Границы: история и современность

Крепостные валы и стены и ограничительные сооружения сыграли важную роль в развитии цивилизации. Но это не означает, что их стоит возводить и сегодня, полагает немецкий историк культуры Томас Махо.

pogranichnaya-reshetka

Фото: welt.de

Опять колючая проволока?

Совсем недавно Германия широко отмечала 25-ую годовщину своего воссоединения. И в то время, когда в телепередачах и периодических изданиях вспоминали о падении Берлинской стены, население страны было охвачено страхом перед потоками беженцев. В Венгрии возвели пограничные барьеры с колючей проволокой, вызвавшие фатальные ассоциации с железным занавесом; и австрийский утраправый популист Хайнц-Кристиан Штрахе на вопрос, хотел бы он жить в обнесенной забором стране, ответил, что он и так живет в огороженном доме.

Новые пограничные заграждения, невзирая на аргументы историографических исследований миграции, часто позиционируются как усиление мер безопасности и ужесточение пограничного контроля. Как это было с так называемой Великой Американской стеной (Tortilla Wall), сооруженной на границе между Мексикой и Соединенными Штатами, забором НАТО из колючей проволоки на границе между Испанией и Марокко или пограничные барьеры длиной 759 км между Израилем и Западным берегом реки Иордан. Реальна ли угроза возвращения пограничных заградительных конструкций сегодня, когда минуло более четверти века после триумфального падения Берлинской стены? Свои размышления по этому поводу изложил профессор Томас Махо в статье «Einschliessen und ausschliessen», опубликованной в швейцарской газете «Neue Zuercher Zeitung» от 13 января 2016 г.

tomas-machoТомас Махо (Thomas Macho) — историк культуры, профессор, выпускник Берлинского Университета им. Гумбольдта, с марта 2016 г. возглавит  Международный исследовательский центр культурологии в Вене.

 

 

 

Крепостные стены в мирных целях

Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к истории. Крепостные стены появились с возникновением городов, в результате постепенного, растянувшегося более, чем на тысячелетие перехода к оседлой жизни. Что подробно показано во всем многообразии Германом Парцингером в его недавно вышедшей книге «Дети Прометея» (Hermann Parzinger: Die Kinder des Prometheus. Eine Geschichte der Menschheit vor der Erfindung der Schrift. C. H. Beck, München 2014.)

deti-prometea

Своим названием она обязана известному мифу о Прометее, посреднике между богами и людьми, «ловкаче», как говорят антропологи, хитром титане, получившем дар бессмертия от мудрого кентавра Хирона. Прометей, имя которого означает в переводе «мыслящий прежде», «предвидящий», дал людям огонь, научил обрабатывать землю и сделал возможным развитие человеческой культуры. Как его предок из Месопотамии Гильгамеш, божественный правитель шумерского города Урука, Прометей учил людей градостроению, возведению крепостных стен и ирригационных систем.

Без воды нет города: возможно, легендарная стена вокруг Иерихона, построенная еще в восьмом тысячелетии до нашей эры, поначалу была отнюдь не оборонительным сооружением против воинственных кочевников, а защитным барьером от наводнений и пойменных наносов. Эта гипотеза обрела силу после изучения крепостных стен неподалеку от Иерихона: с их наружной стороны видны лестницы. Кроме того, в ходе археологических раскопок в Иерихоне в 1952 г. была обнаружена круглая башня более, чем 8 м высотой и и более 8-ми м диаметром у основания. Вряд ли она  использовалась как сторожевая башня против набегов кочевых племен, которые по преданию ревом труб разрушили городские стены (Иисус Навин 6, 1-25). Но, с одной стороны, эта башня защищала от речных наносов, с другой — как недавно аргументировали археологи Университета Тель-Авива, она также выполняла роль «календаря». Тень соседнего холма падает на башню только в день летнего солнцестояния.

jerihonskaya-ctena

Фото: www.jw.org

История крепостных стен – это одновременно история развития наступательных и оборонительных стратегий

Древнейшие оборонительные стены восходят к шестому тысячелетию до нашей эры. Особенно впечатляют городские стены Урука, построенные в первой четверти третьего тысячелетия: снабженные около девятистами полукруглыми башнями, они составляют почти 10 км. Одним из чудес света древности были признаны стены Вавилона, которые во время правления династии Навуходоносоров в 600 V. Chr были дополнены второй стеной. С тех пор возводились двойные стены: внутренние и наружные, тем самым даже в архитектурном облике города отражался посыл врагам о его неприступности.

steni-vavilona

Фото:  www.bible-earth.net

С появлением двойных стен возникли «ничейные земли», зоны между внутренники и внешними укреплениями в римском праве получили название «terra nullius». Даже Берлинская стена была двойной. Участок земли между двумя стенами также назывался «полосой смерти».

Изобретение городских стен было признано значительным достижением и инновацией — например, в эпосе о Гильгамеше. Потому что, как правило, нападавшие оказывались в более тяжелом положении, нежели защитники города. Атакующим надо искать возможности пополнения запасов провианта, в то время как население города использует свои резервы; способность переносить голод, иногда оказывалась решющей для победы или поражения. В 7-ой песне «Илиады» Гомера рассказывается, как греки возвели стену с башнями и рвами вокруг своих кораблей и палаток. Так как после 10 лет осады Трои они уже не надеялись взять ее силой, неоднократно обсуждали, следует ли им вернуться домой. В итоге неприступный город удалось захватить хитростью.

Первые же крепостные стены, возведенные не только в целях обороны, но и для эвакуации жителей осажденного города, создали Фемистокл и Перикл во время Пелопоннесской гражданской войны: они посредством стен протяженностью в 5 км «соединили» Афины с портом Пирей.

История крепостных стен – это одновременно история развития наступательных и оборонительных стратегий. Всякий раз на техническое усовершенствование осадных орудий — до бомбард и пушек – архитекторы отвечали изысканными конструкциями крепостных стен и валов. В 1452 г. Леон Батиста Альберти опубликовал трактат «Десять книг о зодчестве» (De re aedificatoria), в котором предложил план пилообразных зубчатых крепостных валов в форме звезды для смягчения воздействия пуль.

Эти инновации были актуальны, особенно в следующем 1453 г., когда Константинополь был завоеван турками-османами. На протяжении веков, монументальная фортификация позволяла противостоять многочисленным попыткам захвата этого города, в том числе и его многолетним осадам: захватчикам нужно было преодолеть ров 18 м шириной и 5-7 м глубиной, который находился расстоянии 12-15 м от 8-ми метровой наружной крепостной стены. В 15 м от нее возвышалась главная крепостная стена высокой до 15 м. С этой позиции защитники могли легко обстреливать врагов, взбиравшихся на наружную стену. Но против новых пушек османской армии крепостные стены защитить не смогли.

Стена как государственная граница

Уже около двух тысяч лет до падения Константинополя в китайской империи начали строительство крепостных стен, опоясывающих всю территорию государства для защиты от вторжений воинствующих кочевников. Великая китайская стена строилась на протяжении многих столетий, некоторые ее части были построены уже во время династии Мин (1368-1644 гг.). По данным последнего исследования, опубликованного в апреле 2012 г, общая протяженность Великой китайской стены составляет 21 196 км, хотя местами от нее сохранился лишь фундамент. Широко распространенное представление о Великой китайской стене касается ее части, расположенной в районе Пекина, где сохранились стены от 6-ти до 9-ти м высотой ии 10 м шириной у основания.

Каменные сооружения в качестве государственной границы возводились и в Римской империи. Лимес только отчасти выполнял функцию крепости: он часто располагался у реки и других естественных границ и служил больше как таможенный пост для контроля товаров и торговых потоков, а не как оборонительный форт. В отличие от обычных лимесов, Вал Адриана длиной 117, 5 км, построенный близ нынешней границы между Англией и Шотландией в Великобритании, представляет собой внушительное оборонительное сооружение, с более чем 4 м высотой каменной стеной в его восточной части, системой траншей, 320 башнями, 17 фортами и 80 воротами. Вал Адриана должен был защищать территории римской провинции от набегов шотландских и ирландских племен.

val-adriana

Foto: Scott heppell / AP

Эра крепостных стен подошла к концу

Вернемся в настоящее. Сегодня Великая китайская стена, как и Вал Адриана стали туристическими достопримечательностями. В наше время крепостные стены исчезают, их разбирают или превращают в музеи, так как города расширяются, выходя за свои прежние границы. В эпоху воздушных военных операций и процессов экономической глобализации пограничные укрепления — такие, как линии Мажино — потеряли свою оборонительную функцию. Они превратились в анахронизм, как утопия Фихте о «замкнутом торговом государстве». Даже «железный занавес» (политическое клише, обозначающее информационный, политический и пограничный барьер, изолирующий СССР и другие социалистические страны от капиталистических стран Запада- прим С.Л.), который был так впечатляющ, как и поразительно легко пал в 1989 году, уподобившись театральному реквизиту.

zheleznyj-zanaves

Стоит напомнить, что изначально железным занавесом называли противопожарные конструкции в театрах, возведение которых в Австрии было вменено законом по защите публики после пожара в Венском театре комической оперы (или Рингтеатр) в 1881-м г. В шпионском фильме Хичкока «Разорванный занавес» (1966) американский физик Майкл Армстронг (в исполнении Пола Ньюмана) и его возлюбленная и помощница Сара Шерман (Джули Эндрюс) смогли выбраться из ГДР, потому что ученый, находясь в театре на балетном спектакте, где на сцене «пылали» языки искусственного пламени, вдруг громко закричал: «Огонь, огонь!». Занавес разорван. Эра крепостных стен подошла к концу.

Есть на самом деле, и не в последнюю очередь, проблемы с распространением информации, с денежными и товарными потоками и в особенности общие проблемы глобализованного мира — все они являются текущими вызовами для укрепления границ, но проект «крепость Европа» вызывает лишь улыбку.

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

Оригинал: T. Macho «Einschliessen und ausschliessen», «Neue Zuercher Zeitung», 13.01. 2016.
______________________________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна. Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/kulturnyj-minimum/granicy-istoriya-i-sovremennost.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий