«Закон эха»

Ислам и Европа — 6-я Часть

oslo-terrakt-2011

Фото: rtl.de

Предыдущая часть

Возможность мирного диалога с исламом для все большего числа европейцев становится наивной иллюзией, когда они лицом к лицу столкнулись с нарастающей жестокостью джихадистов. И все же путь примирения не имеет альтернатив.

Ислам «а ля ИГИЛ»

И в каких формах еще проявится возмездие? Четвертование врагов на раскрашенной в цвета комуфляжа Тойоте? Обливание кипящим оливковым маслом? Или смолой с перьями? Или на кол сажать неверных?

Да, многого стоит бояться: палачи Исламского Государства не заставят мир долго ждать с ответом на этот вопрос. Они будут сообщать свой ответ посредством видеозаписи высокой четкости, жестокой по своему содержанию и профессионально сработанной, загруженной в интернет где-то в сирийской или иракской пустыне. Таким образом, считают они, весь мир должен себе уяснить, что не предела изощренного насилия во имя ислама.

Определенно, в Священном Коране можно найти аят, с помощью которого воины-убийцы ИГИЛ посвящают себя в инструменты воли Аллаха. В случае с иорданским военным летчиком Муазом аль-Касасбе это Сура 16, Аят 126: «Если вы собираетесь наказать врага, то поступите с ними так, как они поступили с вами». Враг? Летчик-истребитель. Вывод: огонь огнем погасить. Это очень просто — если вы уверены, что  точно знаете волю божью.

Практически, фанатикам ислама никогда не было так легко, как в наше время. Потому что сегодня каждый человек имеет прямой доступ к божественному. Ушли в прошлое те трудные времена, когда нужно было корпеть над изучением многовековых источников по исламской юриспруденции и толкованию Корана, от самых древних до современных, прежде чем решиться на свои собственные интерпретации священных текстов. Сегодня это называется просто: «Iqra — Читай!» Кто хоть немного выучил буквы, уже считает, что ему открылась воля Аллаха.

Воины Исламкого Государства — фанатичные пуристы, отказывающиеся от всех религиозных традиций. Их жестокость равна их самодовольству. Традиционную веру, которая передается из поколения в поколение, они считают разбавленной и ослабленной, достойным порицания отклонением от истинного учения. К традиционным религиозным ученым, богословам и имамам, они не испытывают ничего, кроме презрения. Поэтому те, кто хочет найти истинный ислам, полагают они, должны вернуться к немногим его исходным источникам и реконструировать свою религию по собственному желанию. Современные фанатики халифата чувствуют себя заново родившимися в истинной вере. Они полностью изолированы от общества. Что делает их настолько неконтролируемыми, насколько опасными.

igil-voini

Фото: berliner-zeitung.de

«Возвращение молодежи к религии обусловлено отходом от религии их родителей», — полагает французский эксперт по исламу Оливье Руа (Olivier Roy). Причем возвращение это совершенно ущебное – ислам а ля ИГИЛ — «средневековый». Его жестокая надменность – остросовременная черта. Он закалился в борьбе против Запада, который стал, собственно, его питательной средой —  19-й округ Парижа и Брюссель, Динслакем, Вольфсбург и Эннепеталь. Своим появлением он никому другому так необязан, как Усаме бен Ладену, человеку, который в течение почти двух десятилетий полностью «отравил» отношения между мусульманами и остальным миром.

«Чрезвычайная выдача»

Через несколько дней после катастрофы 9/11, президент Буш объявил глобальную «войну с террором». Нейтралитет — не вариант в этой войне, пояснил он: «Либо вы на нашей стороне, или вы стоите на стороне террористов».

В этой ситуации и под таким давлением правительство красно-зеленых канцлера Герхарда Шредера ведет двойную игру. Для общественности они позиционируют себя как демократическую совесть мира. «В борьбе с терроризмом мы защищаем наши основные ценности», — предостерегающе сказал министр иностранных дел Йошка Фишер, когда фотографии узников Гуантанамо в наручниках и оранжевых комбинезонах шокировали мир. За кулисами же немцы оказались замешаны в махинациях ЦРУ США.

«Чрезвычайная выдача» (Extraordinary Rendition) — так называлась эта «темная» программа ЦРУ в борьбе против исламистского террора. Подозреваемые со всего мира похищались группами особого назначения и доставлялись на допрос под пытками в такие государства, как Египет или Сирия, или в секретные тюрьмы ЦРУ. Три из них находятся в Европе: в Польше, Румынии и Литве. Опорным пунктом ВВС США на территории Германии, куда доставляли заключенных, является авиабаза Рамштайн, земля Рейнланд-Пфальц. По оценкам экспертов, в ходе реализации этой программы жертвами похищений стали, по меньшей мере 150 человек. Одним из них является Мухаммад Хайдар Заммар.

mohammed-haydar-zammar

Дородный немец сирийскойго происхождения с густой черной бородой, подозревался в связах с Аль-Каидой и с координаторами гамбургской террористической ячейки. Немецкая служба безопасности вела за ним наблюдкние и прослушивала его телефонные азговоры, но при этом не смогла выявить состав преступления. Между тем, через несколько недель после нападения 9/11, Заммар летит в Марокко. Тут же подробная информация о его местонахождении, планы поездок и номера сотовых телефонов были сообщены в ЦРУ. 8 декабря 2001 г. марокканских служба безопасности арестовала его и передала ЦРУ. Затем Заммар был преправлен в Сирию, где заключен в печально известном своими пытками СИЗО режима Асада — Far’Falastin в Дамаске.

В июле 2002 г. в берлинском офисе федеральной канцелярии появляется высокопоставленный чин из Сирии Асеф Шаукат, родственник государственного руководителя Башара аль-Асада. Он встречается с заместителем координатора разведки Эрнстом Урлау, близким соратником руководителя ведомства федерального канцлера Франка-Вальтера Штайнмайера. Урлау уведомляет сирийскую сторону о судебном иске против двух арестованных в Германии сирийцев, уличенных в шпионаже. В свою очередь Шаукат запрашивает информацию о Заммаре. После вмешательства Штайнмайера, сирийских шпионов освобождают за несколько часов до начала судебного процесса в Высшем земельном суде Кобленца.

Честь мундира

Несколько месяцев спустя, в конце октября, заседают эти руководители немецких служб безопасности на седьмом этаже федеральной канцелярии. Президент федеральной разведслужбы Август Ханнинг, шеф федеральной службы защиты конституции Хайнц Фромм, его коллега Урлау, а также еще один государственный секретарь министерства внутренних дел. Они быстро сходятся во мнении касательно отправки сотрудников немецкой полиции и разведки в Дамаск, чтобы допросить Заммара.

И в другом случае эти господа не испытывают угрызений совести: практически в это же время трое их коллег посетило столь критикуекуемую американскую тюрьму Гуантанамо, где содержатся заключенные, статус которых оспаривается. Международная тюрьма, в которой заключенные вообще не защищены каким-либо правом. Туда  попал Мурат Курназ, молодой человек из Бремена. Он родился и вырос в Германии, но также имеет турецкий паспорт. Вскоре после теракта 9/11, молодой мусульманим отправился в своего рода индивидуальный религиозный тур в Пакистан. Собираясь лететь домой, он был арестован в Пакистане в аэрпорту и передан американцам. Сначала его держали в лагере ЦРУ в Кандагаре — и там он был допрошен солдатами немецких войск специального назначения. Так как Курназ не захотел признать, что принадлежал к Аль-Каиде, его избили. «Мы — немецкая сила», — сказал Курназу один из них.

Курназ оказался первым заключенным недавно открывшейся тюрьмы на Кубе. Там американцы быстро приходят к выводу, что на самом деле задержание бременца было ошибочным. После 12-часового допроса в этом убедились и немецкие следователи. Американцы хотят как можно скорее избавиться от Курназа и отправить его в Германию. Но господа на седьмом этаже федеральной канцелярии противятся этому. Президент фереральной разведки Ханнинг считает, что заключенный не может вернуться в Германию, потому, что он не в состоянии продлить свой вид на жительство. Мурат Курназ был вынужден провести еще четыре года в Гуантанамо, прежде чем он наконец-то вышел на свободу в 2006 году и ему разрешили вернуться на родину. О годах, проведенных в Гуантанамо, Курназ впоследствии написал книгу.

murat-kurnaz-kniga-o-godah-provedennih-v-turme-guantanamo

Европа в огне джихада

Между тем Запад посылает армию из нескольких сотен тысяч солдат в Ирак и развязывает в Афганистане дорогостоящую войну против талибов, Аль-Каиды и повстанцев. А Европу все больше и больше охватывают теракты джихадистов. Только в 2004 году: в марте в Мадриде террористы взорвали 10 бомб в пригородных поездах — погибло 191 человек, более 2000 получили ранения. В сентябре теракт в России — захват заложников в школе в Беслане — сотни погибших, многие из них дети. В ноябре — жестокое убийство режиссера Тео ван Гога. Он ехал на велосипеде в центре Амстердама, и среди бела дня молодой голладский мусульманин вознил ему нож в грудь. «Мы можем говорить о чем угодно», — предполагается, что эти слова успел сказать Ван Гог до смертельного удара убийцы.

london-terror-2005

Фото: theguardian.com

Вот именно это — возможность мирного диалога с исламом – для все большего числа европейцев становится наивной иллюзией, когда они лицом к лицу столкнулись с нарастающей жестокостью джихадистов. «Проснитесь, у нас война, — воззвал голландский писатель Леон де Винтер после убийства своего соотечественника ван Гога. — Исламисты заставляют меня думать в терминах, которые я, как современный европеец хотел бы забыть, или по крайней мере, в соответствии с которыми я никогда не хотел бы действовать». Он говорит о большем числе европейцев, кто воспринимает ислам и мусульман как угрозу своего выживания.

Видеообращение Усамы бен Ладена, в котором он в обмен на «прекращение огня» требует от Европы вывода своих войск из мусульманского мира, усиливает впечатление экзистенциального конфликта между Востоком и Западом. Год спустя — по истечении срока ультиматума бен Ладена — террористы-смертники взорвали бомбы в трех поездах лондонского метро и в городском автобусе. Вместе с ними погибло 52 пассажира и 700 получили ранения. Второй такой же теракт, намеченный провести две недели спустя, полиции удалось предотвратить.

Эскалация насилия делает все более невозможной взвешенную дискуссию о корнях терроризма и роли ислама в Европе. Президент Германии Кристиан Вульф попытался установить диалоговый мостик в своем выступлении к 20-й годовщине воссоединения Германии: «Ислам стал частью Германии» (Der Islam gehört inzwischen zu Deutschland). Что вызвало волну протеста. Две трети немцев не согласились с его заявлением. Канцлер Меркель посчитала считает необходимым прояснить слова президента: «Существует основной закон, а не шариат».

«Новые крестоносцы»

Тут же Тило Сарацин, член СДПГ и бывший сенатор по вопросам финансов в берлинском сенате, издал свой бестселлер «Германия: самоликвидация» (Thilo Sarrazin «Deutschland schafft sich ab»), в котором он выдвигает рассисткий тезис о том, что в своем генофонде иммигранты-мусульмане якобы уступают коренному населению. Поэтому не могут стать частью немецкого общества. Что развязывает руки правой террористической группировке, в течение нескольких лет совершившей серию убийств мусульманских иммигрантов. В центре Германии. Но власти даже не удосужились рассматривать ксенофобию как мотив этих убийств.

Но есть одно преступление, совершенное как раз перед десятой годовщиной теракта 9/11, которое дает ясно понять, насколько отравлен социальный климат Европы после всех этих лет, полных войн, насилия и конфронтации с нагнетаемой исламской угрозой.

За полдень 22 июля 2011 года, 32-летний норвежец Андерс Брейвик организовал теракт возле комплекса правительственных зданий на улице Grubbegata в Осло при помощи начиненного взрывчаткой припаркованного микроавтобуса «Фольксваген». На его борту была самодельная радиоуправляемая бомба весом в 950 фунтов, унесшая жизнь 8 человек. Затем Брейвик направляется до ближайшего фьорда острова Утойя, в летний молодежный лагерь. Одетый в форму сотрудника полиции, он открывает там прицельный огонь. Погибло 69 человек.

norvegia-massoviy-rasstrel-na-utoye

Фото: zeit.de

Логика, которой следовал террорист столь же страшна, как и само это кровопролитие. Брейвик написал 1500-страничный манифест, опубликованный им в Интернете непосредственно перед террактами. Он позиционирует себя современным крестоносцем, лидером «Движения сопротивления Западной Европы», выступающим против мультикультурализма и исламизации. Свои жертвы он называет отвратительными «культурмарксистами и суицидальными гуманистами», которые своим либерализмом и открытым отношением к иммигрантам ведут к «вымиранию нордического генотипа». Поэтому он считает вправе проливать их кровь.

«Закон эха» — так назвал философ Вольфрам Эйленбергер (Wolfram Eilenberger) теракты Брейвика по отношению к атакам 9/11. Определение точное, и поэтому такое тревожное. Не столь ввиду того, что норвежец претендует на состоятельность своих взглядов на мир, а того, что он точно также, как джихадисты строит свою идеологию на насилии. Подобно террористам Аль-Каиды и Исламского Государства Брейвик видит свои действия не как самосуд, а как чудовищный призыв к пробуждению «спящих ячеек» своих единомышленников, чтобы совершить «консервативную революцию».

Слабый проблеск надежды

Что самое худшее: идеи Брейвика в сегодняшней Европе многим пришлись по душе. В течение многих лет он даже поддерживал плотную сеть контактов с крайне правыми экстремистами от Великобритании до Соединенных Штатов. Аналогичный набор установок его запутанного взгляда на мир можно обнаружить в книге Тило Саррацина и в постах известных блоггеров правого толка. В популярном блоге «Политически некорректный», автор достаточно откровенно отреагировал на теракты Брейвика: «Многое из того, что он пишет, может стоять на этом сайте». Также и представитель итальянской «Лиги Севера» говорит: «100% идей Брейвика верны, некоторые из них даже выдающиеся». По оценкам философа Вольфрама Эйленбергера, политические идеи Брейвика одобряют 20% избирателей стран северо-запада Европы.

«Наш ответ: больше демократии, больше открытости, больше человечности», — этими словами премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг три с половиной года назад попытался сплотить свою травмированную терактами страну. Это выглядит как слабый проблеск надежды на прекращение террористических и антитеррористических войн, раздирающих Европу.

Je-Suis-Ahmed

Фото: thewhy.com

Эти слова, несущие призыв к примирению, многие вспомнили после терактов во Франции в январе 2015 г.: рядом с плакатами «Je suis Charli» было много плакатов «Je suis Ahmed» в память об убитом террористами полицейском-мусульманине. Возможно, Европа действительно чему-то научилась.

Авторский перевод Светланы Александровой Линс

Оригинал: S. Gessel Der endlose Krieg — Teil 4. Serie «Islam und Europa» Stern No 8, 12 Feb. 2015

______________________________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/kulturnyj-minimum/zakon-exa.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий