«Пока старые письма не сожжешь, новые не придут»

Евгения Горац

evgenia-kobilyanskaya

Фрагмент 2-й

Старые письма… Да вот они — в кладовке, в старом чемодане, под ворохом зимней одежды. Зачем же мне хранить старые письма, я ведь все равно помню каждое слово наизусть. Это было давно, очень давно, еще до моего отъезда в Америку. И этого больше не будет никогда. Никогда. Я так решила.

…В выходные мы с мужем и сыном гуляли в парке, кормили белок и лебедей, навещали друзей, ездили за покупками — прекрасные спокойные дни. Это жизнь, к которой я всегда стремилась. Это жизнь, о которой я мечтала в первые трудные годы эмиграции, и когда нам приходилось подрабатывать — муж разгружал овощи, а я мыла посуду в кафе — и во время учебы в колледже, в чужой стране на чужом языке. Но сейчас все позади — я могу наслаждаться каждым днем, а после работы делать все, что вздумается: смотреть кино, читать книги, посещать спортивную студию… о, кстати… Я посмотрела расписание студии. На йогу я уже не успею, пойду на класс танца живота.

В этом классе я считаюсь одной из лучших учениц, и потому что телосложение мое идеально подходит для танца живота — у меня широкие круглые бедра и гибкая талия — и потому что я умею сливаться с музыкой, будто становлюсь с ней одним целым. В начале урока мы всегда учим и отрабатываем новые движения, а в конце инструктор — бывшая танцовщица кабаре, немолодая, но яркая дама с густо подведенными бровями и томным низким голосом — позволяет нам оторваться. Она включает очередную колдовскую музыку и говорит: «Дамы, распустите волосы, встряхните головой, рассмейтесь своим страхам в лицо, проведите руками по телу, изогнитесь, отбросьте все проблемы и переживания. Есть только вы и музыка, слушайте ее, слушайте! Она — ваша владычица, повинуйтесь ей…»

Многие девушки посещают эти занятия, чтобы танцевать в баре или на частных вечеринках, а я хожу сюда ради моментов, когда можно стать на время одним целым с музыкой — и ничто не дает мне большего отдохновения. Когда музыка затихает, я некоторое время прихожу в себя, буквально, «возвращаюсь на землю». «Кого ты представляла себе во время танца? Кого хотела соблазнить?» — спрашивают меня иногда участницы. «Никого» — неизменно отвечаю я. Они не верят, но это чистая правда. Танец живота дает необходимую нагрузку, прекрасно укрепляет мышцы и развивает гибкость — этого вполне достаточно, чтобы оттачивать мастерство.

У меня нет ни малейшей потребности соблазнять кого-либо, и полагаю, никогда не будет. Жизнь полна и увлекательна и без этих глупостей.

Мое новое кольцо в виде конверта с выгравированными узорами привлекло внимание женщин в раздевалке спортивной студии. Одна из них даже попросила примерить его — я позволила, хоть и неохотно. Когда она возвращала кольцо, конвертик раскрылся — внутри оказался крошечный листок бумаги — я не заметила его раньше. Дома я рассмотрела его под лупой — там было написано «Пока старые письма не сожжешь, новые не придут». Занятное выражение. И почему Женя выбрал именно его? Хорошо бы его об этом спросить — мы обменялись телефонами и адресом электронной почты. Может и спрошу когда-нибудь.

Эти слова весь вечер всплывали в сознании — и когда я готовила ужин, и когда стояла под струями воды, и когда, закутавшись в махровый халат, пыталась читать новую книгу Марко Марича… «Пока старые письма не сожжешь, новые не придут, не придут, не придут…»

Да вот они — в кладовке, в старом чемодане, под ворохом зимней одежды. Мой самый большой страх, что со мной что-нибудь случится, и муж их найдет. Зачем же мне хранить старые письма, я ведь все равно помню каждое слово наизусть. Эти слова упрямо строятся в строчки и звучат в ушах его голосом:

«Ты обалденно красивая!»
«…Мои руки на твоих бедрах…»
«Я проезжаю иногда мимо твоего бывшего дома и забываю на мгновенье, что ты далеко… »
«В мыслях я снова поднимаюсь по твоей лестнице, ты улыбаешься мне и достаешь из холодильника замороженные ягоды».

Это было давно, очень давно, еще до моего отъезда в Америку. И этого больше не будет никогда. Никогда. Я так решила.

Утром, когда все ушли, я сложила потрепанные конверты в металлический противень и чиркнула спичкой. Все. Можно не бояться, что их кто-нибудь найдет и прочтет. Прошлое останется в прошлом.

starie-pisma

Интересно, что процесс сжигания писем меня успокоил, от вчерашнего огорчения не осталось и следа. Как обычно, я шла на работу в прекрасном расположении духа в ожидании интересного дня.

Дождь прекратился, выглянуло солнце. От Жени пришло новое письмо:

«Полинка, включи видеочат, я хотел бы показать тебе эскизы украшения, что я для тебя задумал».

Я включила.
— О, радуга у тебя за окном! — воскликнул он весело. — Хороший знак!
Его глаза лучились счастьем. Интересный мужчина, черт побери.
— Женя, ты пока полюбуйся нашей нью-йоркской радугой, а я пойду чаю себе налью, тут один чудак мой чай выпил.

Я была рада с ним поболтать — работать уже не хотелось. Эскизы он мне не показал. Сказал, что как только увидел меня на экране, сразу понял, что ни одна из его задумок меня не достойна. Чтобы сделать персональное украшение, ему нужно лучше меня узнать — тогда он поймет, что мне подойдет. А мой выбор кольца в виде пустого конверта, как оказалось, означал, что сердце мое не занято, в моей жизни нет любви, что его несказанно удивило.

— Это так, — согласилась я. — Это мой выбор.
— Разве это дело выбора? — удивился Женя.
— У меня есть все, что мне нужно. Можно прекрасно жить и без любви.
— Даже лучше? — заметил он саркастически.
— Не смейся. Спокойствие, душевное равновесие и эмоциональная независимость — куда более важные вещи, чем любовь.
— Почему ты так говоришь?

— Любовь вытесняет собой многое, что имеет в жизни смысл. И приходится выбирать — любовь или смысл. Но любовь заканчивается, а смысл — никогда. Из любви часто произрастают разочарование, равнодушие и боль, а смысл не подводит. В жизни есть много интересного кроме любви.
— Например?
— Когда любовь застилает глаза — а это именно то, что она делает, ты упускаешь много возможностей.
— Возможностей для чего?
— Для самореализации.
— О, вот тут ты ошибаешься, Полинка! Любовь — это и есть ступенька к самореализации, самая высокая, крутая и самая заманчивая. Даже не ступенька, а трамплин для прыжка. Могу объяснить…

— Нет! Мне это не интересно! Я никогда не думаю о любви, книг о ней не читаю и фильмы о любви мне скучны.
— Что же ты читаешь?
— Вот книжку Марко Марича подарили… Слышал о таком? Еще статьи по медицине и диетологии, кулинарные книги и журналы.
— Тебе это интересно?
— О, да! Я читаю кулинарные книги, как детективы. И учебники — вот где логика, последовательность, ясность и красота! Зачем мне знать о чужой любви? Это пустая трата времени.

— Ты говоришь как человек, которому не везло в любви.
— Это не так. Самое плохое в том, что как раз везло.
— У тебя это, видно, плохо кончилось.
— А разве это может хорошо кончиться? Есть всего два варианта. Все заканчивается резко, ты остаешься с разбитым сердцем, и тебе требуется много времени на восстановление. Или же все умирает само по себе, становится скучно и пусто. Поэтому любовь лучше убивать в зародыше.
— Разве любовь можно убить? Ты знаешь способ?
— Конечно. Если от нее отключить блок питания, она умрет сама и заодно освободит тебя!

Что я так завелась? Я знаю, что сделала правильный выбор. Но не рассказывать же сейчас о прошлом в самом деле! О том, как я сжала сердце в кулак и все-таки уехала с мужем и ребенком в Америку. Тот, кого я любила, просил остаться. А я испугалась, что любовь подчинит меня настолько, что я не смогу управлять своей жизнью и буду делать только то, что ему нравится. Все вышло так, как я хотела — я живу в свободной и богатой стране. Когда я освободилась от любви, у меня появилась возможность интеллектуального роста. Я смогла спокойно учиться — и теперь у меня прекрасная профессия. Я стала уделять много внимания сыну — и теперь мы с ним большие друзья. Мне хорошо и спокойно много лет. Мне интересно жить, а любовь, увы, была препятствием на пути — она занимала все мои мысли и отнимала слишком много времени и сил. Он писал мне письма, а потом умер… нелепый несчастный случай.

Но сказала я только:
— Любовь — это вечное ощущение непостоянства, вины. И еще страх, что это все кончится.
— Но можно просто наслаждаться моментом, а потом вспоминать все с радостью и удовольствием.
— Нет. Я хочу повелевать своими страстями, а не подчиняться им.
— Ой, не говори так, Полинка!
— Почему?
— А есть такой вредный старикашка, повелителем страстей себя называет. Если он это услышит, то еще чего доброго решит доказать, что ты настоящих страстей еще не нюхала. Не встречала его? Седая борода, шляпа, трость…

— Шутишь, да? А ты сам… не женат?
— Пока нет.
— Но и не одинок?
— Мы с ней уже почти три года вместе.
— Значит можно считать, что у тебя есть невеста?
— Ну все к тому идет… Ее зовут Оксана. Опа!

Он смотрел поверх моей головы. Я оглянулась. За спинкой кресла стоял растрепанный, бледный тип с зеленоватым оттенком кожи, волосы его тоже отливали зеленым и одежда была такого же цвета. В руках у него было хозяйственное ведерко с мыльной пеной и швабра.

Я встала.
— Простите, мой рабочий день еще не завершен. Вы, наверно, новый уборщик?
— Я старый, — ответил зеленый. — Старый как мир. Мы знакомы.
— Возможно. Но сейчас идите. Вы мне мешаете, — строго сказала я.
— Я всегда мешаю, — согласился зеленый. — Я невыносим. Более того, я туп, упрям и нелогичен. Буду неподалеку.

С этими словами он схватил мой недопитый стакан чая и направился к двери.
Я обернулась на экран. Женя внимательно следил за зеленым уборщиком, а тот растворился в воздухе не успев дойти до выхода.

— Ты видел? Это уже нельзя игнорировать! — воскликнула я. — Я завтра же поговорю с доктором Хьюзом! Если он работает с группой иллюзионистов, то пусть так и скажет, чтобы было ясно чего ожидать!

Женя был готов слушать, и я рассказала ему, что с появлением нового психиатра центр буквально наводнился странными личностями — они появляются и исчезают неожиданно, ведут себя нахально и лезут не в свои дела. А сам доктор Хьюз пытался пригласить меня к себе домой в первый же день знакомства, что показалось мне абсолютно неприемлемо.
— Так он в любовники тебе набивается? — поинтересовался Женя.

Я уловила нотку возмущения в его голосе, и мне это понравилось.
— Ты мужу не рассказывала?
— Хм… Если я расскажу мужу, он тут же потребует, чтобы я уволилась и занялась частной практикой онлайн — сейчас это популярно. Но я пока не готова уйти с этой работы. Мне здесь все нравится: хороший район, кабинет красивый, да и секретари и администраторы берут на себя все организационные моменты.

evgenia-gorac-pisca-masterov— Я понимаю, — согласился Женя. — То, что происходит — не обязательно плохо. Просто странно, непривычно для тебя, и не вписывается в твое понимание мира. Думаю, этот Хьюз объяснит тебе, в чем дело. И твое восприятие может измениться со временем. Но обещай, что будешь с ним осторожна, ладно? А то я волноваться буду.

Волноваться? За меня? Какой же он чудесный, мой новый знакомый!

— Звони в любой момент, — предложил Женя на прощанье. — Мне все про тебя интересно.

 

Из романа «Пища Мастеров»

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/yazyki-dushi/literatura/poka-starye-pisma-ne-sozhzhesh-novye-ne-pridut.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

3 комментария к записи «Пока старые письма не сожжешь, новые не придут»

  1. Marina:

    Спасибо, Светлана, за информацию о книге! Прочитала с огромным удовольствием.
    Очень необычный жанр, но как раз именно то, что читать очень хочется, особенно в рождественское время — пластичное, захватывающее произведение, далекое от привычных шаблонов. Слог богатый и ложится хорошо, сюжет многомерный и развивается гармонично. Нет однозначно хорошего или плохого персонажа — в различных ситуациях с различными людьми персонажи проявляют себя (или воспринимаются)по-разному — все как в жизни. Эротические сцены в том виде, в котором есть, на мой взгляд, не совсем вписываются по стилю в эту «интеллектуальную сказку для взрослых» (после сцены с Русланом дальше читать не очень хотелось из-за «эмоционального когнитивного диссонанса), но самое позднее к середине 2й книги это выравнивается.

    Интересно было выуживать из контекста различные известные мне концепции и наблюдения:
    - из наглядного образа «интеллектуально-духовной валюты» — закон кармы;
    - правило из аюрведы о приготовлении еды в хорошем настроении и в чистой одежде; в Германии, кстати, любовь шутливо называют самым важным ингридиентом (о вкусных блюдах шутят «приготовлено с большой любовью»);
    - о «живой» и «мертвой» еде — веганы и кто есть много овощей/фруктов/зелени и минимум некачественных продуктов и еды, со временем очень чувствительно реагируют на «плохую» пищу (особенно когда полагаешь, что пришел в хороший ресторан, а уже после салата усталость сваливает под стол);
    - о сне и сновидениях — о важности сна (и полных циклов сна) для веса и эмоционального здоровья + чем больше впечатлений в течение дня, тем ярче сновидения;
    - про «старые» сорта овощей — я сама охотно покупаю на рынке бордовые морковки и старые сорта помидор;
    - про вред сахара и т.д.

    Интересно было бы услышать от автора о сознательно использованных ею концепциях, и в виде бонуса получить рецепт вкусного супа с травами и кореньями)). В одном из комментариев прочитала про разломанный орех — интересно узнать подробнее (киндл не делает поиск по словам в русскоязычных текстах, поэтому эпизод не нашла, а вспомнить не могу).

    Еще раз спасибо!

    • Светлана Линс:

      Мне тоже очень понравилась книга. Хотя Евгению пришлось убеждать в том, что фрагменты ее книги будут интересны читателям нашего журнала. Евгения скромна, как все по-настоящему талантливые люди. Я рада, что мой выбор совпал с предпочтениями читателей.

      • Marina:

        По-моему, книга идеально подходит для журнала — Евгении очень хорошо удалось вплести полученные в Америке знания и опыт в канву культурного наследия советского детства)))

Оставить комментарий