Террор страха и страх террора

panik-mache

О манипуляторах и бенефициарах наших страхов, а также об опасности общества, доведенного до истерики — новая книга Йорга Шиндлера, немецкого эксперта по безопасности и терроризму — «Паникерство: как мы пропускаем нашу жизнь из-за страха» (Joerg Schindler «Panikmache: Wie wir vor lauter Angst unser Leben verpassen», S. Fischer Verlag, 2016).

Мечта деспота

…Цюрих. Ярмарка «Security». На посетителей смотрят сотни глаз, регистрируя их каждое движение. Они встроены в камеры видеонаблюдения — панорамные и наклонные, атмосферо- и огнестойкие, булет, бокс и фиксированные купольные. Некоторые из них передают четкое изображение на мониторах, установленых в четырех выставочных залах. Это уже 20-я цюрихская выставка индустрии безопасности. 200 экспонентов, 10 тыс. посетителей, бизнес процветает, продажи растут.

Компания Siemens занимает добрую часть 3-го выставочного зала и показывает, как дом может быстро превратиться в максимально конролируемый объект. Тут несколько наземных датчиков и радаров, микроволновый детектор движения, световые барьеры, лазерные сканеры, камеры — настоящая крепость. Все мигает, гудит и вибрирует. Детектор дыма сообщает от задымленности, пожарная сигнализация — о пожаре. Для каждой атаки здесь предусмотрена оборонительная мера. Для каждой проблемы –«умные» решения, основанные на высоких технологиях. Для тех, кто серьезно относится к своей безопасности. Не экспозиция, а мечта деспота.

jorg-schindlerИ таких ярмарок, как цюрихская, в настоящее время устраивается по несколько за неделю. Только в Германии индустрия безопасности экспонирует свою продукцию десятки раз в год. Спрос на нее огромен — он поднимается практически в такт с ощущением угрозы у населения – так Йорг Шиндлер, немецкий эксперт по безопасности и терроризму, начинает свой разговор о душевном состоянии современного европейца в своей новой книге «Паникерство: как мы пропускаем нашу жизнь из-за страха» («Panikmache: Wie wir vor lauter Angst unser Leben verpassen», S. Fischer Verlag, 2016).

В плену страха

«Мы — самые здоровые, самые богатые и имеющие самую высокую продолжительность жизни люди за всю историю. И становимся все более беспокойными», — пишет о европейцах Шиндлер. Несмотря на то, что жизнь в развитых странах постоянно улучшается, как и снижается уровень преступности в большинстве криминальных сфер, многие полагают, что все обстоит как раз наоборот. Так, согласно опроса социологического сообщества «Infratest-Dimap», проведенного в Германии в начале 2016 г., 82% респондентов хотели бы видеть больше систем видеонаблюдения в стране.

«Страх, на мой взгляд, как эмоциональное ощущение необходим. Вопрос заключается в том, что следует за тревогой. Если человек испытывает иррациональный страх, то последний является на самом деле проблемой. В нашем обществе это наблюдается сплошь и рядом», — продолжает автор. И со знанием дела, аргументированно и наглядно показывает в своей книге, что сегодня большинством населения развитых стран все воспринимается с преувеличенными опасениями, как угроза: начиная от Зика-вируса до ожирения, от стихийных бедствий и банкротства банков. И конечно, растет страх перед исламским терроризмом.

Тот факт, что Германия является одной из самых безопасных стран в мире, похоже, постепенно забывается, пишет Шиндлер. Подозрительность, проникающая в повседневную жизнь, охватывает все и каждого. По отношению к соседу, коллеге, и в любом случае к чужаку. Защитные приспособления устанавливаются в домах, офисах, торговых центрах, вокзалах и т.д. Спортивные клубы наводнены, секции боевых искусств, такие как тайский бокс и кикбоксинг модны, как никогда. Растет число закрытых коттеджных поселков, где дороговизна объекта все чаще отодвигается на второй план. Фраза «Мой дом — моя крепость» снова обрела свой первоначальный смысл. Таким образом, вполне логично, что постоянно растет число охранников и сотрудников сил безопасности, а в целом темпы роста индустрии безопасности составляют до 80% в год, заключает автор книги, описывая картину тревожности современного западного человека.

Скандал как бизнес-модель

Признавая, что есть основания быть бдительными, эксперт по безопасности полагает, что нет никаких оснований для паники. Нездоровая тревожность, утверждает Шиндлер, намеренно нагнетается, потому что есть заинтересованные группы: за всеми многочисленными страхами стоит материальная выгода. Скандал как бизнес-модель автор обнаружил прежде всего в секторе индустрии безопасности: «Тот, кто предлагает безопасность, принимает в расчет неопределенность, в противном случае у него не будет причины для продаж». По статистике, начиная с конца 2015 г. каждый шестой житель Германии имеет при себе карманный нож, газовый балончик или пистолет. Производители этих средств личной обороны должны быть довольны.

Как, впрочем, и страховщики. «В Германии мы со всех сторон перестрахованы, — продолжает Шиндлер, — также потому, что страховые компании постоянно подогревают страхи, под которые они предлагают решения». И приводит пример: в прошлом году в предверии Октоберфеста одна страховая фирма занималась увеличием продаж, предупреждая, что если во хмелю размахивать полной кружкой пива, то можно задеть по голове рядом сидящего и испортить его дизайнерские очки, а значит попасть на деньги.

И фармацевтической промышленности на руку, если люди впадают в панику по поводу свиного гриппа или Зика-вируса, даже если риск заражения ничтожно мал. Много новых решений и в области здравоохранения. Уже есть тысячи цифровых приложений (Apps), которые регистрируют каждое движение тела и его скорость: частоту сердечных сокращений, пульс, мышечную и жировую ткани, информацию об интимной сфере — все это мы поставляем на добровольной основе.

Беспокойство без границ

Особую роль в нагнетании страхов, считает Шиндлер, играют СМИ. В первую очередь, цифровые СМИ, которые просто утопили нас в информации, но мало кто способен их классифицировать. И читатель переживает каждый кризис, каждый несчастный случай, каждую вспышку вирусного заболевания на другом конце планеты, о которых узнает со своего смартфона. Становится все труднее абстрагироваться и прояснить для себя, что, хотя все это действительно плохо, но не имеет к тебе никакого отношения. Вместо этого мы беспокоимся, примеряя на себя все беды мира.

Кроме того, постоянная сосредоточенность на скандалах и кризисах оказывает пагубное влияние на психику. Как это было с событиями в Орландо, Ницце, Мюнхене – создается впечатление, будто кто-то запустил конвейер насилия. Даже если об этом мало что известно или совсем ничего, СМИ обеспечивает целую армаду экспертов и выражающих свое мнение, которые спекулируют и играют нашими страхами. Страх окупается, пишет Шиндлер, несчастья заставляют публику содрогнуться и в то же время, вызывают у нее утешительное ощущение того, что беда на этот раз миновала. И СМИ творчески и с завидным постоянством обеспечивают публике это новое удовольствие, сопутствующее страху.

При этом Шиндлер отмечает, что явления, вызывающие обоснованные опасения, СМИ затрагивают лишь вскользь: изменение климата, увеличивающаяся пропасть между богатыми и бедными, последствия цифровой революции для рынка труда и сосуществования мирового сообщества в целом. Эти явления гораздо более сложные, исподволь формирующиеся, трудно поддающиеся осмыслению, и, возможно, поэтому менее пугающие. Они обсуждаются, но никогда как насущные проблемы, хотя их последствия могут быть весьма драматичными. Шиндлер полагает, что они не интересны паникерам, потому что у людей есть ощущение, что они не в состоянии повлиять на ход этих вещей. Да и решения их не так просты, поэтому малопригодны для шоу, в том числе и политических.

Укротители страха

Описывая настроение, охватившее сегодня широкие народные массы, Шиндлер приводит высказывание немецкого социолога Зигмунта Баумана о том, что все больше и больше людей ощущают «призрачную неопределенность общих условий жизни», что делает их бессильными. Недоверие элитам и традиционным социальным институтам широко распространено в США и Европе. Что компенсирует «укрепленное частное пространство с системой сигнализации и хорошо укомплектованным оружейным сейфом». Скоро, вероятно, также с хорошо укомплектованной кладовой, продолжает Шиндлер: недавно федеральное правительство Германии приняло новую концепцию «гражданской обороны», согласно которой в каждом доме, помимо всего прочего, должны быть запасы еды на чрезвычайный случай. Способствует ли это спокойствию граждан? Скорее — наоборот.

Естественно, люди в такой ситуации чувствуют себя подавленными и подсознательно ищут сильного лидера, который избавит от угрозы, равно как и стрелочника, на которого возложить вину. Ведь, проще всего страх опредметить. Это печально, замечает автор книги, но «чужой» так и остается идеальным козлом отпущения, удобным холстом для проецирования разного рода страхов.

Сейчас самое время для обольстителей-популистов всех мастей, пишет Шиндлер. Что не ново. Кризис 30-х годов прошлого века также был психологически изнуряющим в сочетании с опасениями оказаться в пропасти. Уже тогда набирали обороты национализм и ксенофобия в стремлении расширить свое «жизненное пространство» за счет «низших рас». И сегодня стремительные изменения в социальной и профессиональной сферах вызывают непосильный стресс у большинства людей, в особенности, страх перемен. А чужаки идеально воплощают эти изменения.

Популисты, полагает автор, сильны в том, что они улавливают настроение людей и выносят проблемы на обсуждение. С чем у популистов возникают сложности, так это со взвешенными решениями. Демократия — вещь нервная и утомительная, политику приходится постоянно балансировать между интересами различных групп. Для популистов она непригодна, больших успехов они добиваются в авторитарных системах. В демократическом обществе популисты в основном используются в качестве сигнала тревоги. Всерьез взяться и решить эти проблемы они не в состоянии. Все эксперименты с популистами у власти, как свидетельствует история, привели к ужасным результатам. Но риск оказаться непосредственным участником такого эксперимента достаточно высок, когда общество доведено до истерики.

Вакханалия обороны

Шиндлер приводит статистику и утверждает: ощущения и реальная угроза в значительной степени не соответствуют друг другу. Большинство людей не оказываются жертвами преступлений, террора, иностранцев, коварной болезни или генетически модифицированных продуктов питания, но лишаются жизни ввиду ДТП, бытовых несчастных случаев, эпидемий гриппа, алкоголя. А вот эти вещи практически ни у кого не вызывают панического страха.

В Германии ежегодно в ДТП погибает 3 тыс. человек, что несопоставимо с статистикой умерших от терактов. Конечно, эти случаи не равноценны. Если в первом из них смерть наступила в результате непреднамеренных действий со стороны водителя, не справившегося с управлением автомобиля, то во втором случае причиной смерти является действие злоумышленника. Но интересно сравнить усилия, отмечает Шиндлер, направленные на борьбу с соответствующими угрозами. В отношении терроризма они огромны, а вот касательно ситуаций на проезжей части – как будто нет никакой опасности вообще.

Усилия по борьбе с терроризмом, которые прилагаются, начиная с теракта 9/11, по своим масштабам не сопоставимы с мерами по пресечению организованной преступности, уголовных или экономических преступлений. Хотя в этой сфере гораздо больше преступников-убийц, нежели число всех террористов вместе взятых. По мнению Шиндлера, необходимо проявлять бдительность в области киберпреступности и контроля баз данных. Там, где сегодня опасность хронически недооценивается, в то время как страх перед терроризмом и исламизмом часто принимает истерические черты.

Преступники и убийцы есть не только среди мусульман, но и среди коренных жителей. Террористическая группировка «Национал-социалистическое подполье» («Nationalsozialistischer Untergrund») действовала в Германии в течение десяти лет. И многими ее жертвами были мусульмане. «В прошлом году Германия приняла один миллион беженцев. Ясно, что среди них также есть преступники. И они были бы точно также, как если бы страна приняла один миллион журналистов, иезуитов или австрийцев. Тем не менее, большая часть прибывших – мирные люди, которые рады тому, что спаслись от бомбежек в Сирии. Я считаю совершенно правильным критиковать ислам, его недостатки. Однако проблема заключается в том, что в настоящее время из-за небольшой группы преступников вина возлагается на все религиозное сообщество», — высказал свое мнение Шиндлер в интервью швейцарскому журналу «М-Магазин».

Фундаментальная ошибка, считает Шиндлер, — реагировать на террористическую угрозу только в логике индустрии безопасности, а именно: упреждение терактов, слежка и депортация. Это не работает в долгосрочной перспективе. Если посмотреть на биографии тех людей, которые поехали из Европы в Сирию или тех, кто сейчас здесь, в Европе, совершает террористические атаки, станет понятно, что это — в основном молодые мусульмане, родившиеся в Европе во втором или третьем поколении, и, очевидно, что-то привлекло их к этой идеологии насилия. Это что-то невозможно остановить лишь одним нажатием кнопки.

Нужно знать о цене, которую мы платим, продолжая эту вакханалию обороны, призывает автор книги. Необходимо выявить причины гнева и ненависти. В противном случае, мы будем бороться лишь с симптомами, а не с причинами терроризма. Также следует определить, существуют ли правовые лазейки, которые необходимо закрыть. Террористическая угроза для отдельного индивида у нас остается незначительной, пишет Шиндлер, но невозможно обеспечить стопроцентную безопасность, эта задача абсурдна. Ибо всегда найдется достаточно безумцев, которые пойдут на то, чтобы «облагородить» террором конец своей неудавшейся жизни.

С фактами – против паники

Совершенно очевидно, что так не может продолжаться. Доведение общества до истерического состояния имеет серьезные последствия, которые заметны уже сейчас. Шиндлер приводит слова политолога Херфриеда Мюнклера: «Чем больше сообщество огораживается стенами и заборами, тем более угрожающим и враждебным становится для него внешний мир, что приводит к растущей потребности в безопасности, в еще более высоких заборах, к еще большему недоверию к чужакам и т.д.» В конце концов, заключает Шиндлер, сообщество перестает быть таковым – каждый из его членов остается один на один со своим страхом. Хотим ли мы этого?

Простых рецептов против страха нет, хотя есть многочисленные факты и статистические данные, которые помогут его купировать. С фактами против паники — основной лейтмотив этой книги Шиндлера, наглядно показывающей, как быстро страх конвертируется в ненависть и насилие. На общественном уровне этому необходимо постоянно и настойчиво противопоставлять рассудительность, разум и просвещение. Не подстрекать, но изучать и анализировать.

Шидлер взывает каждому из нас: не позволяйте своим страхам управлять вами, думайте, какие из них действительно оправданы, а какие — нет. Научиться отличать иллюзорные страхи от обоснованных, как и грамотно оценивать риски – высокое искусство. Только обуздав свой страх, мы дадим понять тем, кто его сеет, что теперь им не удастся своими действиями вызвать столь сильный эффект. Сегодня террористу достаточно выйти и крикнуть «Аллах Акбар», и пять человек со страха получают инфаркт. Это просто рай для террористов. Мы должны действовать, чтобы лишить их власти над нами.

Чтобы изменить ситуацию, необходимо также освободить пространство для новых идей, и дух сотрудничества возымет над страхом, утверждает Йорг Шиндлер, приводя много убедительных аргументов. Его книга «Паникерство: как мы пропускаем нашу жизнь из-за страха» стоит того, чтобы ее прочесть.

Светлана Александрова Линс

___________________________________________________________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/obmen/novosti/terror-straxa-i-strax-terrora.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий