«И как могло такое случиться?»

.. Ангелика Клиффорд  наблюдает  через  стеклянную стену за сыном, плескающимся в бассейне Мариотт Отеля в предместье Мюнхена. При этом она по мобильнику проводит совещание  со своей  ассистенткой, занося в рабочий план  встречу  с  главой фракции СДПГ.  На эту встречу приглашены шесть высокопоставленных менеджеров-женщин. Повестка дня: обеспечение женщинам равных с мужчинами возможностей в  продвижении по карьерной лестнице. И для Ангелики в этот самый момент одинаково важны  и этот ужин  в Берлине, и успехи  ее сына в плавании.

Ангелика — одна из 15-ти руководителей высшего звена немецкой штаб-квартиры Майкрософта (Microsoft) с численностью в 2400 сотрудников и годовым оборотом 2,3 млрд. евро. Женщина на такой высокой менеджерской позиции и сегодня — все еще довольно редкое явление. Именно поэтому 7 женщин-руководителей из 15-ти топ-менеждеров  немецкого Майкрософта, что составляет более 40% его руководящего  состава, смотрится почти провокативно.

zhenwiny-uptavliaut-microsoft

Если в этой корпорации женщинам  с детьми (а у 5 из 7 из них есть дети), удается делать карьеру, то почему это не получается в других немецких компаниях? В целом по Германии в экономическом секторе насчитывается лишь  9% руководящих постов, занятых женщинами. И в этом отношении  Германия оказывается далеко позади таких  стран, как Бразилия, Китай и Россия.

Чем же объясняет этот «женский бум» в руководстве  менеджер по персоналу немецкого Майкрософта Вригитт Хирл-Хефер: «Самая главная причина заключается в том, что женщины  на руководящих постах оказались действительно востребованы». И это –  не абстрактный идеализм, а продуманная стратегия, приносящая дополнительную прибыль корпорации. «Нам нужны лучшие. Поэтому при отборе мы не можем обойти высококвалифицированных специалистов-женщин».

Это звучит так просто, четко и ясно. Но принять «женский» эшелон руководителей как само собой разумеющееся дело — занятие, требующее серьезных психологических усилий. «Для начала женские таланты следует в принципе высветить», — продолжает  Вригитт Хирл-Хефер. В  совместной работе с рекрутинговыми структурами мы от них требуем, чтобы в списке кандидатов на руководящие позиции была хотя бы одна женщина. И никакие отговорки по поводу отсутствия женских кандидатур нами не принимаются. Поэтому агентствам по персоналу приходится искать такие кандидатуры. Такие женщины есть, их надо только разглядеть».

Другой пример – поиск талантов внутри корпорации. В  Майкрософте  оценка квалификации  сотрудника и  его способностей  к руководству производится на одинаковых условиях  как для мужчин, так и для женщин.  То есть, женщины систематически находятся в поле зрения корпорации с позиции  их карьерного роста.

И даже рождение детей не означает для женщины конец карьеры в Майкрософте. Напротив. Сама Вригитт Хирл-Хефер заступила на позицию персонал-шефини, будучи беременной вторым ребенком. «Конечно, я задумалась, а надо ли мне это с двумя маленькими детьми – новая должность. Но почувствовала, что горю этой работой».

Также, как и Ангелика Клиффорд, будучи беременной практически на пустом  месте создала сектор Майкрософта по связям с общественностью  — с министерствами, госстуктурами, университетами, объектами здравоохранения. Ребенок или карьера? Мать или руководитель? Для Ангелики Клиффорд было ясно – естественно, и то, и другое. Она любит своего сына, но оставляет за собой право самой определять свою материнскую роль  иначе, чем это традиционно ожидается от женщины.

Через 2 месяца после рождения сына она почувствовала, что ей не достает работы: «Мне оказались снова необходимы деловые звонки и телеконференции. Я должна слышать и что-то иное, нежели «дада» и «гугу». И через месяц она снова вернулась к  своей работе в полном формате. Хотя и сегодня, когда ее сыну уже шесть лет, для Ангелики  очень тяжелы разлуки с ним и невозможность обнять его по вечерам, когда она оказывается в служебных командировках.

«Возможно, это и хорошо, что мы не тратим все свое время и энергию  на детей, а посвящаем их и  чему-то другому, что позволяет замедлить бег времени»  — рассуждает топ-менеджер по юридическим вопросам, Доротея Ритц. Да, возможно, это действительно так и есть. Но как  же удается так успешно совмещать свои роли и на работе, и дома?

Бригитт Хирл-Хефер поясняет: «Естественно, что это оказывается не всегда просто. Возникают сложные ситуации, как и в любой семье». К примеру, когда дети болеют. «Тогда я остаюсь на полдня дома и руковожу работой прямо из домашнего кабинета. Потом меня сменяет бабушка, няня или муж».

Хотя в основе своей, тема поиска времени на детей есть также дело некоего внутреннего самоощущения, и где-то это время приходится и отвоевывать. По этому поводу  персонал-шефиня любит рассказывать эпизод из своей жизни: когда ее старшему сыну был годик, и он был в яслях, которые закрывались в 17.00, она на очень важном собрании, посмотрев на часы, сказала: «Теперь мы должны закончить совещание, надо детей забирать». Именно принятие со стороны организации того, что специалист может быть матерью, помогает поддерживать такой высокий темп жизни.

Поэтому Майкрософт предоставляет  сотрудникам возможность свободного рабочего графика. Нет никакой отсидки на рабочем месте. Трудовой вклад работника  измеряется четкими цифрами, а не количеством часов, проведенных в офисе.

Доротея Ритц с трехлетней дочерью зимой пару раз во второй половине дня ездила кататься на лыжах. Ангелика Клиффорд  три раза в неделю сопровождает сына в бассейн. Вригитт Хирл-Хефер часто по понедельникам  в 17.00 забирает сына с футбола. Так же она не пропустит выставку пасхальных яиц в школе. Просто говорит своей ассистентке: «После 15.00 никаких встреч».

«Без таких моментов свободы трудно поддерживать высокую мотивацию в работе» — признается персонал-шефиня. Это также для нее очень  облегчает по вечерам из дома проверить рабочую почту и ответить на деловые звонки, даже когда она очень устала. Доротея Ритц  участвует иногда  в  15-ти видеоконференциях за месяц, проводимых головным офисом из американского  Редмонда или же с коллегами из Лондона: «Мне, в принципе, все равно,  делаю ли я это из дома или офиса».

Более того, семья Ангелики Клиффорд  собирается до этой осени в 4-х месячное путешествие по Сингапуру, Австралии, США, перед школой сына. И Ангелика по этой причине временно приостанавливает свою работу. Но при этом никакого страха «сломать» карьеру у нее нет. «Когда я вновь возвращусь к работе, у меня будет совершенно новый взгляд на многие вещи, и я с радостью откликнусь на ее новые, более сложные вызовы» — говорит Ангелика.

Тем самым возникает некое новое понимание  работы самой по себе, в которой иначе определены как время и пространство, так и границы между личной жизнью и профессией. Но такое понимание работы предполагает дисциплину. И дисциплинирует собой. Ангелика Клиффорд  засиживается за компьютером  иногда и до часа ночи. Рассматривает ли она себя как  всеобщий пример для подражания?

«Каждой женщине самой решать, как ей строить свою жизнь» — уклончиво отвечает Ангелика Клиффорд. В то же время, она считает «абсолютно важным», чтобы больше женщин поднималось  в своей карьере до руководящих постов: «Женщины дискутируют иначе. Возможно, им требуется больше времени для принятия решений, но решения эти также оказываются более качественными и весомыми».

Светлана Александрова Линс

Сокращенный перевод  cтатьи Doris Schneyink «Bei Microsoft haben Frauen das Topmanagement erobert», Stern No 14, 31.03.2011, с. 62-70.

________________________________________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи:  http://vzagranke.ru/razvitie/grani/feminizm-i-kak-moglo-takoe-cluchitsya.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас: Подписаться

назад к выпуску >>

к рубрике >>

7 комментариев к записи «И как могло такое случиться?»

  1. Светлана И.:

    Похоже на райские условия и на работе и дома. Можно даже позавидовать! Интересно, а как все это на самом деле? Наверное, мне завидно:)

    • Уверена, что все очень даже не просто. И в первую очередь, непросто преодоление многих устаревших представлений о работе, карьере, женской роли и доли.

      Наверное поэтому и ломка этих стереотипов так активно осуществляется именно на «переднем крае» современной индустрии — в Майкрософте, Гугле и других высоко-технологичных корпорациях.

      Соответственно, выигрывает тот, кто идет в ногу со временем.

  2. Natalia Moll:

    Похоже на сказку. Зная немецкие реальности — мало вероятно на длительное время.

    • Светлана Линс:

      Это как раз и утверждается в статье: ситуация в Майкрософте — не типична для Германии.

  3. Maria:

    Спасибо, интересная статья. Кстати, в Германии список фирм, как небольших, так и международных концернов, которые проводят «женскую» политику, довольно обширен. Существует также и немало специальных программ отдельных работодателей, некоторые пока пилотные, но тенденция растет. И это все — на фоне законом установленной Frauenquote.

  4. Maria:

    И все равно статья — на вес золота!
    «Тем самым возникает некое новое понимание работы самой по себе, в которой иначе определены как время и пространство, так и границы между личной жизнью и профессией. Но такое понимание работы предполагает дисциплину.» — по-моему, в наше интенсивное время без этого уже никуда.
    Вопрос Frauenquote, так яростно обсуждаемый в Европе ныне, помог раскрыть глаза на один не очень приятный факт: выяснилось, что СССР, а с ним и ГДР, имели свои преимущества — фактическое равноправие полов и развитую систему учреждений дошкольного воспитания. Это означает, что нынешней Германии не хватает ни того, ни другого. И в некоторых отраслях женщины упираются в «стеклянный потолок» — их просто с определенной должности перестают повышать, причем и платят ощутимо меньше, чем мужскому коллеге по должности. С другой стороны, женщины действительно должны и сами что-то делать — приобретать соответствующую квалификацию и стремиться к вершинам — одной квоты еще не достаточно.
    Очень четко выразилось кредо в словах Вригитт Хирл-Хефер, » заступившей на позицию персонал-шефини, будучи беременной вторым ребенком: — «Конечно, я задумалась, а надо ли мне это с двумя маленькими детьми – новая должность. Но почувствовала, что горю этой работой».» Именно у тех, кто «горит», и получается совмещать несовместимое.
    Психология многих местных женщин действительно, как оказалось, требует перестройки. И просвещения (показательна в этом плане книга-бестселлер Stefanie Kühn «Ein Mann ist kein Vermögen» Finanzielle Unabhängigkeit und Sicherheit für Frauen, 2008 — «Мужчина — не богатство» Финансовая независимость и защищенность для женщин(последняя имеется ввиду на пенсии или после развода). Ведь и сама система в Европе еще далеко не всегда способствует равноправию).
    А с ними нужно перестраиваться и нам, мигранткам — сначала адаптироваться и осознавать местную действительность, а затем ее активно и дружно переделывать)))

  5. Светлана Линс:

    Да, Мария, Вы точно заметили о том, что в странах т.н.ост-блока в части равноправия было достигнуто гораздо больше, чем на Западе. Потому что равноправие было закреплено конституционно. По иронии судьбы, коммунистическая иллюзия в этом сыграла свою положительную роль.

    Хотя были, конечно, всякие «неписанные» коррективы — так в медицинских и экономических институтах следовали негласному правилу — отдавать предпочтение девушкам. В «дипломатических» вузах и факультетах — наоборот, парням. Но тем не менее, женщине было сравнительно легко стать руководителем. И это не голословное заявление — мне в 25 лет предложили должность зам. директора по науке НИИ Информации, даже в отсутствии у меня партбилета.

    И совершенно верно, что назрела необходимость кардинальной перестройки сознания, в частности взглядов на распределение социальных ролей. Гендерный критерий в современных условиях уже не эффективен. Сегодня нет «легких» и «тяжелых» работ — все механизировано и автоматизировано. А у нас до сих пор система воспитания строится на гендерных категориях «мамонтовских» времен — «мужчина-воин-охотник», «женщина-хранительница очага»(и часто, еще и жертва). Что приводит, прежде всего, к мужской деградации. Об этом шел разговор в статье «Опасные игры». И от этого одинаково страдают все, и мужчины, и женщины.

Оставить комментарий