«Транзитная» миграция

Миграция в «глобальном» масштабе Часть 3-я


transitnaya-migracia
Фото: Zeit.de

Предыдущая часть

«City-государство»

Да, большой бизнес имеет влиятельное лобби на швейцарской политической арене. А какой же идеей развития страны оно «пакует» свои экономические интересы? Идея такова — «всемирный регион» (Weltregion) или «государство-деловой центр» (City-Staat): «Швейцария становится «всемирным регионом» подобно Южной Англии, Гонконгу, Сингапуру, Нью-Йорку, Шанхаю, Западной Канаде, Австралии. Эти регионы стягивают на себя специалистов и фирмы со всей планеты, создавая для них особые условия. И эти новоприбывшие не являются иммигрантами в их традиционном понимании. Они лишь обеспечивают здесь часть своей карьеры, им не нужно гражданство, и они ни в коем разе не намерены интегрироваться… Они – лишь гости «всемирного региона», Швейцарии» (B. Kappeler, «Die Bevölkerung der Schweiz explodiert – jetzt sind ein paar kühlende Massnahmen gefragt», NZZ an Sonntag, 29 Aug, 2010).мигранты

Действительно, компактная по площади Швейцария со своей развитой социальной и экономической инфраструктурой одновременно квалифицируется и как «всемирный регион», и как «государство-деловой центр». Экономист и территориальный плановик Рене Фрей (Rene Frey) так рисует пространственную картину воплощения этой идеи: внутри «треугольника» Женева-Цюрих-Базель будет развертываться жилая среда, по окраинам которой – парки для отдыха специалистов (Leistungstraeger). Очень привлекательным в этой связи Фрей видит кантон Гларус. Он как сердцевина швейцарской промышленности 19-го века в век 21-й станет «чистой» туристической зоной, где старые текстильные фабрики будут лишь ностальгической декорацией. В кантоне Тессин — и того хлеще, Фрей хочет превратить часть долины реки Маджиа в национальный парк…

Только вот незадача: швейцарские бюргеры активно сопротивляются претворению в жизнь этих грандиозных планов. Хоть Швейцария и является традиционным центром туризма, но, как говорится, всякому гостеприимству есть пределы…

Сам феномен «всемирных регионов» описал известный американский экономгеограф Ричард Флорида (Richard Florida). По мнению ученого, нынешний экономический кризис обусловлен не столько крахом международной финансовой и банковской системы. Современное общество находится в состоянии «перезагрузки». «Каждая экономическая эпоха создает свою собственную, только ей присущую географию, — утверждает Флорида. — Также и формирование современного социального ландшафта происходит в новых экономических условиях и отражает совершенно новый образ жизни».

«Герои» постиндустриального общества 21-го века стягиваются в «мега-регионы», как их называет Флорида. Эти люди образованны, мобильны, молоды. Их род занятий связан с творчеством и изобретательством – они высококлассные и востребованные специалисты. Именно эта когорта персонала составляют основу новой «экономики знаний», которая по своей сути космополитична, наднациональна. «Сегодня не отдельные государства, а мега-регионы являются реальным двигателем мировой экономики, — констатирует Флорида. — Две трети всей совокупной мировой экономической активности сконцентрировано в 40 крупнейших мега-регионах мира. Несмотря на то, что в этих регионах сосредоточено лишь 18% населения мира, им принадлежит 85% от всех мировых технологических инноваций. Мега-регионы являются влиятельными стратегическими центрами экономики. В США и Канаде находится 85% от числа их головных офисов» (R. Florida «Reset», Frankfurt/ a. M, 2010).

«Остановка по требованию»

Поэтому остальные регионы оказываются этакой «взлетной полосой» в карьерном продвижении, где современные легионеры от большого бизнеса долго не задерживаются. Швейцария, хоть и принадлежит к клубу «всемирных регионов», но, на сегодняшний день, все же не находится в их рейтинговом топе. Что подтверждают социологические исследования.

Так, группа ученых Центра по исследованию рынка труда и промышленной экономики при базельском Университете, проанализировав потоки трудовой миграции за последнее десятилетие, выявило: 60% трудовых мигрантов, находящихся в Швейцарии — выходцы из 17 стран Еврозоны, имеющих все привилегии свободного перемещения, и стран-членов Европейской ассоциации свободной торговли. Это люди с самым высоким уровнем образования, но в то же время и наиболее мобильны – «транзитники». (G. Sheldon, N. Ramel «Folgen einer verfehlten Zuwanderungspolitik», NZZ, 5 Feb, 2013).

Косвенным подтверждением наличия «транзитной» миграции является и тот факт, что только три четверти иностранных студентов, заканчивающих швейцарские вузы, остаются работать в стране («Wir sind Opfer des eigenen Erfolgs geworden», M-Magazin, 27 Mai, 2013). И это при том, что в Швейцарии наблюдается постоянная нехватка кадров с высшим образованием.

В целом ситуация такова: формирование социального ландшафта, который мог бы привлечь дополнительные внешние ресурсы для развития «мега-региона» в Швейцарии, то там, то сям тормозится народными инициативами. Те, кто постоянно проживает на территории страны, блокируют многие проекты из соображений экологической и экономической устойчивости. И со страниц периодических изданий не сходит полемика о раздутых ценах на недвижимость, нехватке жилья и пустующих квартирах для отдыха.

Хотя швейцарцы осознают необходимость привлечения «варягов» для развития национальной экономики, а иногда и вовсе спасения ее отдельных отраслей. Иноземцы с ремеслом в руках здесь всегда чувствовали себя хорошо. Но традиционная толерантность швейцарцев к иностранным мастерам и специалистам сегодня вступает в конфликт с «правилами игры» новой глобализированной экономики. Одно дело, иммигрант приезжает всерьез и надолго, с семьей или же обзаводится ей уже на месте, связывая свою долгосрочную жизненную перспективу с этой страной, становясь неравнодушным к тому, как она будет развиваться и насколько экологически благоприятным будет проживание в ней. Другое дело – остановиться здесь на пару-тройку лет. Ясно, что все эти вопросы отнюдь не занимают сознание мигрантов-«транзитников». Даже если экспаты приезжают семьями, их потребности во многом не совпадают с потребностями местных жителей.

Вот и получается, что, с одной стороны, социально-экономические проблемы не связаны с иммигрантами, с другой – мобильность и образ жизни приезжих так или иначе влияет на приоритеты территориального развития, особенно в части развития социальной инфраструктуры.

«Глас народа»

Согласно опросам политически-нейтральной организации Vimentis, миграционная политика сегодня занимает второе место в списке самых «больных» и животрепещущих вопросов, которыми озабочены швейцарцы. Эта тема стоит «на повестке дня» сразу же вслед за проблемой социальной защищенности и распределения доходов. Причем вопросы миграции особенно интересуют молодежь в возрасте до 24 лет, и немецко-язычное население — в большей степени, нежели остальных швейцарцев.

Хотя и повышение числа безработных и неимущих в стране, и образовавшееся резкое различие в доходах разных групп населения многие напрямую связывают с недочетами миграционной политики. В сознании большинства именно неконтролируемый наплыв мигрантов раскручивает «маховик» социальных проблем. Отсюда недвусмысленная реакция швейцарцев на последствия соглашения о свободе перемещения лиц-граждан ЕС: лишь 36% участников опроса считают это соглашение целесообразным, 43 % — склоняются к его пересмотру и введению миграционных квот (что и произошло в мае 2013 г.), а 16 % участвующих в опросе однозначно стоит за его расторжение.

Более того, если в 2007 году 45% опрошенных высказалось за предоставление права голоса иностранцам в решении вопросов на уровне общины по месту их проживания, то в 2011 цифра сторонников участия мигрантов в жизни общины сократилось на 10% .

То есть, тема миграции, если и не занимает первую строку в списке социальных проблем швейцарского общества, то является бесспорным лидером среди самых сильных психологических «раздражителей» народа. Причем, год от года эта тема становится все более мощным раздражителем, и соответственно в большей степени влияет на поведение людей, одерживая верх даже над национальным менталитетом.

Эту тревожную динамику убедительно иллюстрируют результаты опросов общественного мнения Vimentis, зафиксировавшей еще в 2007 году высокую поддержку населением «анти-минаретной инициативы», голосование по которой проводилась в ноябре 2009. Тогда почти все другие социологические службы дружно пророчили поражение инициаторам этого запрета. И нетипичный для швейцарского менталитета исход того референдума многих тогда изумил. Налицо «помехи» восприятия, каким стал его «миграционный» фильтр.

В психологии это явление известно как «эффект доминирующей эмоции», когда самое сильное переживание «окрашивает» собой всю картину восприятия человека, изменяя и искажая ее. И если доминирует негативное переживание, то возникает соответствующий эмоциональный фон. В данном случае, такой эмоцией оказалось ощущение «угрозы» со стороны иностранцев, которое к тому же усилено «вибрациями» антиисламских настроений, прокатившихся по Европе.

Так как «наплыв» мигрантов продолжается (к примеру, в 2011 году только из стран ЕС их прибыло на 15% больше чем 2010), неприятие их со стороны местного населения усиливается, что конечно же выражается и в «культурных» претензиях к приезжим. По результатам опроса Vimentis, только 35% опрошенных считают, что иностранцы, проживающие в Швейцарии, полностью интегрированы, 5% — что достаточно хорошо интегрированы, 37% — считают, что иностранцы недостаточно интегрированы, а 15% — что совсем не интегрированы («Vimentis – die Meinungsumfrage», M-Magazin, 13 Feb 2012).

Продолжение
_________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/grani/global/tranzitnaya-migraciya.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий