Школа: учить и(-ли) развивать?

alphabet-film

Безликие роботы, заполняющие экзаменационные тесты и не имеющие собственного мнения, или творческие мечтатели? Какие люди востребованы в наше время и какое образование им необходимо, чтобы решать проблемы своей эпохи? Об этом размышляет австрийский режиссер Эрвин Вагенхофер (Erwin Wagenhofer) в новом документальном фильме «Алфавит. Страх или любовь» («Alphabet. Angst oder Liebe»). Его отправной тезис: 98% всех детей являются миру одаренными от рождения, после школы их остается только 2%.

В системе образования есть серьезные сбои

erwin-wagenhofer«Это было самое трудное, из того, что я когда-либо делал», — говорит Вагенхофер о своем последнем фильме «Алфавит», в котором он освещает как современные концепции образования, так и обсуждает альтернативы им. Этот фильм завершает его документальную трилогию о современном глобализированном мире наряду с документальными лентами о безумствах пищевой индустрии («Мы прокормим население мира»/ «We Feed the World») и эксцессах финансового рынка («Давайте делать деньги»/ «Let´s Make Money»).

Почему же тема образования оказалась самой сложной для режиссера? Сам Вагенхофер таким образом ответил на этот вопрос в своем интервью немецкому интернет-порталу t-online.de: «Все проблемы продовольственного сектора и еще более острый кризис на финансовом рынке есть последствия решений лиц, их принимающих — будь то в Нью-Йорке, Лондоне или Франкфурте. Все они — люди с высшим образованием. И если эти люди приводят экономику к краху, значит в системе образования есть серьезные сбои».

И если в двух предыдущих фильмах этой трилогии «козлами отпущения» являлись банки и предприятия пищевой индустрии, то вину за просчеты и концептуальные ошибки в сфере образования Вагенхофер возлагает на общество в целом. Что логично: образование — это инструмент социализации, и его содержательное наполнение зависит от заказа со стороны общества. И если в авторитарных государства концепция образования всецело зависит от господствующей идеологии, то в странах демократии, убежден режиссер, многое зависит от гражданской инициативы. «Потому что политика уже давно в коалиции с экономикой и заинтересована в том, чтобы трудовые ресурсы были хорошо обучены в соответствии с требованиями рынка. Образование все более утрачивает свой собственный смысл», — констатирует автор фильма.

Главная драма современной школы

Хотя, уточняет Вагенхофер, образование — действительно очень размытый термин, но он суммирует все это, что должен освоить человек, вступающий во взрослую жизнь. И в идеале образование должно помочь человеку найти себя и самореализоваться. Чего, к сожалению, не наблюдается. Так, например, в Испании 55 % молодежи до 35 лет не имеют работы. При том, что подавляющее большинство из них имеет образование, не позволяющее им преодолеть сложившуюся ситуацию. Они практически парализованы в своих возможностях, так как обучены только для старой системы, не в состоянии найти себя в современных условиях и успешно интегрироваться в общество.

Страх и любовь – этими полюсами режиссер определяет спектр, в котором представлены системы образования, существующие сегодня в мире. Причем, образование он рассматривает в предельно широком контексте, когда в роли учителя выступает сама жизнь. И утверждает, что уже не одно десятилетие средства массовой информации постоянно вдалбливают, внедряя в подсознание людей страх – «нужно учиться мыслить экономически, иначе вы окажитесь на обочине жизни». И эта установка лежит в основе концепции образования, правомерность которой практически никто даже не ставит под сомнение.

Собственно, сам  фильм «Алфавит» начинается с ультразвукового изображения эмбриона в утробе матери и закадровой речью британского исследователя образования Кена Робинсона (Ken Robinson): «У нас есть чрезвычайные способности, я имею в виду силу воображения. Каждый предмет человеческой культуры является результатом этой уникального дара. Но я считаю, что мы систематически уничтожаем его у наших детей… потому что мы слепо принимаем определенные идеи об обучении, о детях, о том, что это означает образование, об общественных потребностях и выгодах, об экономической целесообразности».

Режиссер «Алфавита» считает, что жесткая конкуренция между учащмися и коммерциализация школ вызывается прежде всего регулярно проводимым PISA-тестированием (PISA — Programme for International Student Assessment - международная программа по оценке образовательных достижений учащихся — тест, оценивающий грамотность школьников и их умение применять знания на практике. Мониторинг образования по этой системе проходит раз в три года и используется в разных странах мира. В тесте участвуют подростки в возрасте 15 лет. Был разработан в 1997 году, впервые проведен в 2000 году). По мнению Вагенхофера, PISA является машиной «страха», довлеющей над учениками. Это главная драма современной школы. Кто получил низкие оценки, приобретает страх в долгосрочной перспективе. Но возможно, что талант этого ученика заключается в другом. Этот ребенок может, например, иметь чрезвычайно высокие навыки социальной компетентности, но это никого не интересует.

Более абсурдную ситуацию просто трудно вообразить

Всеми нами владеет страх, даже представителями высококвалифицированной элиты, даже теми, кто работает в McKinsey. Молодые женщины теперь даже иметь детей боятся. «Что сталось с обществом?» — вопрошает Вагенхофер. Более абсурдную ситуацию просто трудно вообразить. За последние 60 лет наше общество многого добилось в материальном плане, но эмоционально мы разорены. Мы утратили все жизненные ценности в угоду экономической прибыли. И лишились детства – находятся даже такие родители, дети которых начинают изучать иностранные языки уже с полутора лет. Уже с такого раннего возраста детей втягивают в гонку за достижениями и оценками. Именно поэтому мы видим так много не удовлетворенных жизнью и разочарованных людей. «Люди занимаются не тем, что им нравится и что они умеют делать лучше всего. Делать то, что им по душе. Это безумие, что многие могут выжить только с психотропными препаратами», — такое серьезное обвинение бросает автор фильма современному обществу.

Так, Финляндия, по рейтигу PISA, неоднократно оказывалась европейским лидером по качеству обучения школьников. Между тем, в недавно опубликованной статье в швейцарской газете Neue Zuercher Zeitung  по Финляндии приведена тревожная статистика в части социальных навыков и интеграции подростков, в то время как те показывают хорошие результаты по тестам PISA. Абсолютным же чемпионом мира но качеству обучения, согласно PISA, является Китай (вернее, Шанхай и Гонконг, только в этих очень прозападных городах Китая проводится тестирование PISA – прим. С.Л.). Вагенхофер же, по иронии судьбы, китайскую систему образования располагает на полюсе страха. Производящая роботов, заточенных на тестировании, с самым длинным в мире периодом школьного обучения, наименьшей продолжительностью сна из-за бесконечной зубрежки, низкой самооценкой учеников, не испытывающих ни малейшего ощущения счастья и все большим и большим числом самоубийств среди учащихся.

Не творческий подход

alphabet-film-kitaiВ своем фильме Вагенхофер показывает впечатляющую картину «образовательных фабрик» в Китае с униформой для учеников, жестким контролем и прессингом оценок: китайский мальчик, который почти падает от усталости на сиденье в школьном автобусе. Его бабушка, с гордостью показывающая стопку сертификатов и медалей внука за первые места в спортивных соревнованиях и на олимпиаде по математике. Сам же мальчик безучастен. «В Китае дети, как воздушные змеи, которыми управляют родители и школа», — философствует профессор педагогики из Пекина Янг Донгпинг. Но зачастую это лишь муштра, сожалеет он.

Донгпинг осуждает ориентацию на высокие оценки и жесткую конкуренцию среди учеников, что привело Китай к лидирующим позициям в мире на олимпиадах по математике. «Математические олимпиады – это катастрофа для учеников», — сокрушается профессор. Ученый считает, что такая система противоречит человеческой природе, порождая страх и убивая творческое начало в ребенке. Собственного мнения ни от кого не требуется, ничто не ставится под сомнение в этой системе образования — только стандартизированное, подконтрольное мышление. «Наши дети выигрывают на старте, но проигрывают на финише», — заключает Донгпинг.

Конкуренция и экзаменационный прессинг, и вместе с ним рост платного репетиторства, по мнению Вагенхофера, — не чисто китайское изобретение, а симптом глобальной культуры обучения, сформировавшейся в ответ на запрос экономики. Во многих странах ЕС, в том числе и в Германии, все чаще ученики жалуются на растущую учебную нагрузку, им приходится сокращать время на отдых, чтобы хорошо успевать. В фильме есть щемящий душу эпизод о том, что школьница из Гамбурга, одного из самых богатых городов в одной из самых богатых стран в мире, в отчаянии написала открытое письмо: «Моя жизнь – это только школа. Со мной происходит что-то неладное. Моя голова забита, совсем забита». У школьников просто не остается времени для себя или на хобби.

В поисках альтернативы

Режиссер убежден, что через образование каждый человек имеет возможность найти себя и свой путь самореализации. Но не посредством существующей системы образования, которая сортирует и калибрует учеников как горох, ставя сетку нужного размера. И все, кто не подходит, отсеиваются. «Школа все еще живет в формате 19-го века, когда ученики рассматривались как часть производственного процесса, не имея права подвергать его сомнению», — такой вердикт выносит в фильме немецкий невролог Геральд Хютер (Gerald Hüther).

Альтернативу такому «неестественному отбору» Вагенхофер видит в замене исходного представления о человеке, в частности, о том, каким он приходит в мир. Сегодня господствует мнение, в том числе и среди педагогов и преподавателей, что дети – что-то вроде пустых сосудов, которые нужно заполнить знаниями, и именно теми знаниями, которые мы считаем необходимыми для взрослой жизни. В то время как никто не знает, какие знания понадобятся через 20 лет. Вагенхофер предлагает принять следующую перспективу: дети приходят в мир, уже наделенные задатками и способностями. И система образования должна помочь им раскрыться и развить свои таланты. «Мы должны, наконец, перестать все в своей жизни подчинять только экономической выгоде», — констатирует режиссер.

alphabet-film-detiПризывая отойти от стандартизованного, «количественного» подхода к образованию Вагенхофер основывается на двух точках зрения: невролога Хютера, подчеркивающего, что мышление является одним из немногих талантов, которые необходимо развивать у детей. И Томаса Бергера долгое время работающего менеджером по персоналу, указывающего на растущую важность инновационного мышления и навыков поиска альтернативных решений проблем. При этом режиссер убежден, что пересмотр концепции образования в сторону большего внимания к развитию творческого потенциала ребенка принесет несомненные дивиденды и экономическому сектору.

Поиски модели образования будущего приводят Вагенходера в парижскую студию живописи «Malort» педагога Арно Штерна (Arno Stern), уже на протяжении 30 лет практикующий творческий подход в развитии детей. Он занимался с испанцем Пабло Пинеда, которому удалось получить высшее образование, несмотря на синдром Дауна. И режиссер в этой связи дает слово в фильме известным и радикально настроенным специалистам, в том числе уже упомянутым выше Кену Робинсону и Геральду Хютеру. Так, бывший менеджер Люфтганзы и Даймлер-Бенц Томас Заттельбергер в этом фильме проехался с жесткой критикой по выпускникам бизнес-программ, назвав их нафабренными мальчиками и куклами Барби в бизнес-прикиде.

Хорошая почва для дискуссии

Да, в фильме так много известных лиц и интересных цитат, что во время его просмотра то и дело возникает желание схватиться за блокнот и записать. Но как верно заметила Бианка Пирингер в своей рецензии на фильм «Алфавит», опубликованной в немецкой газете «Zeit», он содержит много утверждений и фактов, которые недостаточно объяснены и обоснованны, чтобы их широко использовать обучающей практике. Так, сенсационный результат многолетнего исследования о том, что почти все маленькие дети(98%) имеют предрасположенность к творческому мышлению. С возрастом же эта способность постепенно сходит на нет, в чем режиссер видит доказательство дурного влияния школы. alphabet-film-andre-sternТак же как и пример сын Арно Штерна Андре, музыканта и гитариста, рассказывающего в фильме о своем счастливом детстве, который никогда не посещал школу, не может быть рекомендован для повсеместного внедрения.

И тем не менее, фильм «Алфавит» стоит посмотреть, он провоцирует на обсуждение такой же старой, как мир, темы – каким должно быть образование — сквозь призму новых жизненных реалий, проблем и потребностей.

Светлана Александрова Линс

_________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/grani/global/shkola-uchit-i-li-razvivat.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий