Странный сон

Алла Ройтих Ожидание Кето, или мысли у стены плача — часть 4-я

alla-roytich

Фотограф: Сергей Шустерман

Предыдущая часть

Разочаровав горящих юношей отказом, мы вышли на улицу. Небо уже начинало зажигать первые звезды, и мы поторопились разъехаться — конечно, с крепкими объятиями и громкими уверениями в любви и дружбе.

Я сразу легла спать, даже не разделась. Мне приснились белые шелковистые птицы с грандиозным размахом крыльев.

ptici

Фотограф  Михаил Левит

Они падали с головокружительной высоты – на людей, предметы, животных, калечили их, а я со всеми своими прошлыми и настоящими друзьями сидела в помещении, боясь выйти… Что за бред???? Будильник не дал досмотреть кошмар до конца, но весь день потом я судорожно искала в сонниках приемлемое объяснение среди моря разных интерпретаций… Тщетно. Наверное, человеку с ненормативной жизнью положены и ненормативные сны?

С Кариной мы больше не виделись и не общались. Только раз она позвонила, сообщила, что все тело — в не проходящих прыщах и язвах, ее в больнице еле спасли от удушья: сделали капельницу, загрузили кучей анализов…

- А как твой Шницель? Помог тебе?

- Да в командировке он… Когда трудности — у него всегда алиби… (Я вспомнила передачу о взаимоотношениях животных. Один из видов рыб навечно врастает в самку и сосет у нее кровь — он и муж, и отец, и одновременно наглый придаток…)

- Дети помогли — слава богу, уже взрослые. Я… — тут связь захрипела, исказилась и прервалась. Я потом несколько дней звонила, но ответа не получила.

Что ж… Бог посылает нам людей на столько, насколько считает нужным, забирает тогда и  так, как он считает нужным, и если решил не сводить вас с кем-то лицом к лицу — будьте спокойны, слово свое сдержит.

Так было и у меня с Кето — посчастливилось лишь видеть знойного принца издалека, или слышать о нем от его очарованных женщин, и его самого, по телефону… Не суждено мне было знать, взошли ли снова солнца его правдивых очей на сайте знакомств: через месяц после заупокойной мессы с Кариной (и ПО КАРИНЕ ) я познакомилась с Игорем, молниеносно в него влюбилась и выехала и из неотразимого Рамле, и из сайта. По иронии всемогущей Судьбы Игорь жил не только в Иерусалиме, но и напротив той веселой пивнушки, где мы так плодотворно пообщались с покойной г-жой Трахтеншницель. Теснота мира порой шокирует!

В один из прохладных выходных вечеров мы с Игорем гуляли перед сном. Он встретил сослуживца и остановился с ним, а я считала ворон, не участвуя в скучной рабочей беседе.

vecherniy-gorog

Фотограф: Сергей Шустерман

И вдруг — так вздрогнула, что даже слегка подскочила! Боже правый, святое семейство шницелей (оно же — коммерческое предприятие) – медленно выкатывалось навстречу из кафе! Фимка с супругой, пара-тройка толстопопых тетушек и толстопузых дядей — все были веселы, ярко одеты и обсуждали что-то, активно помогая себе жестами. Похудевшая и помолодевшая Карина держала мужа под руку крепко и уверенно, и ее жгучие очи сияли эротическим огнем. Я поняла: тут все хорошо! Вспомнила, что она просила у Бога в тот наш общий к нему визит: мудрости, понимания всех ситуаций как и его, всевышнего, — уроков. Похоже, они тогда c НИМ поладили. Карина сумела все, если не изменить, то хотя бы принять безболезненно и для себя самой, и для тех, кто ей дорог. Но сам подлый отравитель украдкой гулял глазами по сисям, ножкам и попам, и даже мне успел подмигнуть!

«…и был он нежней и теплее, чем самые чудные дни детства… его глаза и плечи, руки и губы, стать и удаль снились каждой девушке Тбилиси — и бедной крестьянке, и родовитой дворянке. И даже раздобревшие мамушки и пожилые кормилицы выходили из домов, заслышав мелодичный стук копыт его белого, сияющего жеребца… О, Кето, Кето, прекрасный принц, тонкая девичья песнь любви и надежды!»

Карина тоже долго и внимательно на меня смотрела, но в тот момент, когда я открыла рот для приветствия, быстро и неприятно отвернулась. Стережет свое предприятие и почетную должность менеджера. Я примерила на себя ее жизнь: смогла бы? Вместо ответа  пришел другой — на тот странный сон после встречи с Кариной: птицы высоких идеалов и устремлений вдребезги разбиваются о серый быт и тихую взаимную ненависть под сладкой маской мудрого компромисса!

Да, вне контекста обстоятельств любая прописная истина превращается в абсурд. Но с чем мы все останемся, если сотрется последнее?

Мы с Игорем вернулись домой. Он сел к компьютеру, я встала к плите, невольно размышляя: а вдруг он тоже планирует отравление, как Кето? Каким, интересно, ядом, что сейчас в моде?..

Постепенно привыкаешь ко всему, даже к извращениям. Прошлые зловещие истории из личной жизни научили не ставить перед собой никаких далеко идущих целей, не думать ни о прошлом, ни о будущем. Нет даже завтра и вчера. Только — сегодня. Я взрослая, я многое в этой жизни понимаю. Например, то, что вне контекста обстоятельств любая прописная истина превращается в абсурд. жизненные ценности

Но с чем мы все останемся, если сотрется последнее?

gorodskoy-kvartal

Фотограф: Ольга Уварова

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/yazyki-dushi/literatura/strannyj-son.html

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий