Несчастный папа

Алла Ройтих «Проклятая жидовка» — 2-я часть

alla-roytich

Фото: Алена Попова

Начало

                                                                                                                     Нарушением психического развития, которое характеризуется
расстройствами моторики и речи и приводит к нарушению
социального взаимодействия, является аутизм.
Это заболевание оказывает сильное влияние
на ранее развитие ребенка и на всю жизнь человека в дальнейшем.

Сумма та была не некая, а неказистая — стыдно назвать, насколько мала. Но с паршивой овцы — сами знаете, и этот «шерсти клок» Ира громко и лживо преподнесла Лилечке (добавив вдвое большую сумму от себя и бабушки). И девочка немного оттаяла, даже согласилась поговорить по скайпу (чего внимательный любящий папа не желал уже очень и очень давно).

Разговор был общий. Папа Матвей помнит их и очень рад, что Ира и Лиля так хорошо устроились в Израиле. Подмигнул:

- Ир, а ты не изменилась, все такой же растрепанный воробышек…Только форма шеи немного другая.
- Ничего удивительного, Моть, — Ира не удержалась от подколки. — Форма шеи от образа жизни поменялась: растет адамово яблоко.

Он или не понял, или прослушал, или все вместе…
- А как ты находишь меня?

Как?..

cuceloИра словно знакомилась с ним заново. Кажется, раньше он был красив? Трудно поверить! Весь как-то опал, а плечевой пояс — единственное, что она помнит отчетливо — уже не впечатляет. Лицо заплывшее, мятое, старое, «покоцаное» жизнью и… Это лицо сильно пьющего человека, такое расположение морщин ни с чем не спутать! Одет неряшливо, небрит…

- Ты не женат? — не выдержала, спросила.
- Женат, — выдавил он не сразу и без энтузиазма. Ира подумала: его супруга или неряха, или просто ей на него пофиг. А может, тоже в плену Зеленого Змия, а там уже не до прикида, другие картины и цели…

Второй их выход в эфир был еще хуже. Он почему-то страшно волновался, суетился, и глаза, опухшие от слез (а может, от алкоголя или алкогольных рыданий), о чем-то молили…

- Матвей, тебя что-то печалит, правда? Мы с Лилей хотим это знать!

- И чем можем — поможем, — услышала она дочку. Чтоб ты была здорова, добрая чистая девочка!

Матвей рассказал, что его четырехлетний сын — аутист. Причем у него та разновидность болезни, которая сразу не распознается. Поэтому время было упущено; соответственно — и нужное лечение. Какое-то время он рассуждает, общается, взгляд осмысленный… и вдруг уходит в себя, не замечает не только незнакомых, но даже родных, не реагирует ни на какие бытовые раздражители. Великолепен в математике, а вот с процедурой похода в туалет — проблемы…
И далее, далее, и, рассказывая, смотрел так жалобно, что они с Лилечкой чуть не расплакались.

Вечером засели за Википедию, читали о болезни вслух.

«Проблемы в социализации. Находясь среди других, ребенок с аутизмом испытывает сильный дискомфорт, с годами — тревогу. «Дети дождя» могут убежать и спрятаться, если кто-то активно обратился к ним. Они не умеют играть со сверстниками, не могут построить дружеские отношения, так как не понимают эмоций других людей, правила игр. Аутисты предпочитают уединение, которое ограждает их от сильных переживаний по поводу неумения общаться. Приступы агрессии. Любое расстройство, неудача может вызвать у ребенка вспышку гнева, спровоцировать истерику, физическую атаку. Агрессия у детей-аутистов может быть направлена на других и на самих себя, последнее зафиксировано у 30% больных…»

Количество таких людей на земле неуклонно увеличивается, и в Израиле их уже 1 на 500 детей. Катастрофическая цифра! И главное — Матвей тоже говорил об этом – как можно раньше определить болезнь и начать лечение, последствия промедления необратимы!

Третья беседа велась уже без ребенка. Матвей спросил, знает ли Ира специалистов.

Ира знала. У ее подруги второй ребёнок тоже был аутист, но родители путем нечеловеческих усилий и упорства довели его почти до нормального. Не было специалиста, пищевой или минеральной добавки и методики, которую бы они не знали и не применили. Ира организовала Матвею виртуальную встречу с ними, и назавтра бывший сообщил, что билеты уже куплены и скоро он с женой и сыном будет здесь.

- Ирка, спасибо! — Матвей сиял.

Но…

- Я думал, ты откажешь. Надо же, как удивила! — добавил после короткой паузы.
- Почему? Разве мы расстались врагами?
- Ты понимаешь…Только не обижайся, ради Бога… У вас, у евреек, все – «от ума», и потому вы ненадежны. Русские женщины живут сердцем, поэтому готовы на любую жертву, даже необдуманную. И все, абсолютно все готовы простить.

Ира многое могла ему сказать на эту тему. Но — зачем? Она стала мудрее. Только брезгливо плечиком пожала, в очередной раз изумившись параметрам, исходя из которых большинство — и ведь не самые последние представители рода человеческого – оценивает друг друга…

- Может, что-то вам из Москвы привезти? — пробормотал он тускло, с явной надеждой на отказ.
- Нет, у меня все есть. Пока. Ждем. — Ира вышла из скайпа и пошла сообщить новость Лилечке. Дочь была рада увидеться с отцом и сводным братом:
- А куда мы их поведем? И подарки надо бы приготовить…

Подарки московским гостям выбирали вместе, посвятив этому целый день перед встречей. Жене Матвея — оригинальную наручную цепочку с ярким зеленым глазком.

Лиля выбирала:

- Мам, она, наверное, очень страдает. Пусть хоть это ее порадует!

Матвею — великолепно упакованный набор для бритья, продукция заводов Мертвого Моря, девочки посоветовали, очень хвалили качество. Малышу — Лего (Лилечка распотрошила свою копилку):

- Мам, а вдруг он все-таки это поймет, и ему понравится?

fotosessiaИ вот они здесь, в прекрасный день, у моря. Все яркое: волны, небо, шезлонги, люди в воде и на берегу. Бать-Ям готовился к фестивалю уличных театров, ставил декорации, там же разыгрывались какие-то необычные лотереи , фотографировались модели, звучала музыка…

- Мам, вот они! — дочь улыбалась высокому мужчине с потертой коричневой кожаной сумкой.

Да, это Матвей. Как же они с Лилей похожи! Ира прислушалась к себе: какие эмоции вызывает в ней это сходство? Через минуту поняла: эмоций нет совсем, только беспристрастная оценка — может, Матвей прав, у евреек все идет от ума? Розовые белки опухших глаз, лицо помято, скатыши на ткани на воротнике и манжетах не глаженой рубашки, пыльная обувь. Жена — молодая, до тридцати, высокая, худенькая, похожая на обезьянку, с низким лбом и жидкими волосами. Похоже, что тоже пьющая, с большим крестом на плоской («минус один») груди. Дешевые украшения и обувь, неаккуратные швы и потертая ручка у сумки. И очень сильный запах, неопределимый, похожий на кислое мыло. Ее Ира оценивать не хотела, но все это словно атаковало подсознание…

Хм… От ума…

И от ума же пришли понимание и сочувствие: слишком много всего свалилось на их головы, и это нормально — что обшарпанные и пьют…

- Познакомьтесь, это моя жена Ксения и сын Влад.
- Привет! — Ире почему-то стало неловко за свои округлые формы и сияющую силой, здоровьем, любовью к жизни Лилю, на фоне которой маленький мальчик, похожий на свою мать так же сильно, как Лиля — на Матвея, казался особенно бледным.

Мать крепко держала его за руку. На нем были красивые новые джинсики, стильная клетчатая рубашечка и очень красивые замшевые туфельки. Обычный ребенок, только глаза какие-то неживые, и складка у губ какая-то старчески-скорбная.

И защемило сердце…

kafeИра знала, куда вести гостей: в их с Лилей любимое кафе «Марина». Живописно накрытый на воздухе столик — гармония белизны скатерти, цвета посуды, салатов — аксессуаров и основного блюда божественного вкуса рыбы «дениз», фаршированной овощами, превосходно сваренного черного кофе и потрясающей арабской сладости с изюмом.

Матвей рассказывал о встрече с друзьями Иры и со специалистами, благодарил за участие в их горе и за подарки. Рассказывал о своих впечатлениях и поездках: они побывали в христианской церкви в Иерусалиме и у каких-то бабок–знахарок (судя по выражению лица Ксении, именно эти бабки были главной панацеей). Бросал на Ирину эрегированные взгляды (впрочем, как любой бывший муж на любую бывшую жену). Особенно его привлекал изящный кулон с Магендавидом – талисман, подаренный Ире подругой детства, и вообще область декольте. Ксения тоже смотрела на Магендавид, но с неприязнью и явно кипела от раздражения: когда к ней обращались, выдавливала из себя слова (ужасная речь, по 5 ошибок в двух словах — может, у нее тоже есть какой-то синдром?)

Лиля внимательно изучала Владика, который уже почти час сидел очень тихо и прямо, уставившись в одну точку.

- Мам, — наконец шепнула на ухо,- можно, я с ним поиграю? Видишь, он такой спокойный… Я бы так не сидела!

- Это уж точно! Ира улыбнулась. Лиля была такой же, как она сама в детстве: зачинщицей проказ и подвижных игр, лезла на все и во все запретное, домой было не загнать, прибегала лишь к ночи, с сухими листьями в волосах и сбитыми коленками.

Между тем мальчик, словно услышав, начал бубнить себе что-то под нос. Сначала тихо-тихо, потом громче, еще громче, а потом у него началась истерика, рвота, пена изо рта…

Продолжение

*/ Все фотографии из личного архива автора

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/yazyki-dushi/literatura/neschastniy-papa.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

Подписаться

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий