта стена. Это зависело от солнца! Такие специфические тонкости не могут не восхищать. Меня вообще восхитили страницы об Аалто, написанные Андреевой. Она так красиво и так образно, я бы сказала с любовью, описывает его архитектурные объекты. Лучших описаний я пока не встречала. Возникло большое желание отыскать все эти «аалтовские сокровища» в Финляндии.

По прочтении книги Екатерины Андреевой задумываешься о роли конкретных людей, которые через Слово (в широком смысле), искусство, архитектуру повлияли на самосознание миллионов людей, своими руками сделали историю и действительно сотворили самобытный финский ландшафт. И таких людей в Финляндии можно по пальцам сосчитать. Страна-то маленькая! Но их идеи и сейчас «живее всех живых».

________________________________________________________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/obmen/novosti/otkryt-finlyandiyu.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий