Юдит Майр: «Наслаждение и экстаз свойственны человеку»

ekstaz

Юдит Майр курит, пьет и делает многое из того, что «запрещено». Как исследователь трендов, она с беспокойством отмечает светский «религиозный фанатизм», с которым многие люди подчиняются новой морали, состоящей в маниакальном рвении оптимизировать себя и свою жизнь.

Все расценивается как грех

Юдит Майр, вы часто грешите?

С точки зрения популярного сегодня тренда, согласно которого все расценивается как грех – разврат, расточительство или иррациональность, я на самом деле часто грешу. Я не в первую очередь забочусь о том, чтобы оптимизировать себя и свою жизнь, я даже сознательно отказываюсь подчинить все рассуждениям.

Например, что делаете?

Я часто ложусь спать слишком поздно, слишком мало занимаюсь спортом, слишком много ем, пью и курю…

Чувствуете ли Вы иногда себя плохо?

Почему я должна чувствовать себя плохо? Меня больше беспокоит растущая тенденция к морализированию: никакого пива в метро, шлем для велосипедистов, пожалуйста, не курите, придерживайтесь здорового питания, лучше всего вегетарианского и органического. В Германии не так давно ребенка исключили из детского сада, только потому что его родители не выполнили обязательный запрет на употребление сахара.

Это все попытки улучшить мир.

Конечно, я разделяю мнение о том, что состояние мира в целом вызывает беспокойство. Кроме того, я считаю, что идея мира без проституции, аварий на дорогах, алкоголизма, экспериментов на животных и загрязнения окружающей среды абсолютно привлекательна. Но я не думаю, что мы можем спасти мир, перейдя на органические авокадо в домах с экономичным энергопотреблением, криминализируя проституцию и печатая ужасные фотографии на сигаретных упаковках.

Прежде церковь боролась с похотью и соблазнами…

…и обещала нам за хорошее поведение вечную жизнь в раю.

Мы имеем дело с темной стороной просвещения

Верно. И хотя мы здесь, в Европе мало ссылаемся на религию, моральные запреты живучи и широко распространены. Почему так происходит?

Мы имеем дело с темной стороной просвещения, что привело к секуляризированному аскетизму и самодисциплине. Короче говоря, мы усвоили, что состояние мира напрямую связано с содержанием нашей потребительской корзины. Мы чувствуем себя виноватыми, если мы не соблюдаем определенные нормы даже без церковного надзора. Так что это становится своего рода индульгенцией, регулярно совершать покупки в магазинах здоровой пищи – таким образом мы искупаем нашу вину. Миссионерское рвение сегодняшних моралистов во многом сродни церковному – они также считают, что знают доподлинно, какова должна быть образцовая, морально безвредная, с низкими рисками жизнь, и хотели бы объявить ее обязательной для всех, что также вписывается в образ церкви. Пространства и возможности для непредсказуемого и неконтролируемого начинают сокращаться.

Это своего рода светский «религиозный фанатизм»?

Можно так сказать. Это становится особенно странным, когда это рвение распространяется в тех регионах мира, где уровень экономического процветания наконец позволяет наслаждаться жизнью. В Германии мы также испытали экономическое чудо, подобно сегодняшнему Китаю. Однако там никто не пришел и не сказал: «Хорошо, что теперь вы можете позволить себе мясо и машину для своей семьи, но вам лучше быть вегетарианцем и путешествовать поездом, это полезно для окружающей среды». В конечном счете, это новая форма империализма.

Почему эти нормы так широко распространяются даже без формального контроля?

Контроль переместился в наше сознание, мы усвоили дисциплину, которая прежде использовала церковь. Новая заповедь: вы несете ответственность за свою собственную жизнь, и у вас есть на то все возможности. И если вы их не воспринимаете, не работаете над своей оптимизацией — это ваша собственная ошибка. Очень кальвинистский подход. И пережить провал довольно трудно, потому что вы никого не можете привлечь к ответственности.

Спрос на аскетизм

Прежде тому, кто плохо себя вел, угрожали адом. А что угрожает сегодня?

Ограничения: курильщики должны выходить из помещения на перекуры, стройные люди имеют больше шансов занять хорошую вакансию, нежели толстяки. Небезопасные, нездоровые, неэкологичные поведение и действия девальвируются, осуждаются или даже наказываются. Индивидуализм и свобода, к которым так стремились, сегодня оказались ограничены. Братство зеленого и черного цветов в неоконсервативном значении этого альянса, когда такие понятия, как родной, домашний и местный везде позитивно воспринимаются, у меня это вызывает тревогу. Есть довольно много старых левых, которые разочарованы, наблюдая, как трансформировались их прежние идеалы. В конце концов, они боролись за те индивидуальные свободы, которые сейчас подвергаются сомнению и отменяются.

Как ни парадоксально, сегодня в плане секса допустимо почти все, но мы должны контролировать все наши другие желания. Как это взаимосвязано?

Хотя сексуальная свобода теоретически провозглашена, сегодня, особенно среди молодежи, снова популярен сильный идеал вечной пары и семьи. Наличие детей -это классно. А где же попойки в хлам? Секс на одну ночь? Забыто, что необузданность, выход за рамки и экстаз — это глубокие человеческие устремления и константы. Мы должны культивировать потерю контроля и иррациональность, а не постоянно девальвировать их в массовом порядке. Хотя, если вы предпочитаете проводить пять воскресных вечеров подряд с самооптимизирующимися, высокоэффективными западноевропейскими парами среднего класса с домашним печеньем и чаем Fairtrade — это тоже хорошо!

Спрос на аскетизм из-за соображений сохранения здоровья — это новый бог?

Боюсь, что так. Особенно у молодежи я наблюдаю почти маниакальное увлечение фитнесом и здоровой едой. Но что это за жизнь? Неужели мы все хотим так дотянуть до 90 и даже дольше? Ведь дело не только в продолжительности жизни. Нужно хорошо заполнить это время, а именно — жить.

Откуда взялась эта одержимость здоровьем?

И последняя, но не менее важная причина того: соображения бизнеса. Делать деньги очень хорошо, манипулируя как личным здоровьем, так и экологией целой планеты. Любой может связать покупку энергосберегающей лампы со своим личным вкладом в спасение мира. Экологичное и органическое (Oeko und Bio) уже воспринимают не политически, а как образ жизни, за которым можно ходить в магазины. И подарком к этому – чувство, что все правильно делаешь.

Вкус к удовольствиям и наслаждениям есть часть культуры

Так это здорово и потенциально продлевает жизнь, когда человек не курит и заботится о правильном питании. Приверженцы воздержанности во всем просто недостаточно дисциплинированы, чтобы быть разумными?

Не в этом дело. Конечно, курение не способствует здоровью, и я не считаю, что сигареты надо рекламировать. Однако культура запрета на курение иллюстрирует переход к усилению нормирования общества, в котором каждый сам себя контролирует и дисциплинирует.

Однако по большей части все по-прежнему происходит на добровольной основе. Вы обеспокоены тем, что все больше и больше этих норм могут быть санкционированы государством?

Частично это уже имеет место. Но я также считаю, что очень большое влияние оказывает рынок. Он создает большое число идеальных картинок, которые распространяются, и многие следуют им добровольно. Что облегчает задачу государства в обеспечении соблюдения этих норм как государственных запретов. Слишком мало дискуссий о том, в каком обществе мы действительно хотим жить — и в каком направлении в настоящее время движется общество, в котором мы живем. Кто осмелится подвергнуть сомнению очевидные определенности в нашей жизни?

Наносит ли вред обществу, если все в нем слишком аскетичны и дисциплинированы?

Оно теряет вкус к удовольствиям и наслаждениям , что на самом деле является частью каждой культуры. Есть также риск утратить творчество, когда на непредвиденное остается все меньше места, где могут возникать новые вещи. В конце концов, культура также нуждается в трениях и противоречиях для развития. Обществу, которое согласилось с тем, что хорошо и правильно, и больше не ведет дискуссий, угрожает возможность оказаться застывшим. Вполне возможно, что в долгосрочной перспективе будут более интересными другие регионы мира, где будут формироваться захватывающие инновации, нежели наши общества экономического благоденствия, в которых почти все вращается главным образом вокруг собственного морально заряженного состояния и сохранения того, что уже существует, то есть чего-то очень консервативного.

Тенденция — это попытка адаптироваться к меняющимся обстоятельствам

Видите ли Вы признаки сопротивления тому в нашей стране?

По крайней мере, ясно видно, как морально заряженные оптимизационные запреты все чаще сталкиваются с неудовольствием. В конце концов, я — не единственная, кто в недоумении пожимает плечами, наблюдая за все более невротической обработкой пищи, чрезмерной опекой детей или популярностью таких слов, как качественно потраченное время (Quality-Time) или баланс между работой и жизнью (Work-Life-Balance).

Когда и как периодически наблюдаемое поведение становится тенденцией?

Тенденция — это попытка адаптироваться к меняющимся обстоятельствам. Самое интересное — это всегда та фаза, в которой что-то находится на пути к тенденции. Ее необходимо отличать от моды — в моде тенденции становятся видимыми. Например, сегодня многие молодые люди снова отрастили бороды. Мода, подобно этой, позволяет многое считывать, а именно — тенденцию к подлинности, к естественности, к связи с природой. Все это, конечно же, также подыграет новой морали. Тенденция — это общее социальное явление. Это затрагивает всех, и вы должны вести себя подобающе.

Как исследователь тенденций, можете ли Вы противостоять новым тенденциям раньше других?

Я думаю, что это присуще многим исследователям тенденций. Мы имеем дело с этим, узнаем раньше других, что что-то формируется. Изначально, если это продвигается медленно, также может многое из тенденций понравиться: первый встревшийся вам человек с бородой, конечно, очень интересен. Когда тренд трансформируется в мейнстрим, я часто чувствую усталость, а иногда и сопротивление.

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

Оригинал: R. Kaminski Wider die neue Moral: «Genuss und Ekstase gehoeren zum Menschen» Migros Magazin, No 47, 17 ноября 2014, S. 45-47

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/grani/yudit-majr-naslazhdenie-i-ekstaz-svojstvenny-cheloveku.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

9 комментариев к записи Юдит Майр: «Наслаждение и экстаз свойственны человеку»

  1. Maria:

    Сама идея очень правильная, но вот насчет «Oeko und Bio» я не согласна. Сразу видно, человек описывает этот тренд со стороны, а не изнутри, и не совсем понимает истоки его возникновения. К тому же, не все то истинное «био», где налеплена эта этикетка.
    И вообще, в современном ритме жизни и работы можно иметь силы для наслаждения, только если следить за здоровьем, особенно в условиях индустриализации еды. К тому же, в Германии для многостороннего наслаждения жизнью и креатива существуют хорошие условия — возможно, где-то лучше, не спорю, но разница с Украиной разительная.
    Именно в Германии я научилась ходить на прогулку ради прогулки и наслаждаться жизнью. А заниматься спортом настолько стало нравится, что я стараюсь всегда выделить для этого времени. Но место для хорошего вина и даже пива есть всегда.

    • Светлана Линс:

      Да, безусловно, здоровье и «Эко-био» взаимосвязаны. Однако, как мне представляется, статья не об этом, а о том, что надо с оглядкой относиться к любым идеологиям, и исходить из своих потребностей, знать и слушать себя.

      Современный ритм жизни и работы может быть совершенно разным. Главное — чтобы он подходил человеку, давал возможность быть счастливым в индивидуальном расширении. Вот эту возможность предоставляет сегодня именно развитый Запад.

      • Maria:

        Абсолютно согласна.
        Однако сводить «экологичное и органическое (Oeko und Bio)» к образу жизни, «за которым можно ходить в магазины. И подарком к этому – чувство, что все правильно делаешь.» — уже несколько поверхностная и упрощенная концепция, которая не совсем соответствует реалиям. В современном мире уже нельзя позволить себе бездумно растрачивать ресурсы или слепо следовать пищевой индустрии, которая все больше отходит от естественного. И при выходе на пенсию в 67 лет об ограничении выкуренных сигарет и выпитого алкоголя задумываться приходится поневоле)
        Да и насчет баланса между работой и жизнью (Work-Life-Balance) я другого мнения. Сегодня семьи все меньше могут позволить себе только одного работающего родителя. Но для модели семьи с ребенком в Германии, и тем более в Швейцарии не всегда самые лучшие условия. Туту приходится искать баланс, чтобы не отказываться от детей совсем.

        • Светлана Линс:

          Да, да и еще раз да, Мария. Сигареты, как и неумеренная еда — к этому не призывает интервьюируемый, но считает, что никто не должен быть дискриминирован в обшестве по этим признакам, что сейчас, увы, не редкость. И у каждого на то должно быть свое представление.

          И баланс искать надо. Хотя один работающий родитель — уже давно в прошлом, даже в такой патерналистской стране, как Швейцария. Да и многие сейчас исходят не из соображений денег, а из-за возможности самореализоваться обоим партнерам, и мужчины переходят на неполный рабочий день/неделю, ищут возможности работать из дома и так далее. Ради семьи и детей.

          В NZZ недавно прочла репортаж о том, как швейцарская семья с маленькими детьми переехала на остров в Грецию, арендовав плантацию оливковых деревьев. Сами делают масло. Не думаю, что им легко и они разбогатели на этом. Им нравится — и это главное!

          Мне в этом интервью понравилось также то, что автор замечает важный механизм человеческой психики — не только внешнее давление, но и чрезмерное рвение окружающих вызывает отторжение. Поэтому даже здравые концепции могут вызвать неприятие. И автор предостерегает от этого.

          • Maria:

            Очень интересно видеть, как одна и та же публикация воспринимается по-разному разными людьми: Каждый выделяет для себя «свое» :-)

  2. Елена:

    Мне не понравилась статья совсем. А кто автор? Про нее ничего не известно. Идея, что можно в этом мире вытворять, что тебе вздумается, и не думать о последствиях, далеко не оригинальная, миллионы людей во всем мире именно так и живут, и агитировать никого не надо. По моему, совсем ничтожный процент населения относятся к своей жизни осознанно и ответственно. Вместо того, чтобы культивировать эту ответственность, давайте снова призовем к свободе в стиле хиппи. Было ведь это все уже! Насчет дискриминации курильщиков — Я бы еще туже гайки закрутила. Когда в чудесный летний денек невозможно наслаждаться прекрасной погодой на балконе, потому что сосед снизу дымит одну сигарету за другой, то такая «свобода и необузданность» меня совсем не устраивает. Вообще глупость какая то. Мне наоборот нравится, что в Швейцарии с младенчества стараются привить детям здоровый образ жизни — яслях обязательное употребление 2 раза в день фруктов, много салатов и овощей, запрет на сладости за исключением больших праздников. Мне, как матери двоих детей,такой подход по душе. Оттого, что люди будут вести здоровый образ жизни, высвободится больше энергии, почему это помешает креативу и творчеству? Короче, ерунда какая-то, не согласна я.

    • Светлана Линс:

      Что ж, воля Ваша, Елена, не соглашайтесь.

      По поводу гаек лишь замечу, чем больше они закручиваются, тем больше пара в котле скапливается, и под высоким давлением. Может котел и взорваться. Но не дай бог, конечно.

      Ведь запретный плод, как известно, сладок. Кстати, хиппи — это печальное следствие жестких запретов. В рубрике «Культурный минимум» есть цикл о поколении 68-го, там есть об этом.

  3. Хилола:

    Я выросла у бабушки. Ни у нее дома, ни у моих родителей, ни у моих дядь и тёть, у которых я гостила месяцами, никаких запретов не было. Можно было есть сахар и конфеты когда хочешь, в любом количестве и в любое время при условии, конечно, что надо было делиться с другими. И никто в моей семье не страдал и не страдает ни ожирением, ни диабетом ни пр…. Да, женщины после вторых,третьих родов и менопаузы прибавляют в весе, до ожирения не доходят. Думаю, что это нормально.

    То же самое и мои дети. Всегда были свободны в своём выборе и занятий, и потребления еды и пр… Так вот, ни один из них не сладкоежка. Сын любит мясо, дочь обожает фрукты и овощи. Причём, так было всегда. Оба стройны, здоровы и спортивны.

    Я — преподаватель. Даю частные уроки. Волей неволей сравниваешь семьи, в которых много запретов с теми, в которых дети свободны. И я вам скажу точно, что в первом случае дети болеют чаще, более закрытые и даже обозлённые. Дети, растущие в постоянных запретах, причём, родители часто позволяют себе то, что запрещают детям, в постоянном протесте против несправедливости. Какими взглядами они провожают каждую конфетку, которую ест их товарищ, как они дерутся за кусочек пирожного…. Что же вырастет из этих детей! Это можно себе представить, бросив взгляд на холодных, рациональных и практичных родителей, у которых никогда нет времени просто поговорить, посмотреть в глаза. Которые живут только из «надо». И, конечно, такие люди уже к сорока годам законченные невротики, засыпающие со снотворными и антидепрессантами.

    Я сама в прошлом была дисциплинирована. Регулярно взвешивалась, следила за питанием, занимась гимнастикой, не давала себе поблажек. И привело это к очень серёзной болезни, в результате которой я была обезображена, покрыта пятнами, прибавила сразу 20 кг. Я знала, что это пустяки, что мой главный подарок — это жизнь. Я выжила! И тут я пересмотрела свои взгляды. Теперь я учусь жить не из «надо», а из «хочу». Близким людям стало со мной уютнее, потому что я стала принимать их такими, какие они есть.

    История уже миллионы раз доказала, что запреты НИКОГДА не приводили ни к чему хорошему. Запреты только превращают людей в невротиков. Всё равно мы так или иначе, раньше или позже, сделаем то, чего хотим. Только если мы себе позволяем жить, быть самими собой, мы выразим протест, выразив его сразу. А если мы всё себе запрещаем потому, что это не соответствует выдуманному и навязанному нам образу, этот протест и выльется в агрессию, направленную либо на других в виде войны, либо на себя в виде смертельной болезни.

Оставить комментарий