68-й демократизировал Западную Германию

Цикл «Бунтари 1968-го – как одно поколение изменило мир» — 15-я часть

(Вместо заключения)

protesti-protiv-nazizma 1968

Предыдущая часть

Благодаря протестному движению «68-го» в ФРГ замшелый авторитарный консерватизм сменила живая демократия. Процесс денатификации в обществе, ослепленном экономическим чудом, начатый по инициативе союзников антигитлеровской коалиции, был завершен уже после 68-го года. И в этом – главная историческая заслуга молодежного движения.

Блага открытого общества

68-й, является он проклятием или благословением – это, скорее, вопрос личной точки зрения или пристрастности. То, что молодые бунтари тогда одержали победу, не подвергалось сомнению уже с 2002 года.

Предвыборная борьба 2002 года между Шредером и Штойбером была в значительной степени анахроничной битвой за социокультурную гегемонию в Германии. Речь шла не только о плюсах и минусах войны в Ираке или о том, кто может лучше справиться с экологическими проблемами, вызванными крупнейшим за последние 100 лет наводнением в Европе вследствие обильных ливней. Те выборы также возродили культурное противостояние. Штойбер отстаивал модель государства-крепости, выступая против модели открытого общества. Однако приверженцы последнего победили.

И сегодня достижениями 68-го пользуются также и те, кто всегда боролся с со студенческой внерапламентской оппозицией. Благодаря событиям 68-го Кристиан Вульф (Christian Wulff) и Гюнтер Оттингер (Gutnther Oettinger) смогли участвовать в выборах, несмотря на их неудавшиеся браки — и это замечательно. И кто действительно хочет вернуться к временам, когда либеральный лидер партии должен был скрывать своего спутника жизни, потому что иначе он мог бы столкнуться с угрозой уголовного преследования? А ведь так было в Западной Германии до 1968 года.

И все же было бы ошибкой сводить достижения «68-го» до чисто культурного вопроса. Авторитарная Западная Германия до молодежных протестов была обществом под полным контролем консерваторов. Воля каждого его члена была подавлена. Людвиг Эрхард обозначил это понятием «сформированное общество». С другой стороны, антиавторитарный протест вспыхнул не только в Западной Германии. Это движение охватило все развитые страны Запада.

Живая демократия

Но в ФРГ этот протест имел и дополнительное измерение. Оно в основе своей было связано с демократическим самопониманием (Selbstverstaendnis) Германии как живой демократии. Это было что-то вроде противопожности «сформированному обществу», которое чувствовало угрозу со стороны своих оппозиционеров. Реакция консерваторов на демократический протест сопровождалась страхом, шоком и жестокостью, причем насилие осуществлялось не только со стороны государственных структур.

buntari-68-goda«Разгоряченные правой пропагандой приспешники замшелых традиций и тайные поклонники нацизма избивали сторонников Руди Дутчке в Берлине, в то время как нас, студентов из Бремена, били дубинками полицейские по приказу своего социал-демократического начальника во время мирного протеста против повышения транспортных тарифов, разгоняя с трамвайных рельсов. Я нахожу бессмысленным задаваться вопросом о том, кто начал насилие. Конечно, ненависть, подогретая «Бильдом», способствовала выстрелам в Руди Дутчке. И, конечно, эти выстрелы не были оправданием минирования небоскреба издательства Спрингера», — размышляет о тех событиях Юрген Триттин, с 15 лет активно участвовавший в студенческом движении.

Однако дискуссия о том, кто начал насилие, уводит дебаты в сторону от обсуждения сути протестов 68-го. Почему удалось остановить насилие? Почему тот, кто возглавлял «Бильд» в 1968-м году, в 2002 году оказался противником войны в Ираке? Почему воинствующие демонстранты 68-го стали впоследствии федеральными министрами?

Германия окончательно демократизировалась лишь после событий 68-го. Только через антиавторитарное восстание, благодаря вызванным им изменениям, которые, в свою очередь, изменили, превратили формальную, чисто внешнюю демократию в живое демократическое общество. Общество стало настолько надежно демократическим, что ни у кого из его европейских соседей не оказалось серьезных возражений, когда в 1990 году на повестке дня оказался вопрос об объединении ФРГ с ГДР.

Преодоление прошлого

А ведь это были те же самые соседи, которые после Второй мировой войны имели веские основания настаивать на разделении Германии. Французы, поляки и голландцы — все они были жертвами немецких войн первой половины 20-го века. По их мнению, было весьма разумно разделить Германию и ограничить ее суверенитет посредством членства в НАТО и ЕС, в Совете экономической взаимопомощи и в Варшавском Договоре.

Когда интеграция в эти блоки стала невозможной из-за распада одного из них, было два условия для согласия соседей на объединение Германии. Что стало продолжением ее самоинтеграции в ЕС. И произошло это благодаря желанию попрощаться с единственным истинным западногерманским национальным символом – немецкой маркой. Вторым условием явился неоспоримо демократический характер этой новой Германии.

Окончательная демократизация Германии стала возможна лишь после того, как общество полностью порвало со своим прошлым — империалистической и нацистской традицией. Выявление и переработка вины поколения отцов революционеров «68-го» ознаменовали скачок от формальной к живой демократии. Общество, в котором элиты национал-социализма, члены СС, НСДАП занимали руководящие посты в правительстве, в котором не было ни одного социального института без коричневой истории, без участия в величайшем преступлении человечества, такое общество не стало бы демократическим только из-за того, что теперь эти элиты должны проводить выборы. Это было необходимо, но недостаточно. Это требовало от общества преодоление своей истории.

Сегодня памятники установлены не только на территории концентрационных лагерей Бухенвальд и Берген-Бельзен. Тюрьма Вольфенбюттель напоминает о судебном терроре нацистов, а психбольница Морингена о ребятах, которые были помещены туда за джаз-музыку. Поколение, пережившее войну и заново отстроившее Западную и Восточную Германии, вытеснило из своего сознания все, что произошло в стране до 1945-го, и только их дети вынудили их признать свои преступления. Восстановление исторической правды или процесс денатификации в обществе, ослепленном экономическим чудом, начатое по инициативе союзников антигитлеровской коалиции, было завершено уже после протестов 68-го года. И это — историческая заслуга молодежного движения. Что заложило основу для немецкой демократии.

Без Вудстока не было бы протеста «68-го»

poslednie-romantikiСобытия 68-го — это отнюдь не специфически немецкое явление, а часть глобального антиавторитарного движения в конце шестидесятых. Это поколение, как никакое другое, было вдохновлено глобальной культурой рок-н-ролла, восстало по всему миру — в Беркли, в Париже и в Западном Берлине. Да, без Вудстока не было бы 68-го. И без него не было бы никаких протестов против войны США во Вьетнаме. В знак протеста против этой войны Джимми Хендрикс разложил гимн США на свою гитару — и собрал его по-новому, в психоделической обработке.

«В 1968 году я был в восьмом классе. У молодежного движения в Бремене было две темы: борьба с «чрезвычайными законами» правительства и против войны во Вьетнаме. Один из учителей предъявил нам обвинения. Американцы де также защищают свободу во Вьетнаме, как и в Берлине. Однако он не смог ответить на наш встречный вопрос, почему нужно было сбрасывать напалм на детей, почему их нужно убивать, насиловать и пытать», — вспоминает Юрген Триттин.

protesti-protiv-voini-vo-vietname 1968«Из-за протестов против этой войны, — продолжает он, — нас тогда обвиняли в антиамериканизме те, кто говорил по-английски не так хорошо, как мы, и знал об этой стране меньше, чем мы, и кто в гораздо меньшей степени, чем мы разделял американские идеалы. Протест против этой войны во Вьетнаме также доказал, что глобальное гражданское движение смогло сдержать величайшего по военной мощи игрока в мире, в результате чего война против маленькой страны закончилась его историческим поражением».

Поражение, последствия которого продолжаются до сегодняшнего дня и значительно сокращают способность последней оставшейся сверхдержавы действовать по своему усмотрению. Американские неоконсерваторы попытались преодолеть эту травму, но потерпели неудачу в Ираке. Полоса их неудач началась с той самой психоделической версии гимна США (The Star-Spangled Banner) Джимми Хендрикса.

Поэтому не стоит принижать завоевания и достижения 68-го, как политические, так и культурные.

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

Оригинал: J. Trittin «68 hat das land demokratisiert!» – Serie Die 68-er. Wie ein Generation die Welt veraendert, Stern, No 2, 012.01.2008. S. 82-83.

__________________________________________________________________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/kulturnyj-minimum/68-j-demokratiziroval-zapadnuyu-germaniyu.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий