Из глубин космоса

Ирина Забелышенская «Подарок Зармины» — Часть 3-я

irina-zabelishenskaya

Предыдущая часть

Корабль двигался по межгалактическому пространству заданным маршрутом. Отлаженная техника вела сквозь магнитные поля, защищала от космических лучей и проникающей радиации, сопротивлялась солнечному ветру и не пускала внутрь частицы межзвездной пыли. Экипаж и команда ученых с семьями направлялись к Земле. Когда-то, очень давно, похожий корабль уже входил в стратосферу планеты. Тогда в благоприятную почву были брошены семена – белки, РНК, ДНК. После экспедиции на Землю продолжались, велось наблюдение за эволюцией планеты. Миллиарды лет проходили, пока появились многоклеточные организмы, земноводные пришли на смену рыбам, а цветковые растения стали венком творения фотосинтеза. Мир развивался, рождая насекомых и млекопитающих, пресмыкающихся и птиц. Период расцвета динозавров также оказался под наблюдением, позволяя запечатлеть разнообразие их видов и сохранить память о том, что будет стерто с лица Земли.

Миллиарды лет проходили на Земле. На Зармине время текло не так. В созвездии Весов, за двадцать световых лет от Земли, вращается она вокруг красного карлика. Оттуда, из глубин космоса, отправлялись к Земле экспедиции. Но далеко не сразу Зармина стала такой, как сейчас. Долгое время люди планеты жили в тяжелых условиях, ведь на одной стороне постоянно была ледяная ночь, а на другую солнечный свет проникал ничтожно мало. Красноватый отсвет лежал на всем, будто еще больше раскаляя жаркую солнечную сторону. А все потому, что планета была повернута к своему светилу одним боком. Но в самых суровых условиях рождается надежда, с ней приходит вера, дающая силу. Люди Зармины надеялись, что однажды жизнь изменится, верили, что мир станет светлее. Надежда и вера пустили глубокие корни на планете, разбудив древнюю силу. Эта сила постепенно стала вливаться с водой рек и соком фруктов, с ветром и ароматом растений вдыхали её люди. И начались невероятные изменения.

Люди получили дар ВДОХновения. Они могли ВДОХнуть жизнь в рисунок и оживали птицы и бабочки, наполнялись водой пересохшие русла рек. Всеобщее ВДОХновение смогло повернуть планету, и растаяла ледяная ночь, свежий ветер подул на раскаленной части. Климат изменился кардинально.

gornaya-reka

Сила гравитации придавливала к поверхности планеты, делая вес больше, сопровождая любое передвижение нечеловеческой усталостью. Второй дар, что принесла сила – левитация. Жители Зармины смогла летать! Просто так, стоит только захотеть и выбрать направление. Планета отпустила людей, сняв долголетние оковы.

Третий дар пробудила жажда познания. Она дала толчок нейронам, синаптические связи изменились, одарив жителей Зармины незаурядным интеллектом и способностями в различных научных областях. Те, кто обрабатывал землю мотыгой, придумывали технику, позволившую сменить человека в обработке почвы. Ремесленники вдруг вводили новшества в обработку металла, пошив одежды, изобретая невиданные прежде материалы и орудия производства. Прогресс зашагал семимильными шагами, за пару лет изменив города и селения, дав людям возможность воплощать свои идеи. Даже дети стали иными, рождаясь с массой головокружительных идей и конструируя сами себе игрушки и развлечения! Зармина стала другой. Невозможное стало возможным и мечта посмотреть, что же там, в просторах космоса, повела смельчаков за пределы планеты, осуществив стремление покорить небеса на звездолетах, сконструированных и построенных на новой Зармине.

Даром четвертым стало восстановление. Болезни могли самоизлечиться, раны заживали, стоило лишь силой воображения это представить. Старость отступила, сохраняя силу и бодрость, пока время не забирало свое.

Сила Зармины дала четыре дара. Предназначены они были тем, кто прошел тяжелый путь выживания, сохранив надежду и веру. Тот же, кто жаждал власти, богатства, наполнялся негативом, терял эти дары. Однако таких было немного, а дары могли вернуться — планета будто чувствовала, готов ли человек быть достойным силы.

Экипаж Лорта Паррика стартовал пятым с космодрома Зармины. Корабли улетали к иным мирам. Созвездия и планеты притягивали жаждой познания, манили новыми идеями, которые можно будет привезти на родную планету. Земля была экспериментальной планетой уже довольно долго. По расчетам ученых, как раз сейчас там обитали разумные существа. Наблюдать, записывать, изучать, не вмешиваясь в жизнь обитателей планеты – такой была миссия. В этот раз решили взять и детей, поскольку некоторые ученые отправились всей семьей. Биолог Норг Виррес с женой Ланой и дочерью Таури, химик Докс Рекмир с супругой Велтой и сыном Джолем решились на дальнее путешествие.

Сполохи сгустков космического газа и миражи туманностей мелькали за бортом звездолета, раскрашивая причудливыми цветами черноту вакуума. Солнечная система впустила корабль после торможения и дала зеленый свет к Земле…

Таури

- Странная все-таки эта Земля! – размышляла Таури, болтая ногами на краю обрыва. – Столько зелени, а избыток кислорода просто кружит голову! На Зармине даже воздух другой, почти как в корабле во время полета. Зато летать на Земле удобнее, гравитация слабее. Дома я бы выше плато не поднялась!

Таури было двенадцать, это было ее первое большое путешествие. Детей редко разрешали брать в экспедиции, опасаясь непредвиденных ситуаций, но Земля была под наблюдением долгое время, поэтому неожиданностей не предвиделось. С самого раннего детства Таури была превосходной художницей. Она умела точно, детально передать образ, а ВДОХновение оживляло рисунок, стоило лишь ВДОХнуть жизнь легким дуновением.

Именно благодаря Таури на ее родной планете появилось шоколадное дерево. В пять она нарисовала его – небольшое ветвистое деревце, с серебряными листочками, свернутыми в трубочку. Срывая листок и развернув его, как обертку конфеты, можно было обнаружить шоколадку с разными начинками, в зависимости от настроения. Таури всегда попадались из темного шоколада с орехами, а ее маме, Лане, почему-то с ягодами или из розового шоколада.

Нарисованные картинки, в которые ВДОХнула жизнь Таури, оживали, и по дому могли бродить неизвестной породы звери с улыбкой до ушей, невиданные создания, порожденные детской фантазией, а из окон с завидным постоянством вылетали птицы ярких расцветок и бабочки размером с птиц. Сомневаясь, что их дом, а также улица, город или планета выдержит нашествие всего, что рисует Таури, родители решили поговорить с дочерью самым серьезным образом. На семейном совете договорились, что Таури продолжит рисовать, но не будет пользоваться даром ВДОХновения, пока не повзрослеет.

Таури честно выполняла обещание, однако рисовать не перестала. Кроме рисования ей очень полюбилось фотографирование. Девочке казалось, что на снимках все тоже становится живым и объемным, как на ее оживших рисунках, сохраняя краски. Отец Таури, Норг, был биологом, и дома имелась целая библиотека научной литературы. Каталоги и энциклопедии притягивали Таури, рассматривать страницы с изображением насекомых, животных, птиц она могла часами! В мельчайших подробностях запоминала юная художница строение тела, окрас и количество лап, глаз и хвостов!

- Вот бы использовать ВДОХновение где-нибудь подальше от дома! Получатся ли у меня точно такие звери, как в энциклопедии? – размышляла Таури, глядя на изображения фауны Зармины.

Когда отец получил разрешение отправиться всем вместе в экспедицию на Землю, Таури аж запрыгала от радости! Перед ней был целый мир, который она могла зарисовывать, фотографировать, составляя свой каталог животного и растительного мира молодой планеты!

И Земля не обманула ожидания. Таури носилась всюду с фотоаппаратом, улетая от корабля с каждым разом все дальше. А после «вылазок на природу» часами рисовала в альбоме, сохраняя увиденное. А еще девочка записывала наблюдения точно так, как учил отец.

- Таури Виррес! Не скажешь ли мне, дорогая, как на Земле оказалась бабочка Хризипп с Зармины?! Ее просто не может существовать по каталогу предыдущей экспедиции! – голос мамы достиг ушей девочки. – А откуда, скажи на милость, в этот период времени тут могут быть игуанодоны? Они же вымерли! Так почему один из их представителей объел половину деревьев вокруг корабля? И зачем был нужен маргай? Из-за его огромных жалостливых глаз?

Таури понуро опустила голову. Вероятно, переизбыток кислорода в атмосфере Земли ударил в голову, и обещание не применять ВДОХновение пересилил второй дар – жажда познания. Вот и как-то само собой получилось…

- Мам, я больше не буду! Ну мне так захотелось попробовать! Это же не Зармина, никто ругать не будет! – умоляющим взглядом Таури посмотрела на маму Лану.

- Хризипп еще ладно, пусть летает, хотя «эффект бабочки»… — неуверенно проговорила мама. – Но динозавр! Куда его теперь девать? Он же нарушит природное равновесие! Таури, мы только наблюдаем, нельзя вмешиваться в законы мироздания!

- Ав! Ав! – раздалось из-под кровати дочери.

- А это еще что такое! Щенки! Целых пять! Дочь, о чем ты думала! В этом мире люди еще не приручили собак! А тем более такие породы должны появиться много-много лет спустя! Тысяч лет!

- Мам, ну давай оставим щеночков! Они совсем, как дома! И Джоль любит с ними играть!

Лана переговорила с мужем, затем состоялось совещание членов экспедиции, на котором решили провести научный эксперимент – поселить всех оживленных ВДОХновением Таури животных на плато и дать им освоиться в новой среде обитания. Бабочек Хризипп, естественно, к ответу призвать не удалось – они уже давно летали по Земле, отыскивая самые роскошные цветы молодой планеты…

Плато

Племя обживало пещеру, найденную благодаря подсказке таинственной девчонки. Работа находилась для каждого, даже малыши собирали ветки для костра и складывали в дальний угол, ведь скоро наступят сильные холода, а огонь нужно было постоянно поддерживать. Лу вместе с сыном вождя, Лисом, и братом Камом часто отправлялись вместе на охоту. Места были новые, поэтому решено было охотиться группами даже на мелких животных и птиц. Прошло уже много дней со дня перехода, запасы сушеного и копченого мяса, взятые в дорогу, иссякли, а наступающие холода прогнали многих зверей в норы, а рыба залегла на дно, прячась от острог рыболовов. С каждым днем поймать добычу было все сложнее, и охотники удалялись все дальше от пещеры. Заморозки уже покрывали серебристым инеем землю по утрам, люди надевали шкуры, сшитые сухожилиями из ножных и спинных мышц оленей, обвязывали ноги небольшими шкурками зайцев, волков, рысей, чтобы сохранить тепло вдали от огня и сухой пещеры.

Лу, Кам и Лис с раннего утра решили подняться выше в горы, чтобы поохотиться на горных коз или птиц, прячущихся в скалах. Поднявшись, спугнули с гнезда скалистого голубя, сумевшего ловко увернуться от камня Лиса, зато полакомились яйцами, оставшимися в гнезде, и отправились дальше. Узкая каменистая тропинка вела все выше, неосторожное движение могло вызвать камнепад. Молодые охотники встречали следы копыт горных козлов, оставляющих четкий обод ранта на слабом снежном покрове, уже начинающем покрывать горы, однако самих обладателей следов обнаружить не удалось. Потратив довольно много времени на поиски, Кам с Лисом собрались повернуть назад, но Лу упросил:

- Идем дальше! Нужна еда!

- Хорошо. Идем до черного камня! – Кам, как старший, решил подняться до виднеющегося выступа базальта темно-серого окраса, и охотники двинулись дальше. Чем выше поднимаешься в горах, тем сильнее разряжен воздух и холоднее. Но почему-то чем выше они поднимались, тем теплее становилось. Озябшие пальцы, сжимающие копья, согрелись, от быстрого подъема стало даже жарко под теплой шкурой. Охотники как будто вернулись из холодной зимы в теплую осень.

Как только они достигли черного камня, невиданная картина предстала перед глазами – от выступа начинался травяной покров вместо снежного настила. Заинтересовавшись и рассудив, что чем теплее, тем больше шансов найти добычу, Кам, Лу и Лис продолжили восхождение, преодолев тяжелый подъем. А выше стройными рядами, будто вымеренные по одной линии, стояли высокие сосны, охраняя границы высокогорного плато. За стражами-соснами раскинулась большая ровная территория, на которой… росло что-то невообразимое! Раскидистые яблони с ароматными спелыми яблоками притягивали голодных охотников, и первым делом они сорвали сразу по несколько яблок, откусывая и глотая, почти не пережевывая. Рядом с яблонями был разбит огород, где незнакомые пока людям племени дозревали помидоры, картофель, морковь и свекла. Поле колосящейся пшеницы и виноградные лозы с янтарными гроздьями, бахча арбузов и аккуратные посадки кукурузных стеблей – глаза разбегались от обилия красок после суровых гор серо-белой гаммы.

- Привет, Лу! – знакомый голос Таури раздался откуда-то сверху, и девочка спустилась на землю.

Охотники настороженно молчали, лишь Лу кивнул, узнав давнюю знакомую.

- Пойдем! Мама зовет обедать! – Таури поманила за собой, следуя за яблоневый сад. Лу первым пошел за девочкой, а следом и Лис с Камом, опустив поднятые было в ожидании опасности копья.

На поляне охотников встретили Лана, мама Таури, и Велта с маленьким Джолем, который с интересом смело подошел к гостям и подергал за одеяние из шкуры медведя Кама. На лужайке было несколько спиленных стволов, на одном из которых лежало угощение, а на остальных можно было сидеть. Но гости, увидев спелые овощи и фрукты, жареную рыбу и лепешки, накинулись на еду, усевшись прямо на траве.

- Приходите завтра и возьмите с собой несколько женщин! – медленно объясняла Велта охотникам. – Мы научим, как выращивать еду! – Для большей наглядности она показала в сторону огорода и поля.

- А это возьмете с собой! – Таури показала на плетеные корзины с крышкой, крепящиеся за плечи ремешками, полные овощей, фруктов и лепешек.

- Вкусная еда! Завтра! – Лу улыбнулся, давая понять, что доволен.

Охотники поднялись, Лана и Велта помогли приладить корзины за спины, чтобы было удобно идти по горным тропам. Таури провела к выходу с плато, и сытые, полные сил, Кам, Лу и Лис отправились к пещере. Вернулись они, полные впечатлений и пока довольные соплеменники ужинали подарками с плато, подробно рассказывали о своих приключениях, жестикулируя и приправляя рассказ возгласами. Мать Лу заинтересованно рассматривала корзину, изучая плетение и вертя в руках полоски кожи, которые она уже планировала пристроить к будущей корзине, что собиралась сплести из гибких веток.

А на плато Норг Виррес и Докс Рекмир, присоединившиеся к семьям, рассуждали, следовало ли вмешиваться в эволюцию на данном этапе, знакомя людей племени с плодами, пока еще не появившимися естественным образом.

- Папа, ну они же были голодные! И там еще люди! Надо их научить выращивать то, что можно есть! Сейчас там зима, им будет тяжело! – Таури с Джолем наперебой убеждали пап в правильности решения.

Продолжение

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/yazyki-dushi/literatura/iz-glubin-kosmosa.html
Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

Подписаться

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий