Проклятая жидовка

Алла Ройтих

alla-roytich

Фото: Алена Попова

Когда есть тот, на кого можно свалить все неудачи — жить легче, это известная истина. И самый известный стрелочник — и в истории, и в каждом отдельном случае,- конечно, еврей. Кто ж еще? — таков лейтмотив новой повести Аллы Ройтих.

Часть 1-я «Ира»

- Бей евреев и почтальонов!
- А почему почтальонов?
(Старый анекдот)

Balkon-s-cvetamiСегодняшний день определенно был создан Богом для приятных встреч. Красиво пели птицы, пейзаж был ухожен и душист. Ира с Лилечкой сели, машина тронулась.

Таксист кивнул на девочку:

- Сестренка?

- Дочка.- Ира задумалась. Сколько раз она это слышала? Миллион, два? И ведь не дежурный комплимент, они и в самом деле не выглядят, как мать и дочь!

- Во сколько же ты ее родила? В 16?

- В 25. Я просто очень молодо выгляжу.- Ира еще раз оглядела Лилечку и осталась довольна. Черная юбочка, бирюзовая — под глаза — маечка, туфельки — куколки, цепочка на бесконечной ноге цвета мокка, на фарфоровом круглом личике — безмятежность абсолютной любимости. И совсем не похожа на нищую безотцовщину!

- Твоя мама потрясающе выглядит!- обратился водитель к каштановой макушке, погруженной в фейсбук, и добавил с характерной для Израиля добродушной бестактностью: Передай мое восхищение вашему папе, который так хорошо о ней заботится!

- Обязательно!- Ира послала мысленный поцелуй мистеру Цукербергу, в нужный момент отключившему детские уши. — Мы как раз к папе сейчас и едем.

palmiОна и в самом деле меньше всего походила на мать-одиночку, растящую дочь без копейки алиментов, только на помощь государства, которая, судя по рассказам подруг по несчастью, была все-таки больше, чем скудное участие их вдруг ставших минимально трудоспособными мужей. Ложь бывает разная: наглая и мелкая, невинная и во спасение, хвастливая и прибедняющаяся. Ира выбрала хвастливую: все видели красивую, умную, счастливую женщину в расцвете сил и лет, с лицом царицы Клеопатры (как ее принято изображать). И прическа такая, и взгляд больших желтых глаз под высокой челкой, и гордая поступь. Ира врала всем своим видом (такое вот облако позитива и уверенности в себе), что все у нее хорошо.

И тогда, когда денег не было нигде — ни в кошельке, ни на кредитке, ни в банкомате. Всегда много, в нескольких местах работала, но уже через день после зарплаты оставалась на нуле: все уходило на оплату счетов…

И тогда, когда три года назад появились постоянные головные боли, стала неметь вся правая часть тела, и у нее подозревали опухоль в мозгу, когда проходила всякие мудреные проверки, голову закладывали в дырку и подключали к ней электроды, вводя в нее — ощущение не из приятных — препараты, меняющие внутричерепное давление.

И тогда, когда смывая дерьмо с унитазов на третьей своей подработке, она, опираясь на святые заповеди коучинга, представляла себе, что это шоколад: ведь запаха все равно нет за обильно наливаемой кислотой! Она, с красным дипломом архитектурного института, оценки которого, наверное, пробегали красной строкой по ее высокому лбу, потому что только слепой или ленивый не удивлялся тому, что такая женщина делает на этом дне жизни.

Одно дело – сутки напролет работать для собственного удовольствия и самоутверждения. Другое — когда выбора нет, и берешься за что попало, дабы выжить, и даже по сторонам не можешь оглянуться — не то, что попытаться – хотя бы присмотреться, куда прыгать, чтобы попасть наверх…

И тогда, когда «ни выхода не вижу, ни ответа»…

Они и в самом деле ехали на встречу с Лилиным отцом, с которым Ира разошлась 12 лет назад и которого так жирно вычеркнула из своих мыслей и жизни, что не узнает сейчас на улице. Альбомы со свадебными и еще какими-то совместными фотографиями валялись в дальнем шкафу, на случай, если дочь попросит. Но она не просила ни разу с тех пор, как просмотрела их пару раз — совсем по отцу не скучала. Он в Москве, они – в Тель-Авиве, общение урывками, не вживую и даже не в скайпе. В окружении дочери полных семей было мало, поэтому никаких комплексов она не испытывала. У Иры же тот трехлетний союз не вызывал никаких эмоций. Тогда, еще в Алма-Ате, после того, как любовь постепенно, в разных количествах — то потоком, то по капле – вытекла, Ира подала на развод. Нет, они не ссорились, все было тихо и корректно (кстати, ссоры — это хотя бы попытки понять друг друга, и они бы, возможно, их спасли…)

Что ж, ошибка, со всеми бывает. Проехали явление, живем дальше! Она, еврейка, уехала с родителями и бабушкой в Израиль, он, татарин по отцу и армянин по матери, — в Москву. Она даже и не вспомнит, почему разошлись. Кажется, каждый пел свою песню, мотивы и голоса абсолютно не совпадали, и никогда у нее не было с ним тепла, защищенности и нужности, так необходимых женщине в браке…

Или была другая причина? Ира удивилась: никогда об этом не думала! Да, жизнь динамична, столько событий, и так часто они меняются, и каждое кричит о себе так громко, что загружает все внутренние голоса. Но все-таки… Ни разу за все 12 лет, а ведь это отец Лилечки! Дочери, как говорят, берут генофонд отцов. Что ей досталось?

Не думать об этом — непростительное легкомыслие. Но Ира ничего не могла с собой поделать: деструктивное прошлое отпадало от нее, как старый хвост от ящерицы. (Возможно, именно ею она и была в прошлой жизни), оставался только позитив — счастливая природа, доставшаяся от мамы, великой оптимистки и умницы.

zakat«Бывший», впрочем, особо не напрягался: сначала платил мизерные алименты, более-менее регулярно звонил, но потом исчез на несколько лет. Ира — не было выбора — влезла в долги, набрала ссуд у банка. Возвращать надо было с процентами, и началась у нее жизнь, в которой каждый день похож на станок с крошечным перерывом на пару перекуров, и миллионы грандиозных планов задавлены усталостью от не грандиозных дел.

Учила иврит, подтвердила диплом, умудрилась окончить курсы по специальности, и сейчас находилась в поисках работы. Долги остались, но чуть-чуть, и они с Лилечкой даже позволили себе купить несколько вещей в приличных магазинах, а не на мятых распродажах возле шука (рынка) Кармель.

Личное? Ничего серьезного и даже несерьезного — не до того было. Ира была очень длинноногая и красивая, мужчины — в Израиле народ эмоциональный и откровенный — заглядывались на улицах, а самые смелые посылали воздушные поцелуи и просили телефон. Но когда встречаться, если вся жизнь расписана по минутам, и все равно она ничего не успевает?

Как бы энергична и целеустремлена ни была женщина, что-то в ее жизни обязательно будет запущено. У кого-то это внешний вид (жеваный тазик выглядит краше), у кого-то кухня (еда наскоками и всухомятку), у кого-то карьера, или дом (трехэтажная грязь). Или личная жизнь, или общение, или ребенок (засунуть его в кружки или в спорт, или пусть торчит на улице, у телевизора или в компе), пожилые родители (поцеловать-поговорить, они же как дети), здоровье (свое и близких)… Все зависит от системы приоритетов.

Для Иры главным в этом списке были карьера, близкие и дом. Мама, овдовев и похоронив свою маму, совсем расклеилась и постоянно болела, с Лилечкой Ира по-честному сидела за уроками и водила на кружки, по музеям и театрам — как же без этого? Беспорядка Ира панически боялась, терялась в нем и словно «выходила из системы», поэтому бесконечно терла, мыла, раскладывала вещи — без этого тоже никак! Долго побеждала свою болячку в голове — это оказалось что-то сосудистое, сейчас мигрени ее не мучают и туловище не немеет, спасибо израильской медицине.

Вот на все это и уходило все время…

nocnoy-gorodОбщение? Подруги были замужем, поэтому она лишь изредка встречалась с ними в середине недели, общались в соцсетях. Выходные проводила с мамой и дочкой, читала, занималась йогой, переводила статьи с английского и иврита… Было не скучно: Ира была одна из немногих, кому хорошо наедине с собой, (кстати, огромное счастье). А на неделе вся ее жизнь состояла из того, как бы выгадать лишних 15 минут для сна и не опоздать на работу, с которой затемно возвращалась.

Но спящая красавица даже во сне ждет принца, и Ира, конечно, мечтала о любви. «Я хочу напасть на мужчину, забыв о разуме и расчете. Не уговаривать себя быть с ним, не жалеть о том, что выползаю на свидание из дома, где так много интересного и по которому потом, на свидании, скучаю. Жду своего часа терпеливо и молча, сжав зубы», — так написала она недавно в своем дневнике.

Такой мужчина все не появлялся. Зато около 10- ти месяцев назад вдруг вышел на арену «бывший»: стал звонить, просить фото Лилечки, спрашивал, как дела, и даже прислал некую сумму.

Продолжение

*/ Все фотографии из личного архива автора

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/yazyki-dushi/literatura/proklyataya-zhidovka.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

Подписаться

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

2 комментария к записи Проклятая жидовка

  1. Валентина:

    Одно дело – сутки напролет работать для собственного удовольствия и самоутверждения. Другое — когда выбора нет, и берешься за что попало, дабы выжить, и даже по сторонам не можешь оглянуться — не то, что попытаться – хотя бы присмотреться, куда прыгать, чтобы попасть наверх…

    Это так знакомо! Спасибо, что в мою душу заглянули! И я вообще я восторгаюсь каждым абзацом!

  2. Алла:

    Валентина, спасибо! Я очень рада, что Вам понравилось. А то, что написала- это из жизни. Из моей. Был такой период. Один из самых неприятных в жизни.

Оставить комментарий