В авангарде моды

Цикл «Бунтари 1968-го – как одно поколение изменило мир» — 11-я часть

v-avangarde-modi

С неукротимой энергией молодые девушки разбивали модные бастионы своих родителей. Провокативные мини-юбки, обилие кожи и короткие стрижки-боб становятся модой и одновременно символами нового времени – теперь моду диктуют не великие модельеры, она возникает в социальных низах, прямо на улицах.

Предыдущая часть

Подросток – это звучит гордо

goliy-protestКроме шуток, но это действительно было: 12 декабря 1968 года активистки германского социалистического студенческого союза в знак протеста оголились по пояс (Barbusig) и спели «Балладу об асексуальных судьях» в здании гамбургского суда на слушании дела Урсулы Сеппель (Ursula Seppel). В Вене художник Фриденсрайх Хундертвассер (Friedensreich Hundertwasser) выступил нагишом с заявлением о бойкоте унылых домов-коробок. Ну и обитатели западно-берлинской Коммуны I, всем коллективом показавшие публике свои оголенные зады на фотоснимке, ставшем одиним из символов 68-го.

В том году парижский дом Высокой моды Ив Сен Лоран осмелился выпустить на подиум женщин в прозрачных платьях – что отнюдь не расценивалось как подрыв устоев, а лишь как робкая тень того, что происходило в обществе. И для тогдашней молодежи это было скучно до зевоты.

Да, великие модельеры шли проторенным путем, декларируя моду, которая уже давно господствовала на улицах больших городов. Строго говоря, мода опоздывала на четыре года. По меньшей мере. Поскольку самые маститые дизайнеры в Париже укорачивали юбки поэтапно, сверяя свое «безумие» с радостной реакцией элитной аудитории: 1964 год — оголенные колени – «О, как интересно»; 1965 год — оголенные бедра – «Здорово».

bazaarОднако в Лондоне это уже давно было обыденностью — студентки художественных вузов, эти невесты моды, носили мини, а за ними на мини перешли клиентки модного бутика «Базар» в районе Челси. «Изобретателями мини был не Андре Курреж (Andre Courreges) или я, — признается Мэри Куант (Mary Quant), модельер и владелица этого магазина, — это были девушки с улицы».

Также и в Берлине, Мюнхене, Гамбурге девушки облачались в крутой прикид, зарабатывая воспаления мочеполовых органов. С удовольствием эксгибиционистов они демонстрировали, что времена изменились. То, что они больше не хотят одеваться, как их родители. «Я находила, что взрослые выглядят отталкивающе, напыщенно, безобразно, — говорит Мэри Куант. -Подъюбники, кружевные блузки и высокие прически. Мне все это не нравилось».

Теперь быть подростком –это не состояние, которое нужно как можно быстрее преодолеть, это статус, наполненный гордостью. Важно выглядеть по-детски, насколько это возможно. И мини для этого подходит, как нельзя лучше: это завершенный вид (Komplett-Look), его силуэт — модный восклицательный знак из длинных тонких ножек, худенького торса и — результат «стрижки» классического боба Видала Сассуна (Vidal Sassoon) — голова ребенка с огромными глазами.

Твигги и мини

Олицетворением образа девушки-ребенка стала Лесли Хорнсби, знаменитаяТвигги (Twiggy). С бледным лицом, бледными губами, накладными ресницами в три слоя и черными тенями на веках, она позирует, скрестив ноги. До сих пор мода привлекала к себе моделей из высокого общества – теперь моделью стала парикмахер, дочь продавщицы Вулворта, диктующая новые параметры красоты со своими 41 килограммами и глуповатой ухмылкой.

twiggy-1960s

Твигги и мини стали символами демократизации моды. «Модный образ сегодняшнего дня возникает в социальных низах», — такой диагноз поставил фотограф Сесил Битон (Cecil Beaton). «У девушки из рабочего класса есть деньги в кармане, и она может быть такой же умной, как дебютантка при дворе, — вот что такое Твигги». Впервые моду диктуют выходцы из социальных низов. Вскоре великий кутюрье Кристобаль Баленсиага закрывает свое ателье, потому что, по его словам, его творения некому носить. «Вульгарность — это жизнь, хороший вкус мертв», заключила Мэри Куант.

Хороший вкус был в пятидесятые годы. Брюки из полиэстра со стрелками, бигуди и лак для волос. Мужчины носили галстуки, рубашки, костюмы, женщины — объемные юбки и трикотажные двойки, всегда тон-в-тон. С невротической навязчивостью одежда отражала то, что культивировалось в общественном сознании в те годы: трудолюбие и порядок, экономность и подчинение, счастье домохозяйки, обладающей электрическим пылесосом. В своему концу пятидесятые выдохдись, как газировка, открытая три дня назад.

moda-50-h

Но даже пятидесятые имели своих мятежников. Как Элвис или английские модельеры, парижские экзистенциалисты с левого берега Сены, всегда в черном, всегда в сигаретой в зубах, а затем и фильм «Halbstarken» (1956) – один их самых значительных фильмов черно-белого немецкого реализма. Хорст Буххольц в главной роли был отъявленным верзилой. Но даже когда он выглядел хулиганом, был аккуратен: прическа на пробор, начищенная до блеска обувь. В пятидесятые знали, как сдерживать общественные беспорядки.

Мода и цензура

Теперь молодежь больше не хочет следовать правилам и законам своих родителей. Оно выступает против старых добрых обычаев в семье, школах, университетах. Она хочет свою собственную музыку, свою собственную моду и отметает затхлую отвратительную атмосферу. На улицах немецких городов внезапно исчезли юбки-тюльпаны, а высокие прически с уложенными локонами à la Farah Diba сменили геометрические стрижки. «Иногда мне кажется, что 1950-е годы прошли на другой планете, — вспоминает Карл Лагерфельд, — так много изменилось».

gdr-djinciПрограмма «Браво» проводит нечто вроде консультирования («Как стать девочкой Челси»), «Бит-клуб» распространяет в провинции моду шестидесятых на музыку и внешний вид. И также через берлинскую стену. Первоначально мини и его модные компаньоны в ГДР воспринимались символами западной деградации. Цензура ретушированием удлиняет юбки и уменьшает декольте в журналах мод, в итоге соцпартия «обнаружила» новое поколение и основала сеть магазинов «Jugendmode».

Это позволяет ГДР стать в авангарде моды Восточного Блока. Будучи победителем Олимпийских игр в России, ученица средней школы Ангела Меркель поехала в СССР на церемонию награждения. Там восьмиклассники посещают мемориал погибших солдат в мини, что возмущает русских, которые громко осуждают такой внешний вид.

На Западе молодежь строит свой мир без цензуры правящей партии. Она может себе это позволить: благодаря буму деторождения после окончания Второй мировой войны доля 20-летних среди населения чрезвычайно выросла, и почти у всех них есть работа. Как новые потребители, они могут пожинать плоды экономического чуда.

«Мы были первым поколением, на самом деле имеющим деньги, и поэтому также имели свободу создавать свою собственную культуру», — говорит Мэри Куант. Молодежь западного мира — «Youthquake», как ее назвал «Vogue» — имеет свой эпицентр в Англии, но это также приводит в движение индустрию моды в ФРГ: 15-19-летние немцы приобретают 60% модной одежды. Хотя в Германии не было такой мекки моды, как Лондонская Карнаби-стрит, все немецкие универмаги создали у себя «уголки» для молодежи.

Ответ моды на новые идеи и модели жизни

В магазинах сети Kaufhof появился «Beat-Shop», открылись бутики и магазины грампластинок. Музыканты Свингующего Лондона («Swinging London»): The Rolling Stones, The Who, особенно Beatles, задают тон и в музыке и в моде. Стройные, в пиджаках без воротника, волосы до плеч, что плохо, почти скандально. И тема длинных волос — номер один в немецких семьях и школах. Ибо вдруг мир стал полон юношей с длинными волосами. «Нелепо, смешно или безвкусно» — такой вердикт касательно длинных волос вынес Мюнхенский суд в 1966 году.

paco-rabanНаконец и столица Высокой моды обрела достойную смену. Молодые парижские дизайнеры идут в ногу со временем, эпохой, которая влечет за собой такое множество радикальных социальных, культурных и технологических изменений, как никая другая. Пако Рабан представляет свои 12 моделей из «современных» материалов — футуристические серебристые пластиковые костюмы и одежда из алюминиевых дисков.

Куреж стал знаменитым благодаря геометрическим платьям, брюкам и лаковым сапогам в космическом стиле. Пьер Карден (Pierre Cardin), одевающий «Битлз», своими туниками и облегающими костюмами пропагандирует сексуальное равенство. Эмануэль Унгаро (Emanuel Ungaro), которого прозвали «террористом» за бескомпромиссно короткие мини-платья, объясняет, откуда возник энтузиазм для экспериментов: «Никто никогда не делал этого раньше, поэтому мы это делаем».

Миучча Прада (Miuccia Prada) в шестидесятые годы была студенткой в Милане. «Я стояла на углу улицы в нарядах от Ив-Сен-Лорана, раздавая левые листовки», — говорит она. Всякий раз, когда появлялась возможность, она ездила в Лондон, о чем вспоминиет с завистью и восхищением: «В шестидесятых годах одежда была авангардной, потому что был культурный и политический авангард. Если в обращении находятся великие идеи и новые модели жизни, такие как феминизм, студенческое движение, то мода также может предлагаеть осмысленные высказывания».

Продолжение

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

Оригинал: D. Van Versendaal Raus aus den alten Klamotten – Serie Die 68-er. Wie ein Generation die Welt veraendert, Stern, No 52, 017.12.2007. S. 76-84

______________________________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/kulturnyj-minimum/v-avangarde-mody.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий