Борис Стругацкий: «Идеал — всегда человек выбирает себе сам…»

Светлой памяти Бориса Стругацкого

boris-strugatskiy

Несколько дней назад не стало Бориса Стругацкого, последнего классика русской фантастической литературы. Хотя футуристические сюжеты в творчестве братьев Стругацких неизменно выводили читателя на смысловой уровень притчи, философско-этического разговора о жизни. Что, собственно, закономерно – жизненное кредо и одновременно основной творческий посыл братьев Стругацких отражает их известное изречение: думать – не развлечение, а обязанность.

И этому принципу Борис Стругацкий остался верен до последних дней жизни. «Мне не нравится рассуждать об идеалах. Жизнь сложнее и прекраснее любого идеала. Иногда — страшнее. Идеал — всегда человек выбирает себе сам. Никто ему в этом не помощник. Тут уж — как повезет. И не бывает «идеалов навсегда». Жизнь слишком разнообразна для этого», — таким был его ответ на один из вопросов последнего офф-лайн интервью, выложенного на официальном сайте братьев Стругацких.

В память Бориса Стругацкого я размещаю в нашем журнале его ответы на вопросы блогеров социальной сети Гайдпарк, опубликованные в мае сего года.

Дистация между образом и воплощением

Вопрос: Вы не находите сходства между современными временами и 70-80-ми годами прошлого века? В политическом аспекте. Если находите, то с какими именно — Брежнев, Андропов… И еще — скажите, вы сильно ошиблись в «предсказании» будущего в «Отягощенных злом»?

Борис Стругацкий: На семидесятые-восьмидесятые наше время не похоже совсем. По крайней мере пока. О нынешнем градусе свобод (политических и информационных) мы и мечтать не могли! В Советской России вообще никогда не было бОльшей свободы и демократии, чем в девяностые-нулевые. Правда, последнее время мы с ускорением возвращаемся в совок, — ахнуть не успеем, как окажемся в Брежневском застое. И в «Отягощенных злом» предсказания наши кажутся вполне робкими, — хотя нельзя исключать, что пройдет еще пяток лет, и мы окажемся в нашем собственном вялом мире «сорок лет спустя».

Вопрос: В своей книге «Хищные вещи века» вы осуждали общество потребления и показали его пороки. Но в недавнем интервью в газете вы защищали обывателя и его право на безудержное потребление. Ваша позиция по этому вопросу изменилась и почему?

Борис Стругацкий: По-моему, Вы поняли меня совершенно неправильно. Я никогда не защищал обывателя и Общество Потребления. Я утверждал и продолжаю утверждать, что Мир Потребления убог, населен дураками и вообще бесконечно далек от идеала. Но у него есть два (важных!) достоинства. Во-первых, он сохраняет свободу любой, в том числе самой «прогрессивной», деятельности, а значит, способен к развитию. И во-вторых, из всех РЕАЛЬНО СУЩЕСТВУЮЩИХ вариантов организации человеческого социума он является наименее поганым.

Вопрос: Кого бы Вы назвали героем современности, на чьем примере можно воспитывать подрастающее поколение?

Борис Стругацкий: «Герой современности» и «образец для подражания» — это (по определению) совершенно разные люди. (См. например, повесть М.Ю.Лермонтова). Я бы сказал, что героем нашей современности является Предприниматель, — в самом широком смысле этого слова. Бизнесмен. Сколачиватель состояний. Изобретатель-миллионер. Реализатор фантастических рискованных проектов. Человек резкий, жесткий, беспощадный к себе и другим, не интеллигент, — о, совсем не интеллигент! – обладатель морали, плотно упакованной в две-три заповеди (например: не верь, не бойся, не проси) – Человек Цели, моночеловек.

В литературе его пока нет, — видимо, писателей от него мутит. Но Андрей Рубанов уже сделал попытку: читайте его «Готовься к войне» — любопытная книга, любопытный герой… Что же касается «образца для подражания», то тут у нас совсем уж полный вакуум. С одной стороны, хорошо бы в образцы записать современного интеллигента, — творца, эрудита, ко всем благорасположенного, исповедующего примат добра, — но ведь подражая такому, ребенок вырастет пресловутым «ботаником». Каково ему будет в наших джунглях?

Или, наоборот, взять за образец бойца, профессионала, мастера по выживанию, — да, разумеется, честного, разумеется, образованного, толерантного… но – в известных пределах, все-таки, с некоторыми сужениями и ограничениями. Что-нибудь по принципу «добро должно быть с кулаками» или «не друг человечеству, а враг его врагов». Ну и вырастет у вас наемник, завсегдатай «горячих точек». Впрочем, надо ясно понимать, цена всем «предлагаемым» взрослыми дядями и тетями образцов – пятачок пучок. И за образец будет взят Костя Щербатый с Ломанского, и мы с вами никогда не поймем, почему.

Вопрос: Какое произведение братьев Стругацких Борис Натанович ставит на первое место и почему?

Борис Стругацкий: С незапамятных времен и дружно АБС всегда ставили на первое место свою «Улитку на склоне». Почему, — сказать трудно. Я подозреваю, все дело в том, что она получилась. Между тем, что автор замыслил, и тем, что он перенес на бумагу, всегда есть некая дистанция. Дистанция между Образом и Воплощением. Так вот для «Улитки» эта дистанция оказалась минимальна: авторы получили практически то, что задумывали получить. Это дорогого стоит!

Образование еще не воспитание

Вопрос: Борис Натанович, откуда в Ваших произведениях ненависть и презрение к людям не достаточного для Вас уровня развития? Это ведь откровенный фашизм.

К Примеру:

Если они только так выглядят, похожи? Видимость! А так это быдло, скот, тупая толпа, далекая от настоящего интеллекта. Им до звания человека еще миллионы лет развития! Или больше. О чем Тебе их спрашивать! Какое там у них мнение? Много чести! Их нужно вести, за них решать!

Мало ли! Не хотят они чего-то! Да, эволюция шла очень неодинаково! Некоторые до сих пор с копьями в боевой раскраске по джунглям, а кто-то и до копий не дошел. Звери, животные! Что меняет разноцветная одежда, которую они здесь понацепляли? Как можно их сравнивать с Тобой? С человеком?

И какие у них могут быть ПРАВА? Только стоять с открытыми ртами и наблюдать восхищенно, как ты, Человек, ради Высоких Целей застрелил полсотню-другую из их сородичей. Потому, что ты, — носитель настоящего Интеллекта! Ты знаешь, как правильно. И они еще пытаются Тебя судить? Что они могут? Что они понимают?

Борис Стругацкий: Значит, так. Давайте по порядку. Фашизм. Мы знакомы, главным образом, с немецким фашизмом, или – нацизмом. Этот фашизм есть не что иное, как диктатура, осуществляемая крайними националистами (расистами). Никакого отношения к тому, что Вы цитируете, не имеет. У Вас скорее уж некий модифицированный марксизм: одна социальная группа (рабочий класс, пролетариат) заведомо, априори, по определению превосходит все прочие социальные группы (крестьянство, интеллигенцию, буржуазию), — со всеми вытекающими из этого превосходства последствиями.

Далее. Я не понял, что именно Вы цитируете (и вообще – цитируете ли?)

Видимо, Вы хотите сказать, что АБС исповедовали эти принципы, а следовательно, являются этакими «интеллектуальными аристократами», — баре, готовые держать все прочее население за быдло и охлос. Это – вздор. АБС, действительно, всегда восхищались творческими людьми (будь то художники, ученые, Учителя, врачи, писатели), но никогда не делали этого в ущерб «всем прочим». Даже скучно писать о таких очевидностях. Достаточно будет сказать: образование еще не воспитание; можно быть образованным мерзавцем и совершенно необразованным носителем высочайшей морали. (Были ли образованные люди среди Двенадцати? Было ли образование у самого Иисуса?)

Рассуждения, которые Вы приводите, безусловно могут принадлежать какому-то герою АБС. Но САМИМ АБС они принадлежать никак не могут.

Восхищение многообразием мира

Вопрос:Ваша большая победа в жизни!? Какая она?

Борис Стругацкий: Я не помню «больших побед». Все мои победы – маленькие. АНС на растопыренных пальцах левой руки взвешивает только что законченную рукопись и, глядя на меня со значением, произносит: «Вот так вот. И это вам не хрен собачий!» Не знаю, есть ли в этот момент у меня ощущение победы, но ощущение счастья – безусловно.

Вопрос: Мудрость приходит с возрастом. Меня интересуют Ваши новые впечатления от окружающей Вас действительности, приходящие только в почтенном возрасте. Болезни, бытовые проблемы – это понятно, но это все проходит, как сказал мудрый Соломон. Человек живет вечно в своем теле не умирая, жаль, что не вечно молодым и здоровым. Возраст – это как машина времени, забрасывающая индивидуума в чуждое для него общество будущего, наступает одиночество. Умирают друзья, дети, внуки. Появляется ли хоть на мгновение восхищение непредсказуемым многообразием окружающего мира, возникает ли желание творить, созидать?

Борис Стругацкий: Подозреваю, что это все – страшно индивидуально и зависит от множества (неконтролируемых) обстоятельств. «Восхищение многообразием мира», иногда – почти детское, знакомо мне отлично. И я на всю жизнь запомнил страстно-восторженную речь Купринского героя (из «Поединка»). Цитирую по памяти: «Жизнь прекрасна! Даже если поезд задавит меня и потащит по рельсам мои вырванные и окровавленные внутренности, — даже в этот момент, умирая от боли, я воскликну: как прекрасна жизнь!» К сожалению, как заметил, кажется, Л.Толстой, мудрость приходит вместе с импотенцией. Но беда даже не в этом. Беда в том, что импотенция приходит обязательно, а мудрость – нет.

Никем не востребован Человек Воспитанный

Вопрос: В стране и мире практически не осталось деятелей политики, религии, литературы, искусства, являющих собой образцы нравственности, бескорыстного служения обществу (Вас к ним причисляю). Означает ли это грядущую планетарную катастрофу?

Борис Стругацкий: Позвольте не согласиться с Вами и с Вашим пессимизмом по поводу «образцов нравственности». На мой взгляд, и образцы такие есть, и найти их можно в любой области человеческой деятельности, и вообще дела с этим обстоят у нас не хуже, что в 20-м и 19-м веке. Просто «звезды первой величины» в дефиците, нет у нас ни Сахарова, ни Солженицина, но, может быть, это и к лучшему? Ведь это означает, что не вернулась еще (пока) мода распинать «образцы нравственности» на кресте. А ведь это оптимальный (а может быть, и единственный) способ превратить «образец» в «звезду».

Вопрос: Для меня всегда было загадкой, откуда Стругацкие «черпают» свое понимание мироустройства? «Град обреченный» перечитывал несколько раз. Сильно!!! Только сомневаюсь в том, что нынешнее поколение будет читать Стругацкого. Обществу потребления нужны простые удовольствия…

Борис Стругацкий: Не думаете же Вы, что советский народ был «самым читающим народом в мире» только потому, что плохо потреблял? Конечно, сейчас читают меньше (просто потому, что разнообразие развлечений увеличилось в разы), но у любой популярной книги сохраняется, по-моему, прежнее «время жизни» — два-три года. «Долгожители» (10-20 лет, поколение) – как и раньше, большая редкость. А шансы на «мафусаилов век» сохраняются только у тех книг, которые попали в обязательную школьную программу.

Вопрос: Однажды Вы уже мне ответили, что тот массаракш, что происходит в стране, для Вас небольшое препятствие, что вот сколько лет в массаракше и живем. Я пытался найти массаракшеустойчивое состояние в фантастике, но все заканчивается или казнью восемнадцати эсторских ведьм, или последней фразой из «Града Обреченного» – «Дети, вы не видели Изю?» И все по кругу как в «Граде» между стеной и обрывом…

Борис Натанович, что, по Вашему мнению должно произойти в России для того, начался процесс вертикального прогресса человечества? Или это дело 23-его века?

Борис Стругацкий: Боюсь, это дело вообще безнадежное. Прежде чем заработает таинственный наш Вертикальный прогресс, надо будет построить Мир Полудня (мир, напоминаю, где высшей целью и высшим наслаждением для человека будет успешный творческий труд). Важнейшим необходимым условием возможности построения Мира Полудня является создание и внедрение Высокой теории воспитания, которая одна только способна обеспечить появление нового социального типа – Человека Воспитанного.

И только спустя несколько веков процветания Мира Полудня сможет возникнуть и начать жить идея Вертикального прогресса. К сожалению, нарисованная выше перспектива обрушивается в столкновении с реальностью на первом же этапе: никому не нужна Высокая теория воспитания, никем не востребован Человек Воспитанный, — нет ни партии такой, ни политической идеологии, ни сколько-нибудь серьезного социального слоя, ни даже экзотического религиозного движения, где объектом, целью, смыслом был бы Человек Воспитанный. Абсолютно всех вполне удовлетворяет Человек Умелый, Потребляющий.

Опасная глупость

Вопрос: Вы были талантливым русским писателем. Многие перекрасились в либералов и забыли о своем русском происхождении. Считаете ли вы себя евреем русского происхождения?
Извините за такой вопрос, он связан с гариком Игоря Губермана:
Варясь в густой еврейской каше,
смотрю вокруг, угрюм и тих:
кишмя кишат сплошные наши,
но мало подлинно своих.
Игорь Губерман.

Борис Стругацкий: Короче, «Еврей ли вы?» (см. Ильфа-Петрова). Аркадий рассказывал, как в начале 50-х, когда в Канском училище военных переводчиков, его, преподавателя и старшего лейтенанта, прорабатывали на партсобрании за «бытовое разложение», тамошний политрук, настырный как особист, снова и снова требовал от него: «Нет, старший лейтенант, вы нам скажите, чувствуете вы себя евреем или нет?» Старший лейтенант, комсомолец, красавец, крутой сталинист и интернационалист, торчал перед собранием, потеряв дар речи…

Дурацкий, по сути, вопрос, лишенный какого-либо смысла, но у нас, во все времена, он звучал опасно, источал угрозу, был очень даже осмыслен и означал, по сути: «признаешь ли ты себя чужаком, вредной особью, человеком второго сорта, и даже не человеком — уродом и выродком, достойным лишь презрения и отвращения?» Традиция такая. Или привычка. Очень понятная, если помнить, что у нас наименование одной-единственной национальности способно, само по себе, без каких-либо добавлений, звучать как ругательство: «У, евр-рей!..»

После этого небольшого лирического отступления (извините, Ваш вопрос, вроде бы, и не должен был будить «генетическую память», — ан разбудил!), перехожу к конкретностям.

Я считаю себя русским. Я родился в России, в России всю жизнь живу и, даст Бог, умру в России. Я не знаю никакого языка, кроме русского, и причастен  к русской культуре, как ни к какой другой. Мой менталитет это менталитет русского интеллигента-шестидесятника, убежденного, что «национализм есть последнее прибежище негодяя». Я из той команды русских, которые никогда не делят людей по национальностям, потому что это – глупость, поганая глупость и более того – опасная глупость. А когда я слышу вопрос, «чувствуете ли вы себя евреем?», я отвечаю, не задумываясь: «Сейчас – да».

Вопрос: Хотелось бы узнать Ваше мнение по поводу прогрессирующей клерикализации России. Как можно — и можно ли с ней бороться? Как можно бороться с распространением лженауки? Как объединиться интеллигентам в борьбе с серостью?

- Ведь к власти уже приходят черные!

Борис Стругацкий: Полностью разделяя Ваши опасения, я, тем не менее, не способен предложить никаких решительных мер по поводу этих страшноватых социальных явлений. Боюсь, предстоит долгая и тяжелая идеологическая война, где на одной стороне будут научные знания и здравый смысл 21-го века, а с другой – никак не желающие умирать феодальные пережитки в сознании огромных масс наших граждан, непрестанно поддерживаемые трудностями быта, ощущением бесперспективности жизни, слабостью, отчаянием, болезнями. Религия – прибежище слабых. Так всегда было, и так будет всегда. Чем тяжелее жизнь, тем сильнее позиции церкви. Вряд ли черные победят, но силу они смогут набрать немеряную.

Источник: социальная сеть Гайдпарк (Макспарк)

_______________________________

Активная ссылка на журнал«В загранке» при перепечатке обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/lichnoct/boris-strugackij-ideal-vsegda-chelovek-vybiraet-sebe-sam.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

6 комментариев к записи Борис Стругацкий: «Идеал — всегда человек выбирает себе сам…»

  1. Egorv:

    Потёрто………...

    • Светлана Линс:

      Не понятен Ваш эпитет, Egovr. Но все равно, спасибо за комментарий.

  2. Карина Кокрэлл:

    Глубокий и мудрый человек. Был. Спасибо, Светлана, за то, что донесли это интервью.

  3. В.Вереск:

    Добрый день, Светлана.
    Скажите, если не секрет, каким образом в интервью попала цитата о фашизме из моего скотча «А если ты их за людей…»?
    И, если не сложно, всё же прилепите ссылочку на первоисточник.
    С ув.
    В. Вереск

    • Светлана Линс:

      Господин В.Вереск, я указала в тексте, что «в память Бориса Стругацкого я размещаю в нашем журнале его ответы на вопросы блогеров социальной сети Гайдпарк, опубликованные в мае сего года».

      Так понимаю, что Вы обращаетесь ко мне из-за ссылки на Ваш пример по поводу фашизма. Если да, то не сочтите за труд, приведите эту ссылку здесь, в комментариях. Я перенесу ее в основной текст.

      Заранее благодарна,
      Светлана Александрова Линс

  4. Карина Аручеан (Мусаэлян):

    Спасибо за публикацию этого интервью! Вечные мысли вечного человека….

Оставить комментарий