Подарок Зармины

irina-zabelishenskaya

Знакомьтесь – Ирина Забелышенская, новый автор журнала «В загранке». «В Израиле уже 22 года, — рассказывает она о себе, -  живу в самом северном городе, из восточных окон вижу гору Хермон, за которой Сирия, а из западных — горы Нафтали, за которыми Ливан. По специальности — учитель начальных классов, но применить здесь профессию не довелось… Наверное, из-за нехватки чего-то «из прошлого», время от времени пишу сказки, фэнтези, «израильские сказки» и зарисовки».

Предлагаю вашему вниманию рассказ Ирины Забелышенской «Подарок Зармины» — небольшая альтернативная история эволюции на Земле, где фантастика перекликается с реальностью.

Часть 1-я «Там, на заре времен»

Лу пробирался среди густого леса, острым зрением охотника отыскивая тропинку по едва заметным следам. Покрытый слоем грязи, служащей защитой от насекомых, особенно комаров-кровопийц, он сливался с окрасом древесных стволов, возвышающихся гигантскими исполинами. Шкура рыси облегала бедра, на широком лице с выступающим подбородком и узким носом заметна сосредоточенность, густые черные волосы вьются до плеч.

Впереди мелькнул рыжевато-коричневым пятном лисий хвост. Лу беззвучно начал преследование, через несколько метров настигнув добычу. Метко брошенный камень попал по голове животного, свалив на землю. Копье, сделанное из обугленной в костре заостренной длинной палки, довершило начатое. Охотник уверенными движениями рассек шкуру лисицы. Тушку нанизал на острую ветку, а шкуру обработал острым кремневым ножом, очищая от остатков плоти. Зубы он отделит потом, в становище, добавив к ожерелью на шее.

В свои тринадцать лет Лу уже прослыл умелым охотником и почти никогда не возвращался с пустыми руками – зайцы, лисы, суслики, птицы становились ежедневной добычей. Лу участвовал и в охоте на шерстистого носорога. До сих пор не забыл он, как разъяренное животное, пронзенное четырьмя острыми копьями, кинулось на охотников, смяв долговязого Зуру, как сухую ветку! Только общие усилия мужчин племени смогли одолеть носорога. В ход пошли тяжелые камни, острые копья. Когда зверь был повержен, шрамы остались у большинства охотников, поломана нога у Крама, а Зуру больше не поднялся с болотистой почвы. Как-то пришлось столкнуться и с огромным пещерным медведем, помогая загнать его в ловушку. До сих пор на правом предплечье остался шрам от его когтей, зато шкура хищника досталась семье Лу – его отец проткнул глаз медведя, достав копьем до самого мозга, и он упал бездыханным.

Начинались сумерки, пора было возвращаться. Вот-вот на охоту выйдут ночные хищники, оставаться в лесу было небезопасно. Вдруг в просвете между деревьев показался огонь. Неужели Лу забрел на территорию враждебного племени? Хотя вряд ли, они обитали в степи гораздо дальше. Охотник стал подкрадываться бесшумными шагами, осторожно наступая босыми ногами с огрубелой подошвой на сухие ветки.

На поляне, расчищенной и покрытой ковром изумрудного мха, у небольшого костра, обложенного округлыми камнями, сидела девчушка. Светловолосая, в зеленой тунике ниже колен, в сандалиях такого же цвета. Девчушка держала в руках дощечку и острую палочку, что-то рисуя. Закончив рисунок, осторожно подула на него. В тот же миг с дощечки поднялась, махая крыльями, разноцветная бабочка! Плавно кружа в воздухе, облетела поляну и вернулась к светловолосой, чтобы отправиться в полет уже втроем – новые разноцветные бабочки слетели с дощечки. Когда их стало с десяток, бабочки начали кружить над поляной, легкокрылым танцем развлекая художницу.

Лу завороженно смотрел, не вполне доверяя глазам. Женщины и девочки в становище одевались в шкуры, были темноволосы и смуглы. Занимаясь приготовлением пищи, обработкой шкур, сбором сухого дерева для поддержания огня, другими делами по устройству быта, они проводили в работе все свое время. Девчушка же разительно отличалась от соплеменниц Лу. Странная одежда и совсем нет следов грязи – неужели ее не кусают комары? Лу осторожно выглядывал из-за густого кустарника, крепко держа в руке копье. Девчушка тут же обернулась и посмотрела в его сторону, хотя Лу готов был поклясться огнем племени, что ступал неслышно. Он замер, стараясь не дышать. Светловолосая, никого не увидев, отвернулась и продолжила рисовать на дощечке.

v-poiskah-tayni

Фото автора

Молодой охотник бесшумно удалился от поляны и вернулся на тропу, по которой пришел. Времени до наступления полной темноты оставалось совсем немного, и он быстро направился в становище. Охотники уже вернулись с добычей, малышня натаскала за день ягод и орехов. Мать вопросительно посмотрела на подошедшего к жилищу, покрытому шкурами, сына.

- Айу! – поприветствовал он на языке племени.

Лу подошел к костру и протянул тушку лисицы. Мать отыскала рядом длинную ветку, насадила на нен добычу и принялась жарить на огне. Шкурку Лу растянул на острых колышках у жилища и сел поесть, получив кусок мяса, горсть ягод и четыре крупных ореха. Молча пережевывая пищу, Лу заметил, что возвращается отец со старшим братом Камом, неся несколько больших веток. Кивком головы позвав Лу, отец показал, что ветки надо очистить и заострить. В племени мало разговаривали, заменяя слова жестами или возгласами, означавшими одобрение или недовольство.

На заре цивилизации слов, обозначающих окружающий мир, было придумано недостаточно, интонация или взмах руки чаще служили способом общения у соплеменников. Лу принялся очищать ветки, срезая кору и заостряя с обеих сторон с помощью острого кремневого ножа. Прочные ветки нужны были для носилок. Скрепленные полосками кожи и соединенные шкурой бизона, носилки должны были выдержать нехитрый скарб – племя перебиралось на новое место. Приближалась зима, а с ней и холода, поэтому необходимо было найти пещеру или несколько рядом, чтобы укрыться на сезон непогоды.

Разведчики каждый день уходили на поиски, но пока они не увенчались успехом – найденные скальные пещеры были недостаточно глубоки или на труднодоступной высоте. Время еще позволяло, но приготовления в племени уже велись: женщины собирали все, что пригодится в хозяйстве, мужчины охотились, принося мясо и шкуры, а дети собирали грибы, ягоды и орехи впрок. Грибы и ягоды высушивались у огня и нанизывались на острые прутики.

Наконец-то дневные дела были завершены. Матери уложили малышню спать, накрыв шкурами, сторожа зорко всматривались в темноту ночи. Шелест деревьев несмолкаемым аккомпанементом заполнил тишину в становище. Ночью Лу не мог заснуть, думая о бабочках, что кружили вокруг светловолосой. Он решил утром вновь отправиться к поляне.

В поисках тайны

Лес, наполненный утренними лучами восходящего солнца и неохотно уходящей ночной прохладой, встретил Лу птичьими трелями и звуками просыпающейся природы. Самые высокие стражи леса, пирамидальные темно-зеленые пихты, пытались достать облака своими шишками, растущими вверх, пышные ели раскинули в стороны пушистые ветви. Лу ступал по знакам, оставленным охотниками, отводя колючие ветки от лица и лакомясь поспевшей лещиной, попадающейся по пути. Посветлело, и тропка повела по лиственному лесу, где овальные листья бука и резные дубовые устилали травяной покров с отметинами от следов животных. Дикие кабаны облюбовали места под дубами, где было вдосталь желудей.

Лу вышел к поляне, где вечером увидел то, что не давало спать всю ночь. Поляна была пуста. След от костра еще хранил тепло под горкой обгоревших веток и золы. Зоркий охотничий глаз не смог найти ни одного следа, ни одной травинки, прогнутой под тяжестью ноги, никаких запахов, кроме запаха листвы, догоревшего костра и грибницы, спрятавшейся под упавшим вязом и обильно разросшейся молоденькими грибами. Недоумевая, Лу начал было думать, что встреча была видением. Девчушка словно испарилась, не оставив даже слабого аромата или сорванного листочка. Лу обошел еще раз кострище и решил удалиться на восток, туда, где лес переходил в лесостепь.

Открытые места таили опасность, там были охотничьи угодья крупных животных, а также тропы к водопою, по которым ходили зубры и бизоны. Молодым охотником двигало любопытство, хотя путь предстоял неблизкий. Напившись из лесного ручья и обобрав ягоды ежевики у края поляны, Лу отправился дальше. Часа через три он приблизился к краю лесного массива. Но что это? Там, где должна была виднеться река, к которой не раз он ходил на охоту со старшими, возвышалась гора. Еще недавно по знакомой тропке, испещренной копытами лосей и косуль, он шел с мужчинами племени на охоту за бизонами, а теперь ее просто не существовало!

Гора была странной. Гладкая поверхность блестела на солнце, отражая лучи и слепя глаза. Такой странной горы Лу никогда не видел. На ней ничего не росло – ни деревьев, ни даже чахлого кустарника. Она была шириной до колючих зарослей, от которых начинался густой подлесок за водопоем и высотой как те скалы, в пещерах которых жило племя Лу четыре зимы назад. Горы всегда неправильной формы, молодой охотник это знал. Ветер вгрызается в породу, выдувая причудливые фигуры, вода точит камень, растворяя его подземными ручейками. А эта гора была правильной. Четыре огромных диска служили основанием горы, на них возвышалась сфера цвета снежных вершин в период холодов.

Лу уже давно начал ощущать легкую вибрацию под ногами – будто стадо бизонов бежало от лесного пожара! Но бизонов поблизости не было, а колебания земной поверхности были постоянными, хоть и едва ощутимыми. Инстинкт охотника безошибочно определил, что источник вибраций – та самая гора-сфера, за которой Лу наблюдал, скрытый листвой.

Вдруг вибрация усилилась, а гора пришла в движение! В верхней части сфера начала раскрываться и менять форму, выдвигая по окружности прямоугольные пластины наружу. Это длилось несколько минут, а потом пластины вновь вернулись на место, зато в правом нижнем диске открылся проход величиной с небольшую пещеру и из него выдвинулся… мамонт? В этом Лу не был уверен, но зверь передвигался быстро, подняв к небу тонкий хобот и вращая большими ушами в разные стороны. Он остановился и раскрыл огромный рот!

Изо рта вышли люди. Их было семеро – трое мужчин, две женщины, мальчик младше Лу и та самая девчонка, что сидела у костра и вызывала бабочек! Одеты незнакомцы были не в шкуры, а в легкую одежду, которой Лу не видел у людей племени. Племя Скалистых гор так не одевалось, да и с Песчаного Кряжа тоже. На ногах у людей были ремешки, собранные под подошвой на куске кожи. Один из мужчин достал какой-то предмет, похожий на яйцо и вся компания начала его кидать друг другу. По звукам Лу догадался, что они смеялись, ловко отбивая это яйцо и бегая по площадке.

Мамонт все это время не шелохнулся, стоя с открытой пастью, пока игра не закончилась и люди не зашли обратно. Тогда мамонт отправился дальше, удаляясь от горы-сферы очень быстро, и пропал из вида. Лу очень хотелось проследить, куда же он побежал, но ему боязно было выходить из-под защитного покрова листвы, да и догнал бы он его вряд ли. День перевалил за середину, солнце скоро должно было достать до вершин деревьев, а Лу еще никого не поймал. Возвращаться в становище было далеко, хотелось есть, ягоды и орехи не насыщали так, как мясо.

Лу решил уйти от горы в сторону реки, что должна была вскоре показаться из-за дубовой рощи. Выйдя на берег, он отыскал длинную ветку, заострил ножом из кремня, что висел на боку, закрепленный тонкой полоской кожи. Став на берегу, Лу вгляделся в воду. Точное движение – и на острой палке бьется рыбина! Огня не было, поэтому охотник ел ее сырой, срезая кусочки ножом с крупных костей. Насытившись, запил из реки и вновь стал метко выдергивать из воды улов. Несколько пойманных рыбин нанизал на палку, служившую для добычи, перекинул через плечо и отправился в становище. Идти пришлось быстро, наступающие сумерки подгоняли. Вернулся Лу, когда совсем стемнело, отдал рыб матери и без сил упал на шкурах, сморенный сном.

Продолжение

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/yazyki-dushi/literatura/podarok-zarminy.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий