Аудиенция

Алла Ройтих

alla-roytich

Фото: Алена Попова

Предлагаю вашему вниманию повесть, написанную 10 лет тому назад — первый и единственный опыт в фантастическом жанре. Удался ли он мне? Судить Вам. О чем повесть? Ну конечно, о нас, женщинах. Приятного чтения!

* * *
«Мы должны сознавать, что наше обращение к Творцу — это одно, а ответ на него — это другое. То есть мы сделали то, что обязаны были сделать, — попросили Творца, но он сделает то, что во благо нам».

Часть 1-я «Последний взгляд»

zakat

Фото: Алла Ройтих

Говорят — мертвые не потеют. Наглая ложь! Раскаленная влажность августа в Тель- Авиве — сущий ад не только для живых, но и для нас, покойников. Уже целых 48 часов я это знаю, и знание рождает печаль! Что, нельзя было умереть в более прохладном месте или хотя бы в другое время года?!. И очень жаль родных… Но я с детства знала, что долго не протяну: проблемы с сердцем. Мои домашние тоже были к этому готовы. Не знаю, правда, помогает ли знание в таких случаях…

Подозреваю — есть жизнь и после жизни. Конечно, ничего не доказано, но… Фраза «поживем-увидим» тут явно не подходит. Уж скорее «поумрем-увидим». И я жду продолжения…

Через 48 земных часов мне предстоит аудиенция у самого ТВОРЦА. Вопрос — моя прописка. Ад или рай? В небесной бухгалтерии сейчас подсчитывается баланс моих грехов и добрых дел. Мне это вчера, в первую потустороннюю полночь, архангел нашептал. Я его не видела, но голос понравился: молодой, задорный. Подбодрил, рассказал классный анекдот — не знаю, уместно ли его пересказывать… Не стану: я все-таки на смертном одре, а не на вечеринке, надо настроиться на философский лад, проанализировать свою жизнь, внешний и внутренний облик…

Польстило, что меня к САМОМУ зовут, а не к его бесчисленным заместителям. Архангел выдохнул, шелестя шелковистыми крыльями: «Ваш случай — особый!» Я скромно поинтересовалась: «Это потому, что я умная и красивая ?» «Не только это. Подробности нам не известны. Только не ко всем нас посылают… Далеко не ко всем… Это связано с душой… Ждите! Дружеский совет: старайтесь поменьше переворачиваться в гробу. Тем более, вам сейчас все видно — и справа, и слева, и сверху, и снизу». «Зачем?» — Я поперхнулась удивлением, но быстро овладела собой. «Это чтобы вы получше этот мир запомнили, прежде чем душа его покинет». «А почему нельзя вертеться?» — удивилась я. «Просто это у нас на небесах плохая примета. Да и прическу свою красивую сомнете». Он улетел. Нет, на мир смотреть не очень хотелось: надоел! Я решила отдохнуть до похорон: все-таки на люди выхожу, надо хорошо выглядеть. Да и потом, на аудиенции, оправдать высокое доверие…

Но как отдохнешь? Пекло такое злющее, что даже мертвецам жарко! Церемония прощания со мной назначена на 11 утра: похорон много, у служб не нашлось другого времени. Впрочем, летом в Израиле солнце в зените все 24 часа в сутки, какая разница…

Мой последний на этом свете макияж предательски сползает в декольте. Черт!!! Главное — не смазать тушь и румяна. За платье не волнуюсь: и длина оптимальная, видны вкусные коленки, и черный цвет молодит и освежает. На мне мои любимые черные открытые босоножки на высоченных каблуках, роскошное кружевное нижнее белье. В ушах и на шее — очень удачное подобие бриллиантов, огромные ресницы — в сценическом слое туши. Вот только в запахе не уверена: бальзам, которым пропитали на этот раз, — отнюдь не «Шанель № 5». Но там, наверху, — у новичков только такой парфюм…

Интересно, а какие женщины нравятся Богу? Рыженькие, брюнетки, блондинки? Впрочем, масть сейчас и не определишь: все поголовно красят волосы на голове, а с других мест под корень удаляют… Бог бы сразу превратил во что- или в кого- нибудь, не принюхиваясь! В бабочку, например… Желтую, это мой любимый цвет…

babochka

Лежать надоело, посмотрю-ка вниз, на свою похоронную свиту. (Только не на дочь и не на маму: больно, как вживую…)

А вот это интересно, это скоротает время: мужчины! Их шестеро, все они несут мой гроб. Шестеро их в моей жизни и было.

Марк несет мой гроб вторым слева. Сотрясается от рыданий, глаз не видно — опухли от слез. (Из всех присутствующих мужчин, кстати, плачут только двое — он и сосед, 100-летний дедушка Исаак, которому я частенько по мелочам помогала.) Маркуша очень, очень любил меня, а я его — нет. И за это меня наверняка будут судить.

ЕСТЬ ВЫСШИЙ СУД…

Я себе примерно представляю, что ОН скажет: не оценила великий дар, посланный тебе, добра не помнила. Но…

Мы познакомились с Марком Гальпериным в организации по уходу за бездомными и больными животными, куда он пришел после смерти любимого пса. Зверь ушел правильно, по старости, но Маркушину тоску это не умаляло. А мы с дочкой, моей доброй девочкой Сонечкой, работали там, не покладая рук, с тех пор, как приехали в Израиль. Причина была несовременная: помочь ближнему. Сначала Марк со мной подружился, а потом стал ухаживать. Он был старше меня лет на 15, относился к доброй гвардии консерваторов. Любил поэзию Тютчева, старые наивные фильмы про колхоз — неважно, израильский или русский, — и черно-белые ню Хельмута Ньютона. Кстати, Ньютон тоже недавно умер. Если встретимся — передам привет от Маркуши. Хотя Хельмут наверняка в раю, а меня туда не возьмут…

Фраза «она вышла за него, потому что устала от автобуса» звучит абсурдно. Но у меня было именно так. Я работала и получала алименты, но на машину скопить так и не удалось. Стандартный набор прелестей общественного транспорта даже в гробу вспоминать противно. То дернет, то вообще подло проедет мимо, не забрав людей на остановке; ну, а что в салоне творится, особенно по утрам!.. Но даже это — не главное. Зловредный шум автобуса преследовал меня везде! В душе — выскакивала, едва ополоснувшись, и искала проездной. Во сне — я просыпалась с громкой фразой «Вы выходите?» День ото дня этот автобусный вой становился все невыносимее! Маркуша появился в моей жизни, когда я уже собиралась идти к психиатру…

Никто никогда не ухаживал за мной так красиво и трепетно. Отвозил на работу и забирал, забрасывал подарками и цветами. До психиатра не дошла — Маркуша, если не отвозил на работу, — отдавал мне машину, а сам рисковал жизнью на тустусе. И я купилась, дурочка. Знала бы, что меня ждет…

Говорят, что в паре один всегда целует, а другой лишь подставляет щеку. Так вот я в браке с Маркушей даже щеку подставлять ленилась! Охамела совсем… Наверное, добили меня все мои — о них ниже — прошлые обломы…

Я капризничала, грубила, отказывала в сексе. Готовила только пару раз в неделю, по настроению. Об уборке мой бедный влюбленный супруг не смел и заикнуться, к нам дважды в неделю приходила уборщица. А ведь мой рабочий график — полставки — вполне позволял вести дом так, как следует. За 7 лет нашего идеального брака Маркуша ни разу на меня не обиделся, а все капризы красиво называл «женской загадкой». Очень хотел ребенка, несколько лет меня уговаривал. Но я не решилась: вряд ли смогу полюбить ребенка от нелюбимого. (Простите, не «смогу», а «смогла бы». Надо привыкать к иным глагольным наклонениям…) Короче, Маркуша был — не муж, а бриллиант, чудо компромисса, идеал! И ведь он не был презренной тряпкой, неудачником, не реализовавшим себя в профессии!.. Напротив, занимал хорошую должность в госструктуре, пользовался уважением друзей. А когда мы ездили кататься на лыжах, шел на самую экстремальную дорожку… Только со мной превращался во всегда готового скучного пионера. Какая нормальная женщина такое выдержит???

В народе говорят: «с жиру бесится». Вот это — точно! Духовное ожирение — весомая причина для бешенства. Я несколько раз порывалась уйти; отговаривала мама.

- Женечка, побойся Бога! — увещевала она. — Ведь одни подонки кругом, кому ты, если уйдешь от Марка, достанешься?..

(С мамой Маркуша, разумеется, был безупречен. Цветы, умение выслушать, проникновенное «Как Вы себя чувствуете?» Он прекрасно ладил с моей студенткой-дочерью, одалживал деньги ее разгильдяю-другу; уважал мою вредину-кошку и чинил электропроводку слепому соседу, дедушке Исааку.)
Мама, как всегда, была права. Но…

Не зря есть в народе пословица – «Хорошие мальчики ложатся спать одни». Я была готова ради Маркуши на любую жертву, кроме одной — продолжать плавать с ним в этом невыносимом мармеладе нашего брака.

Дочь жила своей жизнью, кошке было пофигу все, кроме сметаны, с подругами я не делилась. И судьбоносное решение приняла сама.

Уйти.

А точнее, вернуться.

К Артуру, которого любила я. А он, по всем традициям женского романа, — нет… И все-таки хорошо, что эти наши встречи были! Праздники тела — а разве не в нем, не в теле, живет душа? Его аура была для меня эликсиром жизни. Наверняка между людьми есть связи, природу которых человечество пока не способно объяснить. Они существуют помимо сексуальной тяги, общей ментальности, психологического соответствия. Может, в прошлых жизнях мы с Артуром были единой гармоничной личностью? Или любящей парой, или сыном и матерью, бывшими друг для друга светом в окошке? А может, это в будущих жизнях ждет нас нечто необыкновенное, а эта — лишь неуклюжий первый опыт?.. (Исходя из его поведения со мной, именно последняя версия наиболее реальна).

Никто не знает, почему моя душа рвалась к нему все 25 часов в сутки. Ну, а тело, а тело… Тело трепетало розовым лепестком чувственности от одного только запаха мысли о… Оргазмы невиданной силы — о-о, если бы эти ощущения можно было бы превращать в духи, в одежду, в музыку!.. И носить — на себе, с собой, и всегда иметь возможность понюхать, послушать… Жаль, что такое при моей жизни не сбылось…

До брака с Маркушей я встречалась с Артуром «без обязательств». Вернее, только он решил это, без них, раз и навсегда. А я все тихо надеялась: со временем он поймет, что лучше меня нет, и…

Так продолжалось года два.

Ошибка. Артур и сейчас один. Только одна женщина обставила меня – неотразимая ГОСПОЖА СВОБОДА…

Когда я расставалась с ним, моя дочь была сырым подростком, открытым для главных жизненных истин. Я ей сказала: если мужчина через полгода встреч не женится — бросай его. Без комментариев и сантиментов. Тот, кому ты нужна, никуда не денется. (С ее теперешним другом они уже 8 лет вместе, но в брак не хочет именно она. А он готов — хоть завтра.)

А несколько дней назад…
Я согласилась приехать к Артуру на выходные (Маркуша любую ложь примет). Артур любил красный лак и красную помаду. И на теле — чтобы ни волосинки. Вот и побежала я свои порочные перышки чистить, и уже на первом из них – педикюре — умерла… Последняя мысль была — о нем!

Несет меня первым справа. Ну надо же, приехал!!! Наверное, не дождался ни меня, ни моего звонка, а когда перезвонил, узнал обо всем от моих рыдающих родных. Наверняка первым вопросом его было — может, чем помочь? И если бы не Маркуша, именно он организовал бы все похороны. Такой человек.

grot

Фото: Алена Попова

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/yazyki-dushi/literatura/audienciya.html ‎

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

Подписаться

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий