«Полюбите мигрантов. Они построили Олимпиаду»

renat-karimov

Чем бесправнее трудовой мигрант, тем он выгоднее по сравнению с россиянином. Мигранты делают всю грязную работу, но никто с ними не хочет играть по-честному. Об этом в интервью Рената Каримова, председателя ЦК  профсоюза трудящихся мигрантов России, интернет-порталу «Мир24».

- Как возникло решение организовать профсоюз?

- Я часть своей жизни посвятил комсомолу, в котором были мои товарищи — и узбеки, и таджики, и армяне, и молдаване, и азербайджанцы, и украинцы. Когда Советский Союз распался, они стали приезжать сюда. Тогда же возникла идея оказывать помощь этим людям. Наиболее цивилизованным и проверенным способом для этого был профсоюз. Нашлись единомышленники среди трудовых мигрантов. Мы разработали устав, сформировали первичные профсоюзные организации, а в 2007-м году зарегистрировали профсоюз как межрегиональную общественную организацию (сегодня он объединяет более 30 тысяч мигрантов из стран СНГ — прим. С.Л.)

- Это ваше единственное место работы?

- Да, это моя единственная работа. Важно, что профсоюз существует не на гранты и спонсорские деньги, а на членские взносы, которые платят трудовые мигранты. Их размер — 1% от заработной платы ежемесячно, или, если платить один раз в год, то размер годового членского взноса составляет 980 рублей. Эти деньги позволяют нам выпускать газету, проводить семинары, оказывать материальную помощь членам профсоюза, содержать юристов, которые помогают решать трудовые конфликты. При этом организация объединяет всех мигрантов, а не как диаспоры – по национальным признакам.

- Профсоюз, защищающий права мигрантов – это исключение или правило для мировой практики?

- Раньше у нас ничего подобного не существовало. Конечно, было бы идеально, если бы трудовые мигранты, приезжая в Россию работать, вступали бы в уже существующие российские профсоюзы. Мы так и говорим мигрантам со страниц наших газет: если на вашем предприятии есть российский профсоюз, то вступайте не к нам, а к ним, потому что там больше опыта по защите прав работников. К тому же там может действовать коллективный договор, в котором прописаны лучшие условия труда и зарплаты. Но беда в том, что там, где работают мигранты, почти нигде нет российских профсоюзов. Поэтому мигранты приходят к нам, а мы уже на уровне центрального комитета контактируем с другими российскими и заграничными профсоюзами.

- А что дает мигрантам членство у вас?

- Первое и самое главное – это информация о миграционном и трудовом законодательстве, бесплатные консультации в сложных ситуациях. Второе – это вопрос трудовых отношений. Большинство мигрантов работают нелегально. Защищать их права через суд практически нереально, потому что суд не принимает к рассмотрению трудовые споры, если у человека нет трудового договора. Наши юристы ищут иные законные возможности для разрешения этих конфликтов. За время нашей работы мы рассмотрели более 350-ти таких дел, и порядка 80% из них завершились успешно — люди получили более 15 миллионов рублей заработной платы. Третье – это вопрос психологического комфорта. Одно дело, когда мигрант остается один на один со своим работодателем, ФМС и полицией, а другое – когда он ощущает себя членом организации.

В 2013 году ФМС запретила 430 тысячам иностранцев въезд в Россию на срок от трех до десяти лет (в зависимости от тяжести правонарушения).

Был недавно яркий пример с гражданином Узбекистана. Он член нашего профсоюза, мы помогали ему встать на миграционный учет и оформить патент. Он занимался ремонтом квартир, и жил на свои честно заработанные средства, все документы у него были в порядке. Однажды на улице полиция его остановила, изъяла документы, назвала нелегалом, составила протокол о правонарушении и заставила его подписать. Его обвинили в том, что он находится в России с нарушением паспортного режима и работает в обход закона. Суд приговорил его к штрафу в 5 тысяч рублей и административному выдворению за пределы РФ с запретом въезда на 5 лет. Он бы собрал свои вещи и уехал, как, собственно, делают большинство мигрантов в такой ситуации. Но он пришел к нам. Мы разобрались в ситуации и написали жалобу в Московский городской суд. Наш юрист пошел в суд и выступал в качестве защитника и переводчика. И в итоге Мосгорсуд отменил решение Гагаринского суда. Сейчас человек продолжает работать.

- То есть иметь все документы – еще не значит избавить себя от всех проблем?

- К сожалению, да. Во-первых, уровень правовой грамотности мигрантов оставляет желать лучшего. Во-вторых, условия труда тяжелые. График работы у легальных мигрантов — это я еще не говорю о нелегальных — тоже фактически ненормированный. Люди работают не по 40 часов в неделю, а по 60. Выходные у них не регламентированы. Переработки им не оплачиваются, условия труда и вопросы безопасности находятся на низком уровне.

И есть еще один важный аспект. Практически всем легально работающим мигрантам приходится платить за оформление разрешения на работу посредникам – от тридцати тысяч и выше. Кроме того, мы все чаще сталкиваемся с тем, что работодатель, который получил квоту на привлечение иностранной рабочей силы, не просто оформляет мигрантов, а продает им эту квоту. Например, после оформления он удерживает из зарплаты, например, 20 тысяч рублей.

Россия занимает второе место в мире по числу мигрантов. По данным ФМС, за последние четыре года в РФ зафиксирован рост въезда иностранных граждан почти на 40%.

- С этим можно справиться?

- Пока мы ничего не можем сделать — у нас нет инструмента воздействия на конкретного работодателя. В международной конвенции о защите прав трудящихся мигрантов и членов их семей прямо говорится о том, что мигранты не должны нести расходов на получение разрешительных документов в странах приема. Россия хоть и не подписала эту конвенцию, но, тем не менее, эта конвенция задает определенный уровень, который существует в цивилизованном мире и к которому нужно стремиться. В наведении порядка заинтересованы не только мы, но и российские профсоюзы, ведь нынешняя ситуация создает недобросовестную конкуренцию между российскими работниками и иностранцами. Потому что у работодателя появляется соблазн взять иностранца, который выплатит ему эти самые 20 тысяч незаконной прибыли. К тому же за иностранца ему не надо платить страховые взносы в фонд социального страхования и в фонд обязательного медицинского страхования. Суммарно – это 10-12% от фонда заработной платы, которые выплачиваются из прибыли работодателя. А до 2012 года не оплачивались страховые взносы и в Пенсионный фонд России.

Мы посчитали тогда, что если директор машиностроительного завода в России уволит 15 российских токарей и возьмет 15 украинцев или узбеков с зарплатой в 16 тысяч рублей, то он, ничего не нарушая, сэкономит на выплатах в социальные фонды 1 миллион рублей.

И мы о таком безобразии на всех углах кричали, во все российские профсоюзы звонили, поскольку это ущемляет права российских рабочих. И именно они первыми должны говорить о ненормальности ситуации. Но они молчали. Мы в то время достучались до президента Дмитрия Медведева, и он обязал работодателей платить хотя бы в один фонд – пенсионный. Он наиболее денежноемкий, туда отчисляется 22 %. И сейчас работодатели платят за иностранного гражданина в пенсионный фонд. Сейчас министр труда Максим Топилин выступил с инициативой от министерства, чтобы за мигрантов платили в фонд социального страхования. Остался только один ФОМС, потому что сейчас очень остро ставят вопрос, что мигранты бесплатно пользуются медицинскими услугами, не имея на то прав.

- С 1-го января (2014 – прим. С.Л.) этого года вступил в силу новый закон о мигрантах. Теперь выходцы из СНГ смогут находиться в России лишь 180 дней в году. К тому же иностранцам запретили работать в аптеках, палатках и на рынках. С 5 мая 2014 года нельзя будет принимать на работу водителей-иностранцев, если у них нет прав российского образца. Кроме того мигрантов обязали получать ИНН и ужесточили наказание за фиктивную регистрацию по месту жительства. Что породят эти нововведения?

- Я думаю, что закон в значительной степени будет соблюдаться, потому что в механизмах соблюдения некоторых законов исключен человеческий фактор. Например, если человек нарушает законный срок пребывания на территории РФ более чем на 30 дней, то компьютерная программа ставит напротив его фамилии пометку, и в следующий раз, когда он приезжает в Россию, его просто не пропускают.

Как ранее сообщили в ФМС, около 10% находящихся в стране иностранных граждан каждые 90 дней выезжали из России, чтобы вернуться обратно и таким образом легализовали свой статус.

Конечно, нововведения ухудшают положение мигрантов. С одной стороны, это суверенное право России, с другой – я считаю, что это, все же, неправильно. Мы все время спрашиваем — почему бы не начать вести более честную политику с трудовыми мигрантами? Почему нужно подводить их к необходимости административного выдворения, закрытия им въезда и т.д., когда можно просто сказать, что им вообще нельзя приезжать в Россию? Сейчас в России находится уже 11 миллионов мигрантов, как минимум половина из них работает, а квота на работу уже несколько лет не увеличивается и составляет всего лишь около 1, 5 миллиона. По идее, остальные миллионы мигрантов должны уехать, но при молчаливом попустительстве властей люди продолжают приезжать и работать нелегально. А когда они уезжают, только потом выясняется, что им закрыт въезд и они не могут снова въехать в течение трех, а то и пяти лет.

Это такая дуля в кармане, мол, вы работайте, вы нам нужны, без вас мы тут не можем – ни убрать, ни почистить, ни построить, ни приготовить, ни разнести, ни за стариками присмотреть, но при этом мы сохраняем за собой право объявить вас нежелательными гостями и закрыть вам въезд. Мне кажется, было бы честнее сказать: все, дорогие друзья, спасибо, до свидания. А мигранты, между прочим, по экспертным оценкам создают не менее 10% ВВП в России. Нам кажется, что за это они достойны большего уважения.

Есть еще один выход — увеличить квоту так, чтобы все находились в правовом поле. Это одновременно в интересах мигрантов и в интересах российского государства, потому что в таком случае иностранные работники будут платить налоги. Пусть будет сохраняться человеческое достоинство людей, которые здесь работают. Пусть им начнут давать российские трудовые медали и грамоты.

Вот Олимпиаду в Сочи построили во многом именно трудовые мигранты. Так как же вы говорите, что мигранты неквалифицированные, если они построили Олимпиаду, которой гордится президент России, и они же будут строить объекты предстоящего чемпионата мира по футболу в 2018 году? И Россия знает, что без мигрантов уже не обойдется, поэтому и был принят специальный закон, что те, кто будут строить объекты чемпионата мира по футболу, могут работать без разрешения на работу.

- Вы раньше неоднократно говорили, что для мигрантов из СНГ нужно ввести визовый режим. Что этот шаг поможет урегулировать ситуацию с миграционной политикой в России. Между тем в США в 2012 году, по оценке Research, находилось 11, 7 миллионов нелегальных мигрантов, и 52% из них — мексиканцы. И это несмотря на жесткий пограничный режим, патрули, борьбу с преступными организациями, поставляющими в США нелегалов через границу. Те же мексиканцы могут без всякой визы приехать в Великобританию и жить там полгода, но в Соединенном Королевстве нет проблемы с мексиканскими иммигрантами. Нелегалы едут в сравнительно богатые страны, которые к ним ближе географически, а не в те, где нет визового режима. Получается, что, введи у нас визовый режим, уроженцы стран СНГ не поедут в Америку. Они по-прежнему будут пробираться в Россию.

- Мы никогда не выступали с такой инициативой, я лишь предлагал согласиться с инициативой некоторых российских политиков о введении визового режима. И я говорил об этом лишь с одной целью – чтобы дать возможность российскому обществу испытать горький опыт введения визового режима. Пусть вводят визы на год-два, и тогда станет понятно, что они не работают, что в России просто не хватает рабочих рук. К тому же это приведет к дополнительным взяткам, потому что в коррупцию будут втянуты не только сотрудники ФМС и полиции, но и сотрудники консульских служб. Визы бы не работали, даже если бы стояла глухая стена вдоль всей границы.

А сейчас ко всему прочему визы не сработают еще и потому, что границы нет. Например, российско-украинскую границу можно пересечь в любом месте, если там нет железной или автомобильной дороги. Также и с российско-казахстанской границей. Так что единственный способ прекратить спекуляции об эффективности этой меры, это опробировать его на практике.

- На сайте вашего профсоюза висит статья Антона Морвана, в которой он пишет: «Российской консервативной элите выгодно сидеть на двух стульях миграционного вопроса: с одной – идти не по пути полного запрета для иностранных рабочих, но ограниченного ввоза бесправной рабсилы, а, с другой – одобрения погромных настроений».

- Я согласен с его высказыванием. Мы видим, что власть дергает за обе эти ниточки. С одной стороны, она понимает выгоду эксплуатации нелегальной миграции, а с другой, использует нелегальную миграцию как предохранительный клапан для выпуска пара из перегретого ежедневными проблемами российского общества.

- В одном из интервью вы заявили о том, что поддерживаете инициативу депутата Яровой запретить трудовым мигрантам работать в сферах строительства, ЖКХ, торговли и т.д. Вы сказали, что «это было бы правильной тактикой. Мы должны поддержать любые инициативы властей по приведению огромного числа мигрантов, численность которых в России, по некоторым данным, достигает 15 миллионов, к официально утвержденной правительством РФ цифре в 1 миллион 745 тысяч человек».

- На депутата Яровую я так откликнулся, потому что смысла с ней спорить я не вижу. Вот она предлагает запретить трудовым мигрантам работать в строительстве, ЖКХ и торговле – пусть запрещает. Хорошо, мы поддержим ее. Но тогда сразу станет понятно, что ситуацию в сфере строительства, особенно в Московском и в Ленинградском регионах, уже нельзя описывать как такую, в которой работают «в том числе трудовые мигранты», ее уже надо квалифицировать как такую, в которой работают «только трудовые мигранты». Есть строительные объекты, где вообще нет граждан России, ну, может, только прораб или охранник.

Поэтому, если депутат Думы выступает с такой инициативой, то мы готовы поддержать ее, чтобы запретить мигрантам работать в этих сферах, и посмотреть, что же получится в итоге. Тогда и Яровой, и ее коллегам, и другим «горячим головам», насколько российская экономика стала подсаженной на иглу дешевого и бесправного труда мигрантов. А если бы мы вступили в дискуссию с госпожой Яровой, то люди бы подумали, ну, понятно, профсоюз мигрантов защищает своих членов-гастарбайтеров.

- Вы считаете, что без трудовых мигрантов Россия погибнет?

- Конечно, нет. Если уж Россия, русские люди, делают авиационные двигатели — а всего пять стран в мире производят авиационные двигатели, и запускают ракеты в космос — то неужели они не смогут сами, своими силами строить дома? Или мести улицы? Вопрос лишь в выборе стратегии дальнейшего развития России. Если выбирать, ставить приоритетом экономическое развитие и дальнейший рост ВВП, то без мигрантов в ближайшее время не обойтись. Если же на первое место ставить не экономику, а развитие русской культуры, русского духа, ментальности, увеличение доли русских в стране и, в целом, роста русского населения в России, то можно и нужно пробовать обойтись без трудовых мигрантов.

Оба варианта имеют право на жизнь. Но нынешние власти, на мой взгляд, не пойдут на серьезные ограничения трудовой миграции, хотя бы потому что крупные работодатели настроены на получение сверхприбылей. А сверхприбыль — это мигранты, стройка, продажа квартир. Если мигрантов не будет, то квартиры будут строить граждане России, а в этом случае нужно будет поднимать зарплату в три раза, а объем строительства уменьшится в два раза. Какая тогда прибыль будет у девелопера? Намного ниже нынешней. Сохранение миграции в интересах того класса, который определяет жизнь России на современном этапе.

- По сути, вы соглашаетесь с теми, кто говорит, что мигранты забирают рабочие места, на которые могли бы претендовать граждане России.

- Ну, вот возьмем, скажем, строительство. Ну да, занимает мигрант чужое рабочее место, получает 15 тысяч рублей. Ну, а что, гражданин России пойдет туда работать за такие деньги? Конечно, нет. В каких-то отдаленных городах, конечно, многие бы пошли за такие деньги работать, но туда мигранты и не едут.

При этом я могу понять русского рабочего, который считает, что мигранты забирают его рабочее место, потому что работодатель, выбирая между российским рабочим и иностранным, выбирает иностранного при равной квалификации. Иностранного работника работодатель может эксплуатировать так, как ему вздумается. Иностранный работник полностью зависим от работодателя. А с российским работником так нельзя. Он отработал, к примеру, свои восемь часов, и больше не будет работать. А если ему дают дополнительную работу, то и платить за это должны отдельно. А если ему не заплатят, он может обратиться в суд. А иностранному работнику ничего не надо платить за сверхурочную работу. Он и такой работе рад.

- Пускай так. Но сегодня «мигрантская» тема стала одной из главных в повестке дня. Это произошло после событий на Матвеевском рынке и в московском Бирюлеве? Или все началось гораздо раньше?

- Я считаю, что все началось после развала Советского Союза. Он шел в очень драматических обстоятельствах, были межнациональные столкновения в ряде регионов, отовсюду не совсем по-доброму уезжали русские. Это все наносило рубцы на ткань вековой дружбы народов, добрососедства. При этом российское государство и общество совсем не обращали на это внимание, не залечивали эти раны, потому что все были заняты первоначальным накоплением капитала. С сопровождающим его культом индивидуализма, насилия, идеологией «человек человеку волк». А если болезнь не лечится, то она загоняется внутрь, и при случае обострения всплывает. Конечно, это началось не с событий на Матвеевском рынке и в московском районе Бирюлево, а гораздо раньше. Весь период после развала Советского Союза был периодом деградации межнациональной дружбы.

- Но все-таки резонансной эта тема стала после рынка и овощебазы.

- Это диалектика, закон перехода количества в качество. Рано или поздно, это все равно бы произошло. Есть, конечно, такие силы, кому это выгодно. Опять-таки одна из целей вывода межнациональной темы на повестку дня – это отвлечение внимания от тех проблем, которые существуют сегодня.

Сейчас перед людьми стоят реальные проблемы – жилье, образование, медицина. Если ты не москвич, тебе придется снимать квартиру или брать ипотеку, платить за учебу, за лечение, потому что бесплатная медицина в нашей стране не очень хороша. И чтобы все это себе позволить, человек поставлен перед необходимостью зарабатывать все больше, крутиться, как белка в колесе. А ведь мы рождены не для того, чтобы только лишь работать. И о каком вообще качестве жизни в таком случае можно вести речь?

- Вы как-то заявили: «Если украинцу, таджику или киргизу плохо в России, то у них есть Украина, Таджикистан и Кыргызстан, куда они могут спокойно вернуться, а вот у русского нет другой родины. И если мы все сейчас ополчимся на этот «Русский марш» и будем его участников воспринимать как маргиналов и заткнем им рты, то ничем хорошим это не закончится». По сути, вы поддержали российских граждан, настроенных негативно к мигрантам.

- Принимать их действия, может быть, и не нужно, а вот понять стоит. Надо понять русских людей, которые озабочены исторической судьбой России. Я думаю, что этот «Русский марш» — это единственная форма массового протеста, на которое сейчас способно российское общество. Я вообще считаю, что российское общество больно, и в какой-то мере его можно даже назвать неживым в каком-то смысле. Оно не реагирует ни на какие внешние раздражители.

Сегодня повестка тех же «русских маршей» во многом сформулирована телевизором. Если бы чудесным образом можно было бы изъять все телеэкраны, то российское общество через какое-то время могло бы выздороветь. Это же просто ужас – какое общественное сознание формируют основные российские телевизионные каналы. И все, что пробивается сегодня из покрытого пеплом российского гражданского общества – это национальные марши. Пусть и в таком, далеко не всеми разделяемом виде, но все-таки это форма протеста. Поэтому я не могу на них смотреть только как на маргиналов, с которыми надо бороться, сажать и выгонять. Проблема есть, и она не решается.

- То есть, по-вашему, их нужно разрешать?

- До тех пор, пока они никого не бьют — да. Лишь бы людей не трогали. Даже ситуация вокруг разгрома овощебазы в Бирюлево – это реакция народа на то, что там происходило. Владельцы овощебазы использовали дешевую рабочую силу и делали на этом свой гешефт. И делали они это посреди жилого микрорайона, принося ежедневные неудобства местным жителям. За несколько лет в худшую сторону поменялась вся картина жизни микрорайона, что не могло не вызвать раздражение.

Да что греха таить – русский народ и русское ухаживание за девушками – это одна форма поведения, а, скажем, кавказские ухаживания – это другая форма поведения. Причем ухаживание кавказского юноши за кавказской девушкой может быть очень трогательным, потому что это происходит под контролем семей молодого человека и девушки. А к русским девушкам у них почему-то совершенно другое отношение.

В их представлении, если девушка надела короткую юбку, значит, она согласна на отношения. И если девушка весь день гуляет с парнем, а к вечеру, по его представлениям, пришло время продолжения, а она не согласна, то он думает, что его держат за дурака. И он начинает вести себя по-хамски. В советское время это не так ярко проявлялось, потому что это смягчалось общим воспитанием в школах русских детей и детей других национальностей. А сейчас этого воспитания в школах нет. Или почти нет.

- В конце прошлого года об этом же говорил глава ФМС Константин Ромодановский – что корни проблемы лежат в поведении самих иностранцев. Подобные настроения граждан, по его словам, умело используются радикалами «в целях разжигания национальной розни, мигрантофобии, а порой и расизма».

- Вот говорят, мигранты не адаптируются в России. А почему? Потому что они не читают Пушкина, Толстого, Достоевского, Шекспира, они не очень хорошо знают историю развития русской цивилизации. Вот, например, итальянцы или испанцы — тоже горячие, но они не ведут себя так. Нужно изучать мировую литературу, театр, нужно иметь рабочее место достойное.

Поэтому и русский марш не такой уж однозначный. С ним, по-хорошему, надо работать властям. Там же, например, неблагополучные подростки, ими тоже надо заниматься. А так они предоставлены сами себе, видят безысходность, в которой живут их родители и понимают, что у них нет перспективы. А тут еще приезжие ребята ездят на дорогих машинах, да еще и к девочкам местным цепляются.

При этом, что касается центрально-азиатских регионов, то там совсем другая ментальность. Там более спокойные люди и, например, узбекский юноша не будет себя так вызывающе вести по отношению к русской девушке. Равно как и ребята из Таджикистана.

По данным ФМС к концу 2013 года число иностранцев, превысивших срок пребывания и работавших незаконно, составило 3,6 млн. человек

- А с чем тогда вы связываете активное муссирование этой темы?

- Известно, что в классовом обществе во все времена правители стремились к тому, чтобы «разделять и властвовать», натравить одну группу людей на других. Так легче управлять, легче манипулировать, легче решать свои личные дела,легче пускать пыль в глаза людям. Это сознательная политика.

- Многие уже не разбираются, откуда ты приехал – с Кавказа или из Узбекистана. «Нерусский» – и все. И сейчас в обществе бытует мнение, что мигранты совершают больше преступлений, чем граждане России. Что с притоком нелегальных мигрантов число преступлений увеличилось.

- Конечно, к нам приезжают не ангелы, но в среде мигрантов преступность ниже, чем в среде российского общества. И нельзя сказать, что с приездом мигрантов общий уровень преступности в стране увеличился.

- Хватает ли тех «мигрантских» законов, которые уже существуют в России. Или нужно принимать еще какие-то меры?

- Я думаю, что тех мер, которые сейчас существуют в российском законодательстве, с лихвой хватит. Только за прошлый год 30 поправок вступило в силу, в которых не только мигранты, но даже мы путаемся уже – и это не считая подзаконных актов. Тут дело не в законах — нужно что-то менять в межгосударственных отношениях, в отношениях между принимающим и посылающим государством. Нужно навести порядок в той генеральной линии, которую проводит Россия в отношении трудовой миграции. Потому что есть концепция миграционной политики до 2025 года, которая рисует одни перспективы, а есть эти самые 30 поправок, единственная цель которых — ужесточать и выгонять.

Беседовала Татьяна Поддубская

Источник: www.mir24.tv

_________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/grani/global/polyubite-migrantov-oni-postroili-olimpiadu.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий