Вырастить гения

geniy

Фото: www.teachmag.com

Международный научный еженедельник «Натура» (Nature) опубликовал результаты 45-летнего исследования одаренных детей, чьи познавательные способности были выявлены в раннем возрасте и получили развитие в рамках специальных образовательных программ с дальнейшим отслеживанием их профессиональных и других жизненных достижений.

Как все начиналось

В летний день 1968 г. профессор Джулиан Стэнли (Julian Stanley) из Университета Джонса Хопкинса познакомился с блестящим, но скучающим 12-летним подростком по имени Джозеф Бейтс (Joseph Bates). Студент из Балтимора по математике так сильно опережал своих одноклассников, что его родители дополнительно взяли для сына курс компьютерных наук в Университете Джона Хопкинса. Но даже этого было недостаточно. Обогнав всех взрослых слушателей этого курса, мальчик взялся самостоятельно изучать язык программирования Фортран, предмет уровня аспирантов.

Не зная, что делать с Бейтсом, его преподаватель по компьютерному курсу представил юношу Стэнли, исследователю, получившему широкую известность благодаря своим работам по психометрии – изучению когнитивных функций. Чтобы узнать больше о таланте этого вундеркинда, Стэнли провел Бейтса через серию тестов, включая SAT — стандартизованный тест для приема в высшие учебные заведения в США, который, как правило, проходят в возрасте 16-18 лет. Результаты Бейтса значительно превзошли проходной балл для поступления в университет Джона Хопкинса, что побудило Стэнли подыскать местную среднюю школу с классом с более углубленным изучением математики и естественных наук. Когда это план не удался, Стэнли убедил декана Университета Джона Хопкинса, дать возможность Бейтсу поступить на учебу в качестве студента.

Бейтс стал этакой «точкой отсчета» в исследовании Стэнли Study of Mathematically Precocious Youth (SMPY), которое выявляет, кем становятся одаренные дети, показавшие еще в школе максимальные оценки по математическому тесту. Как самое продолжительное исследование интеллектуально одаренных детей, не завершенное на данный момент, SMPY уже в течение 45 лет отслеживает карьерный рост и достижения около 5000 лиц, многие из которых стали высокопродуктивными учеными. Это исследование постоянно пополняется новыми данными, по его результатам опубликовано более 400 статей и издано несколько книг, сделана масса интересных выводов о том, как обнаружить и развить талант в сфере науки, технологии, инженерии, математики (STEM — science, technology, engineering, mathematics) и за ее пределами.

julian-stanley«Джулиан хотел выяснить, как выявлять детей с самым высоким потенциалом к совершенству в том, что мы теперь называем STEM. И как повысить вероятность того, что они будут реализовывать этот потенциал», — говорит Камилла Бенбоу (Camilla Benbow), протеже Стэнли, которая в настоящее время является деканом образования и развития человеческого потенциала в университете Вандербильта в Нэшвилле, штат Теннесси. Но Стэнли не был заинтересован просто в изучении способных детей; он хотел развивать их интеллект, чтобы повысить вероятность того, что они изменят мир. Его девиз, который он поведал своим аспирантам, — «Нет сухой косной методологии!».

«Эти люди действительно контролируют наше общество»

На данный момент, когда первые группы одаренных детей-участников исследования SMPY достигли пика своей карьеры, стало очевидным, насколько сильно они превосходят по своим достижениям средние показатели. Многие из новаторов, двигающих вперед науку, технику и культуру — это те, чьи уникальные познавательные способности были выявлены в раннем возрасте и получили развитие в рамках специальных образовательных программ, таких как Центр для одаренных детей Университета Джона Хопкинса, открытый Стэнли в 1980-х годах в качестве дополнения к SMPY. Как само исследование, так и этот центр охватывали подростков, вошедших в 1% лучших по результатам тестов вступительных экзаменов. Среди них оказались выдающиеся математики Теренс Тао и Ленард Ын, основатель компании Facebook Марк Цукерберг, основатель компании Google Сергей Брин, музыкант Стефани Джерманотта (Lady Gaga). Все они прошли через Центр для одаренных детей Университета Хопкинса.

«Независимо от того, нравится нам это или нет, но эти люди действительно контролируют наше общество», — говорит Джонатан Вай (Jonathan Wai), психолог из программы выявления юных талантов Университета Дьюка в Дареме, штат Северная Каролина, которая сотрудничает с центром Хопкинса. Вай обобщил данные 11 перспективных и ретроспективных долговременных исследований, в том числе SMPY, чтобы продемонстрировать взаимосвязь между познавательными способностями, проявленными в раннем возрасте, и карьерными достижениями в дальнейшем. Дети, которые входят в верхний 1% по результатам математического теста, как правило, становятся выдающимися учеными и академиками, руководителями крупнейших корпораций, федеральными судьями, сенаторами и миллиардерами».

Талант важнее упорного труда

Эти результаты противоречат устоявшемуся мнению о том, что успех — это 90% труда, и только 10 – таланта. То есть, что любой человек может достичь вершины успеха, прилагая достаточно усилий. SMPY, напротив, показывает, что когнитивные способности, проявленные в раннем возрасте, имеют большее влияние на уровень достижений, чем любой вид осознанной практики или экологических факторов, таких как социально-экономический статус. SMPY подчеркивает важность особого подхода в пестовании юных талантов, но сегодня в Соединенных Штатах и других странах основное внимание концентрируется на повышении эффективности обучения учащихся. В то же время работа по выявлению и поддержке академически талантливых учеников высветила тревожные вопросы о рисках маркировки детей, а также недостатки системы поисков талантов и стандартизированных тестов как средства идентификации учащихся с высоким потенциалом, особенно в бедных и сельских районах.

Интерес Стэнли к развитию научных талантов был вызван одним из самых известных долговременных исследований в области психологии – исследований по генетике Льюиса Термана (Lewis Terman’s Genetic Studies of Genius). Начиная с 1921 г.,Терман отбирал подростков на основе высоких показателей IQ, а затем отслеживал их успехи и подвигал на карьерный рост. Но к огорчению Термана, из его когорты выросло лишь несколько уважаемых ученых. В то время как из числа отбракованных им ввиду низкого IQ участников исследования вышло два Нобелевских лауреата — Уильям Шокли, удостоенный награды как со-изобретатель транзистора, и физик Луис Альварес.

Стэнли предположил, что Терман не исключил бы Шокли и Альвареса, если бы у него был надежный способ проверить их способность логически мыслить. И Стэнли решил попробовать Scholastic Aptitude Test (теперь просто SAT). Хотя этот тест предназначен для учащихся старших классов, Стэнли выдвинул гипотезу, что он хорошо подходит для измерения аналитического мышления способности одаренных младших школьников.

В марте 1972 г. Стэнли отобрал 450 лучших 12-14-летних школьников из Балтимора и протестировал их по математической части теста SAT — стандартизованного теста для приема в высшие учебные заведения в США. Это был первый стандартизированный академический «поиск талантов» (Позже, исследователи включили словесную часть и другие оценки). «Первой большой неожиданностью было то, что многие подростки могли справиться с математическими заданиями, с которыми они не сталкивались в своих учебных курсах», — говорит психолог по развитию Дэниел Китинг (Daniel Keating), а затем аспирант в Университете Джона Хопкинса. «Вторым сюрпризом было то, что многие из этих молодых ребят показали значительно более высокие результаты, чем проходной балл для приема во многие элитные университеты.

Стэнли не планировал SMPY как долговременное исследование, растянутое на несколько десятков лет. Через пять лет после первого тестирования, Бенбоу (Benbow) предложила продолжить исследование, чтобы отслеживать дальнейшую судьбу детей, добавляя новые группы и включив оценку интересов, предпочтений, а также профессиональных и других жизненных достижений. Исследование первых четырех групп проводилось в диапазоне от верхних 3% до 0,01%. по оценкам SAT. В 1992 году команда ученых SMPY добавила пятую группу их лучших учеников-выпускников по математике и точным наукам, чтобы проверить эффективность выбранной ими модели поиска талантов для определения их научного потенциала.

«Я не знаю ни одного другого исследования, проведенного в мире, которое дало нам такое всестороннее представление именно о том, как и почему STEM развивает талант», — говорит Кристоф Перлет (Christoph Perleth), психолог из университета Ростока в Германии, специализирующийся на исследовании интеллекта и развитии таланта.

Не интеллектом единым

Данное исследование показало, общая оценка интеллекта применительно к обучению одаренных детей, так и к обучению в целом, недостаточна. «SMPY дал нам первый большой результат как основу для отхода от оценки общего интеллекта в направлении анализа конкретных познавательных способностей, интересов и других факторов», — говорит Рена Суботник (Rena Subotnik), руководитель Центра по политике в области обучения одаренных детей в Американской психологической ассоциации в Вашингтоне.

В 1976 г. Стэнли начал тестировать свою вторую группу (563 тринадцатилетних подростка, вошедших в верхние 0,5% по результатам SAT) на наглядно-образное мышление — способность понимать и запоминать пространственные отношения между объектами. Эти тесты для оценки пространственных способностей могут включать в себя соответствующие объекты, рассматриваемые с разных точек зрения, в том числе в поперечных срезах, когда объект вырезается определенным образом, или оценки уровня воды в наклоненных бутылках различной формы. Стэнли было интересно, можно ли на основе оценки наглядно-образного мышления лучше прогнозировать образовательные и профессиональные результаты, чем на основе оценки математического и словесного мышления.

Последующие обследования – участников SMPY в возрасте 18, 23, 33 и 48 дет — подкрепили его догадки. И в 2013 г. была обнаружена взаимосвязь между количеством патентов и научных работ, прошедших peer-review, и ранними оценками SAT и тестов наглядно-образного мышления. По тесту SAT размах вариации составил 11%; по пространственным способностям — дополнительно 7,6%. (The SAT tests jointly accounted for about 11% of the variance; spatial ability accounted for an additional 7.6%).

Эти данные в соотнесении с результатами других недавних исследований, позволяют предположить, что пространственные способности играют важную роль в творчестве и разработке технических инноваций. «Я полагаю, что они могут быть самым крупным из известных неиспользованным источником человеческого потенциала», — говорит психолог Дэвид Любински (David Lubinski). И добавляет, что учащиеся, не показывающие впечатляющие результаты по математике или вербальным способностям, но получающие высокие баллы по тесту оценки пространственных способностей, часто становятся исключительными инженерами, архитекторами и хирургами. «И, тем не менее, в настоящее время нет приемных комиссий, учитывающих это, так как этот тест, как правило, игнорируется в школьных оценках».

Скорость важнее программы

Хотя такие исследования, как SMPY дали педагогам возможность выявить и поддерживать одаренную молодежь, в разных странах интерес к этой группе населения неодинаков. На Ближнем Востоке и в Восточной Азии, учащиеся, показывающие высокие результаты по STEM, привлекли к себе значительное внимание за последнее десятилетие. В Южной Корее, Гонконге и Сингапуре тестируют детей на предмет одаренности и получивших высокие результаты направляют в инновационные программы. В 2010 г. Китай запустил десятилетний Национальный план развития талантов, чтобы поддержать и направлять лучших студентов в сферу науки, техники и других инновационных областей.

В Европе же поддержка исследовательских и образовательных программ для одаренных детей сворачивается, так как фокус внимания государства переместился на обеспечение большего доступа к образованию всех слоев населения. В Англии в 2010 году была закрыта Национальная академия для одаренной и талантливой молодежи, а средства перенаправлены на усилия по подготовке студентов из малоимущих семей для поступления в ведущие университеты страны.

Когда Стэнли начал свою работу, возможности для развития талантливых детей в Соединенных Штатах были невелики, и он искал условия, в которых талант мог раскрыться и развиваться уже с раннего возраста. «Джулиану было ясно, что недостаточно только выявить потенциал; его надо надлежащим образом направлять и развивать, чтобы поддерживать горящее пламя», — говорит Линда Броди (Linda Brody), ученица Стэнли, запустившая в Университете Джона Хопкинса программу, сфокусированную на консультировании особо одаренных детей.

Поначалу усилия по поддержке одаренных детей осуществлялись от случая к случаю и по инициативе их родителей, применявших подход Стэнли после того, как распространились слухи о его работе с Бейтсом — тот процветал после поступления в университет. К 17-ти годам Бейтс уже получил степень бакалавра и магистра в области компьютерных наук и готовился к защите докторской в Корнельском университете в Итаке, штат Нью-Йорк. Позже стал профессором в Университете Карнеги-Меллона в Питтсбурге, штат Пенсильвания, явившись пионером в области искусственного интеллекта.

«Я был застенчив, и социальное давление средней школы мне не подходило, -рассказывает Бейтс, которому сейчас 60 лет. — Но в колледже я чувствовал себя хорошо, несмотря на то, что был намного моложе сокурсников. Я мог расти, ни на кого не оглядываясь, как в социальном плане, так и интеллектуально, потому что быстрые темпы обучения обусловливал интерес к предмету».

Результаты SMPY поддержали идею ускорения темпа обучения одаренных учеников, позволяя им пропустить школьные классы. При сравнении детей, перепрыгнувших школьную программу, с контрольной группой таких же одаренных ребят, которые двигались по классам поступательно, у первых было на 60% больше вероятности получить докторскую степень или патент, и у них были более чем в два раза выше шансы получить докторскую степень в сферах STEM.  Ускоренное обучение является общим показателем по элитной группе SMPY — интеллектуальная многогранность и высокая скорость обучения делает ее представителей одними из самых способных для обучения. Затраты на продвижение этих студентов малы или вообще не требуются, а в некоторых случаях школы могут сэкономить деньги, говорит Любински. «Эти дети часто не требуют к себе какого-то особо подхода или программы. Им просто нужен более ранний доступ к программам старших классов».

Многие педагоги и родители по-прежнему считают, что ускоренное обучение плохо сказывается на детях — что это вредит им в социальном плане, выталкивая их детства, или создает пробелы в знаниях. Но исследователи образования в целом согласны, что ускорение благотворно для подавляющего большинства одаренных детей как социально и эмоционально, также академически и профессионально.
Сила таланта

Перепрыгивание классов не является единственным вариантом. Исследователи SMPY говорят, что даже скромные меры — например, доступ к сложным материалам, таким как курсы на уровне колледжа Advanced Placement – дают очевидный эффект. Среди особо одаренных студентов, те, кому представились большие продвинутые довузовские образовательные возможности в области STEM, и дальше публиковали больше научных статей, получили больше патентов и развивали карьеру на более высоком уровне, чем их такие же одаренные сверстники, у которых не было таких возможностей.

Несмотря на многие находки SMPY, исследователи до сих пор имеют неполную картину одаренности и достижений. «Мы не знаем, почему, даже на пике одаренности, некоторые люди будут блистать, а другие – нет», — говорит Дуглас Деттерман (Douglas Detterman), психолог, изучающий познавательные способности в Case Western Reserve University в Кливленде, штат Огайо. Далеко не все замыкается на интеллекте. «Мотивация, личностные факторы, как трудолюбие и другие вещи очень важны».

Некоторые идеи были позаимствованы из немецких исследований, схожих по методике с SMPY. Мюнхенское долговременное исследование одаренности, с середины 1980-х годов отслеживающее успехи 26000 одаренных студентов, показало, что когнитивные факторы были наиболее предсказуемые, в то время как некоторые личностные черты — такие, как мотивация, любознательность и способность справляться со стрессом — имели ограниченное влияние на результаты. На них также повлияли экологические факторы, такие как семья, школа и сверстники.

Данные таких исследований интеллектуалов-талантов также способствуют пониманию того, как люди развиваются до уровня экспертов в тех или иных областях знания. Некоторые исследователи и писатели, в частности, психолог Андерс Эрикссон Anders Ericsson в Университете штата Флорида в Таллахасси и автор Малкольм Гладуэлл (Malcolm Gladwell), популяризировали идею порога способностей. Они утверждают, что для индивидов с IQ выше определенного барьера (часто это 120 баллов), интенсивная практика гораздо важнее дополнительных интеллектуальных способностей в приобретении опыта. Но данные SMPY и программы по изучению таланта Дюка (Duke) не поддерживают эту гипотезу.

В исследовании, опубликованном в этом году, были сопоставлены результаты тестирования участников исследования, входящих в 1% лучших по оценке детских интеллектуальных способностей, с теми, кто оказался в верхних 0,01%. Члены первой группы получали ученые степени приблизительно в 25 раз чаще по сравнению со средними показателями по населению в целом. Более же элитные студенты — в 50 раз чаще среднего уровня.

Будущий успех и мотивация к учебе

Но некоторые моменты этой научной работы являются спорными. В Северной Америке и Европе некоторые эксперты по развитию детей жалуются, что большую часть исследований в области развития талантов движет желание предсказать, кто поднимется на вершину, и педагоги выразили значительное беспокойство по поводу концепции идентификации и маркировки группы учеников как одаренных или талантливых.

«Фокусируясь на прогнозировании того, кто поднимется на вершину успеха, мы рискуем проглядеть многих детей, которые не охвачены этим тестированием», — говорит Дона Мэттьюс (Dona Matthews), психолог по развитию в Торонто, Канада, соучредитель Центра для одаренных исследований и образования в Хантер-колледже в Нью-Йорке. «Тех же детей, которые проходят тесты, не стоит рассматривать как «одаренных» или «бездарных ». В любом случае, это действительно может подорвать мотивацию ребенка к обучению».

«Высокие результаты тестирования говорят вам только то, что человек имеет большие способности и хорошо подготовлен для этого конкретного испытания на тот момент времени», — говорит Мэттьюс. «Низкий же балл при тестировании не говорит вам практически ничего», — продолжает она, потому что многие факторы могут снижать результаты учащихся, в том числе их принадлежность к определенной культуре, а также то, насколько комфортно они чувствуют себя, справляя с вызовом при таком серьезном тестировании. Мэттьюс утверждает, что, дети, сталкивающиеся с очень высокими и, наоборот, очень низкими результатами тестирования, воспринимают его с точки зрения будущего успеха, это может повредить их мотивации к обучению и способствовать формированию, как это определяет психолог Стэнфордского университета Кэрол Дуэк (Carol Dweck), фиксированного образа мышления. Гораздо лучше, считает Дуэк, формировать у детей такое убеждение, что мозги и талант являются лишь отправной точкой, и что способности можно развить, если выкладываться в учебе и далее принимать интеллектуальные вызовы.

«Учащимся следует сосредоточиться на учебе, а не беспокоиться о том, насколько они умны, стремясь к утверждению», — говорит Дуэк. «Они должны упорно трудиться, чтобы узнать больше и стать умнее». Исследование Дуэк и ее коллег показывает, что учащиеся с таким убеждением показывают большую мотивацию в школе, получают более высокие оценки и имеют более высокие тестовые баллы.

Высокая ставка на талант

Бенбоу соглашается с тем, что стандартные тесты должны использоваться не для ограничения возможностей учащихся, а для разработки стратегий обучения, соответствующих уровню способностей детей и позволяющих им реализовать свой потенциал на каждой образовательной ступени.

Камилла Бенбоу и ее муж Дэвид Любински с 1998 г являются со-директорами исследования SMPY, после того, как Стэнли вышел на пенсию. Тогда же они перенесли SMPY в Университет Вандербильта. В будущем году, Бенбоу и Любински планируют начать обзор середины жизни глубоко одаренной группы (1 из 10000), с акцентом на их карьерных достижениях и удовлетворенности жизнью. И повторно обследовать выборку по аспирантам ведущих американских университетов из группы 1992 г. Предстоящие исследования могут также подтвердить несостоятельность представления о том, что одаренные дети в состоянии добиться успеха самостоятельно, без особой помощи.

«Педагогическое сообщество по-прежнему склонно к этому тезису, — говорит Дэвид Гири (David Geary), когнитивный психолог из Университета Миссури в Колумбии, специализирующийся на обучении математике. — Доминирует общее убеждение, что детям, имеющим преимущества, когнитивные или какие-то иные, не следует дополнительно заинтересовывать в учебе; что мы должны уделять больше внимания плохо успевающим детям».

Хотя ученые, специализирующиеся на образовании одаренных детей, прогнозируют расширение возможностей развития талантов в Соединенных Штатах, которые до сих пор были в основном доступны для учащихся, находящихся в верхней части выборки, как по одаренности, так и по социально-экономическим показателям.

«Мы знаем, как выявлять этих детей и как помочь им, — говорит Любински. — И все же мы не охватываем многих одаренных детей в стране». Бенбоу и Любински также курируют программы для одаренных детей и летние курсы для углубленного изучения математики, науки или литературы, на которых юные дарования осваивают годовую школьную программу за три недели. «Они лишь развивают разнообразные таланты, — говорит Любински. — Но наше общество гораздо более озабочено воспитанием «спортивных надежд», чем мы поиском интеллектуально одаренных детей».

И все же эти талантливые ученики, лучшие из лучших по математике, могут формировать будущее. «Когда вы смотрите на проблемы, стоящие перед обществом сейчас — будь то здравоохранение, изменение климата, терроризм, энергетика — это именно те ребята, которые имеют наибольший потенциал для их решения» , — говорит Любински. «Это дети, на которых мы сделали бы хорошую ставку».

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

Оригинал: T. Clynes How to raise a genius: lessons from a 45-year study of super-smart children. Nature, 7 Sept. 2016.

___________________________________________________________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/obmen/novosti/vyrastit-geniya.htm

Понравилось?  Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий