Человек с «калашниковым»

Еще недавно казалось, что вряд ли можно вообразить нечто более бесчеловечное, чем террор Аль-Каиды. Но эту чудовищную планку «превзошел» новый тип варварски жестоких боевиков незаконных вооруженных формирований с одинаковым по всему миру почерком своих деяний. Кто они и что ими движет, попытался сформулировать Манфред Шнайдер в своей статье для швейцарской газеты «Neue Zuercher Zeitung»

donetsckiy-opolchenets

Bild: Marko Djurica/Reuters

Глобальная «икона стиля»

С момента появления фотографий казни журналиста Джеймса Фоули боевиком в штурмовой маске, образ последнего стал чем-то вроде интернациональной «иконы стиля» для террористов и всех тех, кто развязывает гражданские и гибридные войны в разных точках нашей планеты. Человек в черной балаклаве с автоматом Калашникова или другим оружием в руках — это международный, можно даже сказать, глобальный воин и убийца. Он оказывается везде, чтобы провести акт возмездия или убить во имя некой высшей идеи.

Хотя список его преступлений начинается гораздо раньше, уже с террористической атаки на спортсменов команды Израиля в 1972 году во время мюнхенской Олимпиады, сегодня он орудует на всех континентах мира — среди пророссийских боевиков на Востоке Украины, в рядах колумбийской леворадикальной террористической группировки «Армия национального освобождения», в бригадах аль Кассем в секторе Газа, в отрядах боевиков Боко Харам в Нигерии или воинов «Исламского государства Ирака и Леванта». Этот воин не имеет своего лица и культурных отличий, но его внешний вид красноречиво свидетельствует о том, что он может выполнять свою «работу», где угодно.

Просматривая репортажи о зверствах боевиков на Востоке и на Ближнем Востоке, которые в настоящее время транслируются по всем телеканалам, непосвященному достаточно сложно определить этот персонаж. Кто же он — воин, боевик, наемник, террорист, фанатик, палач? Даже президент Обама, признанный мастер дипломатичной риторики, недавно назвал воинов «Исламского государства» «раковой опухолью», не сумев подобрать более подходящих слов. Возможно, что все эти определения так или иначе подходят человеку в маске с «калашниковым» в руках. Хотя трагичные новости и картины жестокости напрочь лишают дара речи и способности ясно мыслить. В памяти остается лишь маска как униформа жестокости и кровопролития.

Зачем ему маска?

Тем не менее возникает вопрос, почему человек с «калашниковым» закрывает свое лицо маской. Ведь пропаганда тех идей, которые им движут, заявления и проповеди, каскады видео и фотографий, всегда апеллируют к высоким и высшим ценностям этноса, нации, морали и опять же религии. Остается только гадать, зачем ему маска. Ведь, как правило, он готов умереть за правое дело. Иначе ни один боевик никогда не скрыл бы своего лица, если бы не признал в себе «мученика веры».

Впрочем, можно также предположить, что, одеваясь по этой глобальной кровавой моде, человек с «калашниковым» не только маскируется, но в действительности теряет свое лицо. Как и все предшественники и «дальние родственники» этого воина идеи, борца за свободу, национальную честь, веру, справедливость или даже за правду, он жертвует своим лицом и индивидуальностью ради исповедуемых им высоких целей. Иными словами, современный международный убийца отказывается от своего лица в пользу той идеи, за которую готов отдать жизнь.

Возможно, есть и другие причины. Ведь далеко не всегда «воину идеи» удается совладать со своими чувствами, оказываясь перед жертвой, которую ему приходится убивать ради возмездия. И он скрывает свое лицо, чтобы в этот непростой момент не дать слабину, не обозначить на своем лице ответ на страдание, страх, мольбу и надежду тех, кого он должен уничтожить. Как палач, не имеющий права на сочувствие. То есть, фигурально выражаясь, цивилизация заставляет террориста спрятаться под маску, в буквальном смысле стирающую его лицо? Стремится ли он с помощью маски избавиться от собственной человеческой сути? Закрыть лицо, чтобы обрести способность уничтожать все на своем пути?

Похоже, что эта маска помогает ответить на старый вопрос: Как превратить человека в убийцу? Насколько важна роль униформы для человека, идущего на кровопролитие, в котором он становится частью единой военной машины, бездумно и бездушно управляющей оружием.

Или же эти солдаты «идеи» в черных балаклавах со всех континентов мира, в действительности, боятся, что будут все-таки схвачены и, в один прекрасный день их настигнет «хлипкое» правосудие, осуществляемое международными судами и трибуналом? Являются ли они «собратьями» банковских грабителей и других преступников, скрывающих свое лицо от камер слежения?

«Воин идеи» нашего времени

И если в этих людях в масках и с автоматом в руках и признать новый тип военных формирований бойцов, верщащих «правосудие», то само их ремесло, на самом деле, увы — одно из древнейших. Ницше, участвуя в немецко-французской войне 1870-71 гг. на своем собственном опыте заключил: для того, чтобы стать убийцей, не требуется какой-то особой обработки сознания, освобождающей человека от базовых моральных принципов. В своем эссе «К генеалогии морали» (1887 г.) он утверждает, что те же самые благочинные и добропорядочные граждане, будучи ярыми сторонниками закона и морали в мирное время, в ситуации конфликта (kriegerischer Gelegenheit) превращаются в «разгоряченных монстров». Способных на «массовые убийства, поджоги, изнасилования, изощренные пытки и психическую травлю — для них все это становится невинными детскими шалостями».

Но можно ли принять тезис Ницше о том, что такова человеческая натура: на войне любой, даже цивилизованный человек, неминуемо превращается в монстра? Современные конфликты, особенно ужасные сцены кровопролитных расправ на Ближнем Востоке, увы, не опровергают собой это представление, но высвечивают, по крайней мере, два новых аспекта, характеризующие современный терроризм.

Во-первых, то, что, как правило, не известно, из какой страны попал на место конфликта этот безымянный воин и палач в маске. В настоящее время в незаконных вооруженных группировках, где бы они ни действовали, состоят боевики со всего мира, не в последнюю очередь из Европы. Поэтому сегодня человека в штурмовой маске и с «калашниковым» в руках можно рассматривать как смертоносный «формуляр», который «заполняется» в любой точке мира по любым причинам, связанным с политическими убийствами и кровопротилием. Он также является этаким паспарту, универсальным лекалом для развертывания конфликтов по различным национальным и политическим мотивам. Эта маска стирает национальную, социальную и культурную идентичность человека и явственно свидетельствует о его готовности оправдать любые свои действия.

Другой аспект связан с техническим прогрессом, в частности с возможностями широкого распространения фото- и видеоматериалов посредством интернета. Человек в маске штурмовика становится персонажем глобальной войны, его снимки облетают земной шар наряду с изображениями беспилотников и межконтинентальных ракет. Джеймс Фоули должен умереть, как и многие другие, сообщают террористы. Для чего и был сделан известный по всему миру видеоролик его казни. Боевик в маске сначала угрожает ножом поставленному на колени журналисту, затем приставляет нож к шее своей жертвы.

Если мы считаем, что эти документы непристойны, то выносим им оценку с позиции своих убеждений и ценностей. Хотя сами по себе фотографии не содержат моральной оценки запечатленных на них событий: садизм и жестокое насилие прошлых веков были видимы только их непосредственным участникам. Как и сегодня фото- и видеоматериалы вызывают ужас у одних, и восхищение — у других.

«Театр войны», как описал его приснопамятный военный теоретик Карл фон Клаузевиц, — место и условия для стратегических и тактических решений и кровопролитных боев, сейчас заменило «Кино террора». Последнее предлагает зрителям снова и снова переживать крайние зверства, которые в итоге воспринимаются ими не как реальная война, ужасы террора, а как некая виртуальная игра, установленная на всех компьютерах по миру.

Последний секрет

Вероятно, нам так и не удастся раскрыть страшную тайну человека в маске с автоматом Калашникова. Может статься, что он и сам ее не разгадал, а просто вытеснил в подсознание остатки своей совести. В то время как здравомыслящие люди все еще пытаются выяснить причины его преступных актов, насилия, такой неуемной жажды крови и прочих сопутствующих мерзостей, последний его секрет, как представляется, лежит в том, что все эти зверства не обусловлены никакими внешними причинами. Бог, отечество, правда, справедливость, возможно, и двигали теми, кто действительно оставил свой след в истории человечества. Но все они имели свое лицо, которое и сохранилось в памяти потомков.

А, может быть, эти люди в масках, занимающиеся терроризмом, лишь прикрываются высокими идеями и иделами, находя особое удовольствие в самом акте убийства? Хотя, возможно, ситуация еще ужаснее: заглянув под маску глобального воина с «калашниковым», мы увидим там страшную правду, а именно — безнадежность.

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

Источник: M. Schneider «Die blinde Wut des Toetens», 4.09.2014, «Neue Zuercher Zeitung»

_________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/grani/global/chelovek-s-kalashnikovym.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий