Школа: чему учить в 21-м веке

shkola-sеgodnya

Фото: createyourself.ch

Чтобы надлежащим образом подготовить подрастающее поколение к вызовам 21-го века, школа должна меньше муштровать, воспитывать ответственность и поддерживать интерес к учебе — свою позицию высказал немецкий нейробиолог Геральд Хютер в интервью щвейцарскому журналу «M-Magazin».

Школа как зеркало общества

Геральд Хютер, когда Вы последний раз посещали школу, и что Вам там понравилось?

Это было в феврале сего года в общеобразовательной школе Геттингена (Германия), где я являюсь членом консультативного совета. Тем не менее, это несколько необычная школа: там нет фронтального обучения, вместо этого дети работают группами. Есть пять или шесть групп, которые имеют дело с различными темами. Это могут быть ритмы в рамках музыкального обучения. Каждая группа может сосредоточиться на чем-то еще, например, на ритмах сердца.

Gerald-huetherГеральд Хютер (Gerald Huether) – нейробиолог, автор научно-популярных книг, в том числе о школе и обучении. Работает в Центре психосоциальной медицины в университете Геттингена (Zentrum für Psychosoziale Medizin der Universitaet Goettingen). Совместно со швейцарским педагогом Даниэлем Хунцикером основал инициативу «Школы будущего» 

Соответствует ли такой тип преподавания Вашему представлению о том, какова должна быть современная школа?

Давайте посмотрим на это более основательно: общество не строит свою систему образования, исходя из потребностей учащихся или для развития их задатков, но так, чтобы молодые люди, окончившие школу, обеспечивали стабильность самого общества. Такие школы были во времена империй, религиозного государства, коммунизма, да и фашизма тоже. Это происходит потому, что каждая система обспечивает свою стабильность. Это также верно и для наших школ сегодня, они готовят детей для жизни в качестве потребителей. Они должны охотно покупать как в магазинах, как и в интернете. В идеале, они не должны заботиться о том, откуда берутся эти продукты. Таким образом, они спокойно едят цыплят-бройлеров и с удовольствем летают десять раз в год на южные моря.

Ваша критика школы — всегда также критика общества.

Школа является частью общества, и так будет всегда, если общество не изменится — и наоборот. Наши школы до сих пор сосредоточены в основном на том, что хорошо для экономики. А для выживания человечества было бы хорошо, если из наших школ выходили молодые люди, способные взять на себя ответственность и на этой основе действовать сообща, тогда бы мы могли исправить многие глупости, которые успели сотворить на этой планете.

Без эмоций нет обучения

А как должна измениться школа для того, чтобы это произошло?

Школа должна дать детям возможность делать замечательные вещи. Это означает, не выполнять приказы, но совместно с другими разработать что-то интересное. Только тогда, когда люди уже в школе имеют возможность взять на себя ответственность и разделить ее с кем-то, они с удовольствием учатся и далее сохраняют интерес к учебе.

В каком возрасте реально обретение такой самостоятельности?

Уже в начальной школе.

Многим детям вряд ли необходимы жесткие структуры и рамки?

Дети особенно нуждаются в наставнике. В семье — это родители, в школе им нужен еще один взрослый, на которого они могут ориентироваться. Мы знаем из нейробиологии, что учебный материал — даже у взрослых – твердо усваивается мозгом, когда процесс обучения эмоционально заряжен. Он должен задеть, быть прочувствован. На то есть три возможности. На мой взгляд, самой идеальной является та, когда ребенок на самом деле заинтересован в материале, потому что он соответствует его талантам или желаниям. Если кто-то захочет спасти мир, у него также внезапно может разгореться интерес к таким сложным научным дисциплинам, как физика.

А какова вторая возможность?

Это когда в игру вступает личность наставника. Бывает, ребенок не увлечен математикой, но очарован учителем, ради которого он выполнит задание с удовольствием. Таким образом, математику он изучает не по причине интереса к предмету, а по поводу симпатии к учителю. Не идеальный вариант, но он работает.

Настанут ли такие времена, когда не нужно будет осваивать скучные вещи или они будут по-прежнему обязательны к изучению? Французская грамматика? Тригонометрические функции?

Это скажет любой, кто не знает ничего иного. Но есть еще один подход. И если честно: чему вы научились – помните ли хоть что-нибудь из того?

Нет. Но впоследствии мы были рады тем знаниям. Не освоив основ математики невозможно сдать экзамен по статистике в социальных науках.

Но кто знает: если бы Вам не отбили охоту к освоению математики в средней школе, Вы, возможно, изучили бы эту дисциплину позже.

Можно ли на все эмоционально реагировать?

Это как раз третья возможность: эмоциональный заряд посредством угрозы наказания в виде плохих оценок. Классический метод муштры и самый неэффективный вариант. Когда учат стихотворение не из интереса или удовольствия, а для хорошей оценки или чтобы избежать наказания. Усвоено же будет то, что вы получите что-то за выученный стих и не будете наказаны, но не радость от поэзии.

Время муштры прошло

Разве не полезно также и это выучить? В каждой работе есть задачи, которые не доставляют особого удовольствия. Но с этим приходиться мириться.

Если вы знаете, почему вам это нужно, это не так уж плохо. Плохо, если вы это делаете только из-за денег. Это было очень широко распространено в прошлом веке в эпоху машинного и фабричного производства, что требовало и соответствующие школы, и дети именно так в них обучались. Но сегодня такой подход к образованию вряд ли устраивает бизнес, потому что мир труда резко изменился, и будет продолжать меняться еще больше. Многие производства в значительной степени автоматизированы, людей заменяют роботы. В то же время появляются новые профессии, требующие навыки, не совместимые с классическими методами обучения – муштрой. В сфере услуг требуются приятные в общении сотрудники. И выигрывает тот, кто не просто хорошо выполняет свою работу за деньги, но и получает от нее удовольствие.

Но и сегодня есть рабочие места, где невозможно самореализоваться.

Да, но их становится все меньше и меньше. И как было озвучено на последнем Всемирном экономическом форуме в Давосе, они исчезнут в ближайшие 20 лет. Мы должны к этому подготовиться — и школа должна сделать это для наших детей. Проблема заключается в том, что школы по-прежнему работают по старой программе; они все еще не переориентировались на нужды 21-го века. Мы находимся в непростой переходной ситуации.

Хотя разделяемый Вами подход к обучению уже практикуется в школах Рудольфа Штайнера (Вальдорфская педагогика — прим. С.Л.). Исследования показывают, что их учащиеся в подавляющем большинстве приобретают положительный опыт. Тем не менее, по окончании школы они часто выбирают социальные и творческие профессии. Общество, однако, требует не только учителей и художников.

Я являюсь соучредителем инициативы под названием «Культурные изменения в компаниях и организациях». Мы наблюдаем за 15-тью компаниями в немецкоязычном регионе, в которых эти изменения уже произошли. Их сотрудники приняли эти изменения настолько восторженно, что компании получили такие высокие прибыли, которых не ожидали. В основном это маленькие фирмы, не перегруженные управленцами, с плоской структурой, где каждый чувствует себя ответственным за успех. Среди них, например, DM, немецкая сеть аптек (deutsche Drogeriemarktkette). Также основатель этой сети, Гетц Вернер является антропософом.

Школа уже давно заточена в основном на тестирование научных знаний. Многое из того, что было выучено, вскоре забывается. Но почему школа не ориентирована на общепризнанным базовые знания, которые были бы полезны для жизни в обществе?

Проблема заключается в том, что мы понятия не имеем, что человек должен знать через 20 лет. Такой неопределенности, как сегодня, еще никогда не было. То, что пригодится в любом случае, это радость познания, желание освоить что-то новое. Не испортить, но усилить – это будет самой важной задачей школы, на мой взгляд. Что в настоящее время пока получается не очень хорошо.

Не соперничество, а сотрудничество

Тем не менее: общие базовые знания не столь важны во времена, когда общество все больше распадается на группы, которые практически не в состоянии объединиться?

Абстрактные базовые знания не нужны. Чем разнообразнее состав сообщества, тем более разные знания и умения оно вбирает в себя. Решающим является умение так взаимодействовать с другими, чтобы использовать их знания для себя. Поэтому способность устанавливать отношения является еще одним ключевым навыком для жизни в 21-м веке, и школы также должны внести свой вклад, чтобы помочь школьникам овладеть им. И это тем легче реализовать, чем разнообразнее состав класса. В то время как одинаковые по своему составу классы наиболее приемлемы для того, чтобы усилить в них дух соперничества. Потому что каждый хочет доказать, что он лучше. В классах с разными по возрасту и иным критерям учениками соперничество не является необходимым, так как все они могут внести свой вклад, каждый их которых будет по-своему решающим.

Соперничество и карьеризм иногда приводят к исключительным достижениям. Для прогресса они, в конце концов, выгодны.

Соревнование – это замечательно. Вопрос в том, к чему оно ведет. Для формирования стабильных, осторожных и грамотных личностей или специалистов, зашоренных узкими профессиональными рамками? Мы все знаем, что люди, склонные к соревновательности, теперь сидят на важных руководящих постах и принимают решения, от которых страдает весь мир. Состязательность присуща эгоцентричным индивидам и, как правило, вопроизводит специалистов, которые вряд ли возьмут на себя ответственность за мир.

Но конкуренция как раз и приводит к удивительным технологическим прорывам, которым мы многим обязаны.

Да, для выдающихся достижений в определенной сфере наличие конкуренций – идельная ситуация. И какое-то время она должна быть в обществе; это гарантирует, что в нем будет максимально возможное число открытий и разработок. Но в какой-то момент общество столкнется с эффектом потолка, когда никто больше не сможет ни прыгнуть еще выше, ни пробежать еще быстрее. Я думаю, что эпоха одиночек подходит к концу, теперь начинается эпоха совместной работы – только она даст возможность нам двигаться дальше.

Тем не менее, к детям образованных родителей следует, вероятно, применять иной подход в обучении, нежели к их сверстникам из социально неблагополучных семей.

Возьмем самую худшую группу, какую можно себе представить для обучения в обычной школе: дети с синдромом Дауна. Некоторые из них уже закончили среднюю школу и продолжают учиться дальше.Они были в школе, где учащихся поощряют и вдохновляют. Если среди детей есть ученик с тяжелой инвалидностью, он оказывается в такой же ситуации, что ребенок из социально неблагополучной семьи.

Реформа образования должна начинаться с педвузов

Еще Песталоцци выступал за «Голову, руки, сердце» в школе. (Иоганн Генрих Песталоцци — швейцарский педагог, один из крупнейших педагогов-гуманистов конца XVIII — начала XIX века. Он первым высказал мысль о необходимости параллельного и гармоничного развития всех задатков человеческой личности — интеллектуальных, физических, нравственных – прим. С.Л.)

Да, уже 200 лет известно, как должно быть. Только общество было не настолько продвинуто, чтобы такие люди были востребованы. Сегодня ситуация изменилась.

В чем Вы видите самые серьезные препятствия в осуществлении этих реформ в области образования?

Если было бы возможно несколько иначе построить обучение в педвузах, мы уже многое смогли бы реализовать. Но там преподают те, кто выучился 50 лет назад.

Но некоторые подвижки уже имеют место. Реформы учебного плана предусматривают необходимость приобретения навыков, которые быдут востребованы в будущем. Но гораздо хуже обстоит дело с оценкой обучения.

В этом все дело (смеется). Главная проблема в том, что школа всегда хочет измерять результат. Но что можно измерить, часто является именно тем, что не отражает уровень достижения поставленной цели.

У вас есть дети. В каких школах они учились?

Обе дочери получили образование в обычной школе, к тому же мы жили в достаточно отдаленной от крупных населенных пунктов ферме, без современных средств массовой информации, у нас не было даже телевизора. Дети много читали, знали все растения и животных и учились с большим упорством и прилежанием, чтобы продолжить учебу в городской гимназии. Они не были, так сказать, социализированы «надлежащим образом». Будь у меня сейчас маленькие дети, я бы с высоты своего опыта не позволил бы им расти вдали от мейнстрима . Для меня это было довольно болезненно признать, но приходится. Обе они, в итоге, завершили гимназию и успешно идут по жизни.

«Гуру от образования»

Ваша теория не бесспорна. Над Вами также посмеиваются, называя «Гуру от образования» и подвергая сомнению Ваш исследовательский подход.

jedes-kind-ist-hoch-begabtЛюди, которые познают мир через окно, любят критиковать, у меня нет на этот счет никаких проблем. Если более внимательно рассмотреть поступающую в мой адрес критику, становится ясно, что большая часть замечаний исходит от представителей образованного среднего класса, чье мировоззрение, как мне кажется, я довольно подробно описал в моей книге «Каждый ребенок талантлив» (G. Huether,U. Hauser «Jedes Kind ist hochbegabt», Verlag Knaus, 2012). Представители этого класса, возникшего благодаря привилегиям, утверждают, что они лучше, чем другие для того, чтобы сохранить свое положение, они настаивают на его генетических основаниях. Допустив, что каждый ребенок способен на такие же достижения, они будут озадачены, почему им удалось преуспеть в жизни, а соседу по парте Фрицу – нет. И вопросы возникнут также к ним, как они добились своего статуса – не из-за того ли, что статус и связи их родителей оказались важнее их способностей. Для меня эта критика была полезна: до того момента я не осознавал, что социальный класс, к которому я принадлежу, имеет наибольший интерес в сохранении нынешней системы: академики и профессора, получившие свои позиции благодаря ей.

Вы выросли в ГДР и сбежали в конце 70-х годов в Западную Германию. Насколько это было трудно?

Я жил некоторое время с моим дедом и восхищался им. Он сказал мне: «Мальчик, будь осторожен, чтобы тебя не посадили. И в то же время не превращай в тюрьму свою жизнь. Отстаивай то, что считаешь правильным». Это означает, что я смог вынести жизнь в ГДР только до 25 лет. Потом понял, что если я останусь там, то окажусь в тюрьме через год или два. Верность моих предположений впоследствии была подтверждена материалами досье, заведенного на меня в Штази. Так что я выправил выездную визу, но не воспользовался ей на границе с ФРГ. Я поехал в Югославию, и уже оттуда — на Запад.

А что там?

Я никого не знал, и пришлось все начинать с нуля. Все книги, которые я прочел, живя в Восточной Германии, на Западе были совершенно неизвестны, и — наоборот. Прошло пять лет, пока в Геттингене я не почувствовал себя дома. В конце концов, мой опыт мне много дал. Потому что я знаю оба мира, я в определенном смысле стою между ними, я ментально встроен в оба из них, а также научился делать шаг назад и обдумать ситуацию. Это в конечном счете стало основой для моей научной работы.

Насколько хороши обе части страны, на ваш взгляд, после объединения?

Западная экономическая система ФРГ в полном формате воспроизведена в ГДР, так же, как и везде в мире. При этом, естественно, возникает вопрос: почему эта система лучше? Потому что не ориентирована на краткосрочную прибыль и не требует расходов на возмещение ущерба от гонки за быстрым барышом. Так было прежде: следующее поколение вынуждено платить за то, что предыдущее действовало, не задумываясь и безответственно. Но ускорение темпа истории, с чем мы столкнулись сегодня, впервые создало ситуацию, когда за безотвественность расплачиваются те, кто ее допустил. И это в конечном счете поможет нам лучше осознать свою ответственность. И также по этой причине я весьма оптимистичен: мы можем разработать решения для всех проблем, с которыми сейчас сталкиваемся.

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

Оригинал: A.Freiermuth, R. Kaminski Das «Zeitalter der Einzelkämpfer geht zu Ende» M-Magazin No 32, 08.08.2016

_________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/grani/shkola-chemu-uchit-v-21-m-veke.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий