Торговые барьеры — защита или капкан?

barieri

Протекционистские меры нередко оборачиваются выстрелом в собственную ногу, как это случилось с США в стремлении защитить своих производителей от конкурентов из Японии в 1980-е годы. 

История повторяется?

Японские фирмы обеспокоены. Прямые нападки избранного американского президента Дональда Трампа на Toyota Motor по поводу строительства завода в Мексике вызвали волнения в руководящих кругах. «Toyota Motor собирается строить новый завод в Байя, Мексика, выпускать Кароллы для США. Никоим образом. Стройте завод в США или платите высокие таможенные пошлины» («Toyota Motor said will build a new plant in Baja, Mexico, to build Corolla cars for U.S. NO WAY! Build plant in U.S. or pay big border tax»), — написал Трамп в Триттере. Грубый тон напоминает вербальные атаки США на Японию 80-х годов прошлого столетия под лозунгом нечестной торговли или «желтой опасности».

Угрожая высокими таможенными пошлинами на товары, экспортируемые из Китая и Мексики, Трамп и его советники ссылаются на опыт президента Рональда Рейгана, который ввел импортные квоты на японские автомобили. В те времена американцы таким образом отреагировали на большой дефицит торговли с Японией. Протекционистские меры против Японии привели тогда к неожиданным последствиям, которые в конечном счете усилили позиции японских экспортеров.

Благо самоограничения

Из большого числа торговых барьеров особо выделяются следующие: в 1981 г. США вынудили Японию на «добровольное» самоограничение экспорта автомобилей. Япония согласилась экспортировать в Америку только 1,68 млн. автомобилей, примерно на 7% меньше, чем в предущущем году. И в последующие годы эта квота росла медленно. Предполагалось, что сокращение импорта даст местным автопроизводителям передышку, чтобы после рецессии в результате нефтяного кризиса переключиться с больших автомобилей и повысить качество выпускаемой продукции. На самом деле, экспортные ограничения помогли японцам с новой силой утвердиться на американском рынке.

Сокращение поставок японских автомобилей в США на фоне стабильного спроса привело к увеличению их цен примерно на 1000 долл. США, что увеличило прибыль производителей. Экспортируемые, согласно квоте, большие и спортивные автомобили, обеспечили еще более высокую норму прибыли. В дополнение к экономичным небольшим моделям, японцы оказались более конкурентноспособными и в других сегментах автомобильного рынка. Кроме того, они форсировали свои инвестиционные планы в США. Производство Honda началось в 1982 году с вводом в производственную мощность завода в Америке, Nissan — в 1983 г. с производства пикапов и в 1985 г. — автомобилей. Далее следует Toyota, заложившая в 1986 г. первую производственную линию, с которой уже в 1998 г. сошел первый автомобиль. Уже с 1972 г. Toyota заложила основы для производства грузовиков в Америке.

Квота импорта в 1985 г. была снижена японцами под нажимом американцев. Но Токио так «понравилось» самоограничение, что низкая квота была сохранена до 1993 г. Японские автопроизводители были довольны высокими прибылями, полученными за счет американских потребителей. Также и в других отраслях, американцы вынуждали к соглашениям по добровольному сдерживанию экспорта, невольно подыгрывая торгово-промышленной политике Японии.

Дискриминация японских производителей

Другим примером неудачного торгового домогательства явилась попытка американцев в 1983 г. защитить своего одного-единственного в то время производителя мотоциклов, Harley-Davidson Motor Company, десятикратным увеличением импортной пошлины на 4,4% до 49,4%. Таможенная пошлина была введена конкретно на тяжелые модели с объемом двигателя более, чем 700 куб. см. Сравнительно щедрые квоты, предоствленные немецким, британским и итальянским производителям мотоциклов, свидетельствовали о том, что американское правительство сознательно дискриминирует японских производителей Honda, Kawasaki, Suzuki и Yamaha.

Но сдерживающие таможенные пошлины имели ограниченный успех. В конце концов Harley-Davidson собственными усилиями вытащил себя со дна. Тому было несколько причин: Honda и Kawasaki уже построили свои заводы по производсу мотоциклов в Америке и таким образом обошли импортные пошлины. И японцы начали строить мотоциклы с двигателем чуть меньшего, чем 700 куб. см объема. Что было лучшим вариантом для большей части их американских клиентов, чем гораздо более тяжелые мотоциклы Harley-Davidson. Цены на мотоциклы в целом выросли. И только с девальвацией доллара в 1985 г. Harley-Davidson выиграл ценовое преимущество по сравнению с импортными японскими моделями.

«Война» за импорт чипов компьютерной памяти

Апогеем протекционизма против Японии явилась «война» за импорт чипов компьютерной памяти. Японские компании выиграли в нижних сегментах рынка, в то время как американские производители все чаще обращались к производству более прибыльных полупроводников и микросхем памяти. Тем не менее, японцев обвиняли в том, что они продавали свои чипы памяти ниже производственной себестоимости. Американское правительство угрожало антидемпинговыми пошлинами и добилось в 1986 г. согласия Японии о минимальной пороговой цене для продажи в Америке и на рынках третьих стран — за исключением Японии. В то же время, японское правительство, уступая давлению со стороны Вашингтона, пообещалало в течение пяти лет предоставить американским производителям полупроводников долю более, чем  20% японского рынка.

Поскольку Япония не выполнила эти обязательства, в 1987 г. Рейганом была введена 100%-ая таможенная наценка на все товары японских производителей телевизоров и компьютеров на сумму 300 млн. долл. США. Что не особо расстроило Токио, так как карательные тарифы вынудили японские компании к строгой дисциплине. Потому что для обеспечения ранее введенных минимальных цен, Токио вновь распорядилось ограничить экспорт, что взвинтило цены на чипы памяти за границей. Конроль цен со стороны американского правительства в итоге принес выгоду японским производителям, доминирущим в этом сегменте рынка, тем самым финансово укрепляя их инновационные мощности.

С другой стороны, американские производители компьютерной техники проиграли японцам в конкуренции в нижнем сегменте рынка, потому что должны были приобретать чипы памяти по искусственно завышенным ценам. Ни один американский производитель, отказавшийся в свое время от производства чипов памяти, не возобновил их производство, используя преимущество после введения защитных пошлин. Повышение же рыночных цен ускорило вхождение в рынок нового игрока — южнокорейских компаний, что привело к усилению конкуренции.

Под давлением со стороны американских производителей компьютерной техники минимальная цена на чипы памяти была отменена уже 1991 г. 100% таможенные наценки на японских электронные товаров были сняты почти половину в 1987 г., полностью сняты в 1991 г.

В финансовом капкане

Протекционистская торговая политика не помогла американцам и в сокращении роста дефицита торгового баланса. Экспансионистская налогово-бюджетная политика и рост национального долга при Рейгане, как и экономический бум привлекли в Америку иностранный, в том числе и японский капитал, и укрепили доллар. Внешний экономический баланс зеркально отразился в дефиците торгового баланса. Этот двойной дефицит США обнаружил, пожалуй, наиболее яркую параллель с анонсированной экономической политикой Трампа.

В 1985 г. Америка подписала «Соглашение Плаза» (Plaza-Agreement) с партнерами бывшей большой пятерки (США, Германии, Франции, Великобритании и Японии) о девальвация доллара США путем контролируемого влияния на международных валютных рынках. В 1987 г. это соглашение было приостановлено и вошло в силу «Луврское соглашение» (Louvre Accord), под которым подписалась и Канада, вошедшая в «большую шестерку».

Под давлением США Япония в попытке вновь оживить отечественную экономику дабы сократить сальдо торгового баланса понизила ключевую процентную банковскую ставку. Но эффект оказался обратный: это привело к массовым заимствованиям, доходы от которых были инвестированы в основном в отечественные и зарубежные акции и ценные бумаги. Ориентация японской кредитно-денежной политики на обменный курс и внешнеторговые потоки способствовала к перегреву, и в конце 80-х годов в Японии образовался «финансовый пузырь». В 1990 г. падение цен на акции и недвижимость, привели к коллапсу «финансового пузыря» и застою, продлившемуся до 2010 г. Он вошел в историю Японии как «потерянное десятилетие». Что также является косвенным следствием американского протекционизма в 80-е годы.

Авторский перевод Светланы Аександровой Линс

Оригинал: P. Welter «Wiederholt sich die Geschichte?» NZZ 13.1.2017.

______________________________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/kulturnyj-minimum/torgovye-barery-zashhita-ili-kapkan.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий