Алиса Шварцер: «Мы стремимся не к омужичиванию женщин, а к гуманизации отношений полов»

alice-schwarzer

За последние сорок-пятьдесят лет западное общество значительно изменилось с точки зрения отношений полов. И неоценимая заслуга в борьбе за освобождение женщин принадлежит легенде немецкого феминизма Алисе Шварцер (Alice Schwarzer)

«Женщиной не рождаются, ею становятся»

Алиса Шварцер считает, что женское движение 70-х годов было наиболее значительным по своим последствиям социальным движением второй половины XX века. Движение, которое она вместе со своими единомышленницами импортировала в Германию из Франции посредством серии публичных выступлений, книг и особенно журнала «Emma» («Эмма»).  В 1969 г. Алиса Шварцер была корреспондентом по Германии французского журнала «Pardon» («Пардон»), позднее переехала в Париж, где работала на радио. И участвовала в кампании французских женщин, выступавших против запрета абортов. В 1971 г. по возвращении в Германию, Шварцер собрала 374 женщин на демонстрацию (в ней приняли участие такие знаменитости, как Роми Шнайдер, Сента Бергер, Карола Штерн), которая прошла по лозунгом «Я сделала аборт». Для того, чтобы довести до сознания своих сограждан женского пола тезис: «Мой живот принадлежит мне!»

Уже в этой первой эффектной акции проявился особый характер Алисы Шварцер, который и по сей день — явление редкое для Германии: сочетание интеллигентности, индивидуального почерка в выборе политических действий, критики и борьбы, и бесстрашия в отстаивании своих идей, отмечается в статье швейцарской газеты «Neue Zuercher Zeitung», посвяшенной 70-летнему юбилею легенды немецкого феминизма. Франция для Шварцер была отличной школой, и не удивительно, что, формируя лозунги для своих политических выступлений, она всегда помнила Золя, его «Я обвиняю!» («J’accuse!»). Нигде ее характер не мог бы проявиться так ярко, как в «Маленькой семье» («Petite famille») Симоны де Бовуар, к которой принадлежала Шварцер. Она сделала своим жизненным девизом тезис де Бовуар из трактата «Другой пол» — «женщиной не рождаются, ею становятся».

Но в отличие от Симоны де Бовуар с ее расширенной социальной историей становления женственности, Шварцер призвала преобразовать сам социальный паттерн поведения женщины, увязав лозунг борьбы против угнетения женщин с вызовом к мужчинам. А именно, конкретизирует Шварцер свое политическое кредо, против того, что женщина в браке – лишь инструмент удовлетворения сексуальных потребностей мужчины. На самом деле, то, что сегодня замужняя женщина может развестись, если посчитает это нужным, было едва ли возможным еще несколько десятилетий назад. Ведь, вплоть до 70-х годов прошлого века судебная практика исходила из того, что брак как таковой «предназначен для выполнения супруженского долга» («engagierten ehelichen Beischlaf»). При таком понимании брака «ускользает, что очевидно, любое социальное отражение частной жизни. Правда скрывается с молчаливого согласия общества на санкционированную ложь», так анализирует Шварцер сложившуюся ситуацию в своей книге «Маленькая разница и ее великие последствия»(«Der kleine Unterschied und seine grossen Folgen»).

Прерванное молчание

malenkaya-raznica-i-ee-velikie-posledstviaВ этой книге, вышедшей в свет в 1975 г., Шварцер впервые вынесла на публичное обсуждение такие прежде табуированные темы, как бытовое насилие в семье, сексуальное желание и фригидность, двойная нагрузка работающих женщин, в то время даже узаконенная, тогда как мужчина отвечает только за семейный бюджет. Что вызвало небывалый общественный резонанс. Оскорбления обрушились на Шварцер с такой демонической силой, что вряд ли сегодня могут себе вообразить наши современницы. В этом изощрялись мужчины-журналисты всех уважаемых немецких изданий, называя Алису Шварцер «Мисс обвисшая грудь» («Miss Haengetitt»), «несостоявшаяся лесби» («frustrierte Tucke»), «уродливая, как сова» («haesslich wie eine Nachteule»). Однако весь этот шквал негодования не смог затенить того факта, что на самом деле весь мир был заинтересован в этой книге, и она была переведена на двенадцать языков.

Бурные возмущения по поводу этой книги были вызваны не только выдвинутыми в ней тезисами. Шварцер издала не теоретический трактат, и, можно так сказать, она написала книгу не в одиночку. В этой книге запечатлены протоколы встреч со многими женщинами — ее читательницами. Одним из основных достижений Шварцер является то, что она расположила женщин к откровенному разговору, использовав навык проведения интервью, которому обучилась у виртуозной Симоны де Бовуар. С ее помощью Алиса организовала ряд интервью, которые вошли в опубликованную в 1983 г. в соавторстве с де Бовуар  книгу «Сопровождающие в беседе» («Weggefährtinnen im Gespraech»).

И с тех пор «сопровождающие» подвигают размышлять и высказываться прежде хранивших молчание женщин. Шварцер это реализовывала через «Эмму», журнал для «эммансипированных» («Emma», die Zeitschrift fuer «Emmanzipierte»), который основала в 1977 г. Имя «Эмма» было знакомо как дамам высшего класса, предпочитающим романы, где героиня Эмма страдает во имя любви, так и менее состоятельным женщинам, которые, встречаясь в поселковых лавчонках (Tante-Emma-Laedchen), изливали друг другу душу.

Журнал Алисы Шварцер занял на медиарынке ту пустующую нишу, которую тогда обходили вниманием журналы мод. И то, что сегодня на страницах женской глянцевой периодики отводится место познавательным и просветительским материалам, а иногда даже политически заостренным – все это благодаря влиянию шварцеровской «Эммы». А «Эмма», в свою очередь, переняла стиль таких политических изданий, как «Шпигель», нащупывая насущные темы и вынося их на широкое обсуждение общественности. Также название «Эмма» отражает завершение истории формирования буржуазного женского чтива и начало становления демократического форума, где все женщины равны и имеют такое же право высказываться, как мужчины.

Предательство своего пола

Развитие средств массовой информации заставило Шварцер освоить и телевидение. Сопоставляя самые сложные в ее жизни теледебаты с Эстер Вилар (врач и психолог) и Вероной Фельдбуш (телеведущая и предприниматель), можно увидеть победы и поражения феминизма, которым способствовали также и СМИ, пишет Клавдия Брунст в своей статье «Женщина против женщины», опубликованной в «Die Zeit» от 16 июня 2005 г.

Как вспоминает сама Алиса Шварцер, к участию в теледуэли с Эстер Вилар ее побудили публицистические опыты ее оппонентки. А именно антифеминисткое эссе Вилар «Дрессированный мужчина» («Der dressierte Mann»), вышедшее в свет в 1971 г., в котором та утверждает, что де не женщины подвергаются давлению, а наоборот — они эксплуатируют мужчин. А сами, пока те в поте лица зарабатывают деньги, целый день валяются на диване и наслаждаются поеданием конфет. Книга Вилар разбиралась мужчинами на цитаты и активно муссировались ими на рабочих местах и в семейных спальнях. Как писал тогда «Шпигель», эта книга стала «самым курьезным бестселлером за последние годы». Что вызвало возмущение у женщин, тонущее в частных разговорах. Именно в год женщины, коим был провозглашен 1975-й, Шварцер посчитала своим долгом пресечь циничные, по ее мнению, высказывания Вилар в отношении женщин.

Устроителям шоу загодя было понятно, что битва оппоненток будет предельно провокативной и жесткой, что называется, не на жизнь, а на смерть. Но именно на это и делалась ставка – получить не столько серьезную дискуссию, сколько развлекательный «бой гладиаторов». Ведь, обе женщины принимают активное участие в битве полов, хотя и с разных сторон. Шварцер тогда обвинила Вилар в предательстве своего пола и в запале бросила ей, что та — «не только сексистка, но и фашистка». Однако, кроме «Шпигеля» и «Франкфуртер Рундшау» («Die Frankfurter Rundschau»), мало кто из СМИ выразил свое неодобрение памфлету Вилар. Более того, поддержка ими ее вглядов, а она в отличие от Шварцер была любимицей СМИ, принесла антифеминистке небывалое увеличение тиража (с 30 тыс. экземпляров до 20 тыс.) и богатство.

И тем не менее, Алиса Шварцер была тогда услышана миллионами женщин. Как она сама оценивает ту памятную дуэль, «с тех пор я стала популярным воплощением женской темы (Verkoerperung der Frauensache) и красной тряпкой для моих оппонентов». В той дискуссии она особо подчеркнула, что цель феминистской борьбы ни в коем случае не предполагает переключение женщин на мужские роли и мужской образ жизни, провозглавив: «Мы стремимся не к омужичиванию женщин, а к гуманизации отношений полов».

Насмешка постмодерна

Поводом для новых теледебатов, состоявшихся через 26 лет после битвы с Вилар, было безаппелляционное высказывание Шварцер в адрес постфеминистской теледивы Вероны Фельдбуш на одной из встреч с читательницами по поводу книги «Маленькая разница и ее великие последствия»: «Феномен Фельдбуш – пощечина для нас, женщин. Какими же недалекими должны быть мужчины, если они клюют на таких, как Верона».

И это было сказано о бывшей Мисс Германия, Мисс Интерконтиненталь и Мисс американская мечта, которая начала работать с 18-ти лет. К тому времени она успела побывать женой Дитера Болена, выпустить свой песенный диск, несмотря на писклявый голос, стать ведущей эротического телешоу «Peep» и самой популярной женщиной у фотографов немецких СМИ в 1999 году.

Казалось бы, успешная, уверенная в себе и независимая Фельдбуш и есть олицетворение успеха долгой и упорной борьбы за освобождение женщин, которой посвятила себя Шварцер. Нет, считает Шварцер, Фельдбуш, как та сама себя называет «успешный фактор развлечений» (erfolgreiche Unterhaltungsfaktor) эмансипирована лишь в своей готовности услужить низким инстинктам. Шварцер так прямо в лицо и называет ее «Самка» (Weibchen). На что Фельдбуш не только не возражает, но и предлагает остальным взять на себя роль Барби («Aber ich bin doch das Weibchen!», kiekst sie und bietet an, «freiwillig die Barbiekarte» zu nehmen). Фельдбуш практически не дискутировала со Шварцер на этом ток-шоу и вообще мало что говорила. За нее вещало ее тело, облаченное в суперсексуальный прикид с откровенным декольте, и чувственные позы. «Шпигель» так и прокомментировал это шоу: «Мозг встретился с телом» («Brain trifft Body»).

«Я провела один из самых мучительных часов в моей жизни», так отозвалась Алиса Шварцер о теледебатах с Вероной Фельдбуш. И если дуэль с Вилар закончилась победой Шварцер и феминизма в ее лице, то в поединке с Фельдбуш их «поражение» было неминуемым. Да, в 1975 г. дамы стояли на разных идейных позициях, но была хоть и агрессивная, но дискуссия. С Вероной Фельдбуш дискуссия не состоялась, она была просто невозможна. Дитя постмодерна, ее секрет успеха, этой «королевы красоты», заключается именно том, что никто не воспринимает всерьез ее социальную роль, равно как и ее саму. Действительно, персона, отвечающая на вопрос журналиста «Насколько Вы глупы на самом деле?» — «Достаточно умна, чтобы достичь успеха» («Wie bloed sind Sie eigentlich?» — «Klug genug, um Erfolg zu haben»), вряд ли может аргументированно противостоять в полемике с маститой феминистской-ителлектуалкой. Для Алисы Шварцер, в свою очередь, феминизм не является предметом иронии — это дело всей ее жизни.

Да, сегодня подобные дебаты кажутся несерьезными и даже театрализованными ввиду такой эклектики их главных участников. Но стоит помнить, что право свободно высказывать женщинам свое мнение, ставшее обыденностью в эпоху постмодерна, хоть и привправленное юмором, было отвоевано Алисой Шварцер и ее cподвижницами. Их голос и язык были инструментами освобождения женщин. Спасибо вам.

Светлана Александрова Линс

_______________________________

Активная ссылка на журнал«В загранке» при перепечатке обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/lichnoct/alisa-shvarcer-my-stremimsya-ne-k-omuzhichivaniyu-zhenshhin-a-k-gumanizacii-otnoshenij-polov.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

 

Оставить комментарий