Теряя голову, не теряй хотя бы лица…

Алла Ройтих «Цепь» — часть 1-я

alla-poytih

Фото: Стелла Ключевская

Страдая и раздражаясь, мы привыкли искать причину своих срывов вовне: в жизненных ситуациях и в действиях других людей, близких и даже совсем нам незнакомых, случайно оказавшихся рядом. И подчас только настигшая трагедия заставляет нас иначе посмотреть на себя и пересмотреть свое поведение. Ведь все возвращается как бумеранг и убивает нас самих. Об этом новый рассказ Аллы Ройтих.

Звено первое

Во сне она начала улыбаться, и первый солнечный луч скользнул по щелкам еще закрытых глаз. Доброе утро, выходной! Доброе утро, блаженная возможность ничего не делать и ни о чем не думать, счастье свести темп дня к нулю, вкушая его, этот день, как самое вкусное в мире яство!

utro

Фото автора

Галина улыбнулась еще шире, вспомнив о десерте — вечерней встрече с Любимым… Не раскрывая глаз, она медленно восстанавливала в памяти его образ: улыбка уголками губ, бирюза в бронзе — его глаза на загорелом лице. По телу забегали чувственные волны…

Они встречались уже около года, и была у него одна особенность: давал о себе знать ежедневно в одно и то же время, около полудня — или звонил, или писал, или просто отправлял что-то интересное. А сегодня был их день — среда, и она специально взяла выходной. Но…
Но он не написал и не позвонил. Около часа она обескураженно сидела с онемевшим подбородком. Что могло случиться?

Позвонила сама. Ответил сразу, словно ждал ее звонка, сказал своим с ума сводящим низким голосом:
- Все закончилось, я ухожу. — И отключился.
Как же так? Мы ведь ни разу не поссорились! И всего несколько дней назад громко звучали поцелуи в трубку!
Она набрала его еще раз и прорыдала:
- У тебя другая женщина или во мне что-то не так?
Даже слушать не хотел, перебил:
- Все, я занят, не звони больше. Я не отвечу. — Непробиваемый асфальт, цемент, он и в самом деле больше не ответил, хоть она с шизофреническим упорством набирала его, кружа по квартире неровными кругами…

Захотелось пойти в похоронное бюро, купить гроб, открыть крышку, лечь и ждать вознесения (в рай, куда же еще?). Потом накатила раскаленной волной злость. Чтобы не перебить всю домашнюю утварь и самой сохраниться, она села в машину и выехала в направлении моря. Езда и шум волн всегда ее успокаивали и отрезвляли — и от алкоголя, и от всевозможных других аффектов.
Солнце сбежало за необъятную серую тучу, которая закрыла море, но дождем проливаться ни в какую не желала. Это было хорошо: погода резонировала с состоянием женщины, ведь страдать в веселый солнечный день, когда вокруг все любят, пляшут и смеются, — намного мучительней!

Дороги были пустые, но на автозаправке образовалась очередь, которые Галина не переносила, а тут еще какая-то дама в юбке, намного короче положенной в ее критическом возрасте, нагло оттеснила Галину, украв нее не только ее очередь, но и немалый кусок оскорбленного человеческого достоинства.

koshki

Фото автора

- Ты куда прешь, старая развалина? Ты разве не видишь, что сейчас — я? — Галина проворней лани выпрыгнула из своего джипа и шла на врага с гранатой всех настоящих и прошлых обид, благополучно усопших, но реанимированных этим жестоким утром. — Думаешь, если ты сабра*, то тебе все можно? (*сабра — коренная жительница страны).

Дошло до взаимных оскорблений, даже до мата. Дама в короткой юбке поначалу добродушно извинилась за свою оплошность (говорила по телефону и Галину просто не заметила) и уступила ей место. Но Галину неудержимо несло, она постоянно повторяла это «старая развалина» и бесцеремонно тыкала в даму пальцем, кивая на нее народу. Дама не могла стерпеть обиды и тоже сказала «пару ласковых» на тему того, что Галина тоже уже не нимфетка, прыгнула в свой мотоцикл и уехала.

Галине стало легче. Она долго сидела на море, слушая медитативный шум. Солнца не было. Мир стал сер и скучен.

Звено второе

motocycle

Фото автора

После инцидента на автозаправке госпожа Аделина Кац чувствовала себя, как разъяренный бык перед красной тряпкой. Надо же, ее назвали старой развалиной! Ее, мимо которой ни один мужчина не проходит без эрегированного взгляда! И в самом деле, Аделина- высокая, стройная брюнетка восточного типа — была хороша для своих 48-ми лет: роскошные волосы и ноги, силиконовая чувственность губ, кожа, по которой неоднократно прошелся целительный глубокий скраб, а сауна, массаж, спорт и косметичка молодили еще на пять-шесть лет. К последнему из перечисленных живительных средств – косметичке — она в тот полдень и направлялась, и была в великолепном настроении: на утреннем совещании заключила не только выгодную сделку, но и удостоилась особой премии кoмпании – «самый обаятельный менеджер». И тут — эта гадина на синем джипе, как кувалдой по голове: старая развалина! Аделина шла по салону косметической клиники, изо всех сил стараясь избавиться от кислой гримасы, синтетически улыбаясь постоянным клиенткам — худым леди с переделанными носами, губами и вторичными половыми признаками. Они отвечали тем же (вернее, одним и тем же, потому что мимика переделанных фейсов как правило одинакова).

Есть люди с неговорящими глазами, но Аделине в этом плане не повезло, и косметолог Светочка — нежное чувствительное создание 27-ми лет от роду — вся внутренне напряглась, предчувствуя неминуемый конфликт…

Аделина покосилась зверем на ее прелестные ножки под юбочкой под самую точку j и пухлые молодые губы и щеки. Уж ее еще долго никто не назовет старой развалиной! Отрицательное я, сидевшее в (была она женщиной совсем не злой) малоизвестных глубинах, вдруг вылезло и обрушило на Светочку, которой раньше она была очень довольна, неистовый шквал претензий: и руки у нее грубые, и отношение к работе поверхностное, и другие совсем не заслуженные гадости. А главное — она обязательно напишет об этом во всемогущем фейсбуке!

Косметолог, багрово-фиолетовая от эмоций, с минуту смотрела вслед горделиво удаляющейся Аделине, потом нервно выкурила одну за другой целых три сигареты (недельная норма!) и раньше ушла с работы, пожаловавшись на сильные колики в сердце.

День был черно-белый: гадкая туча — тюрьма дождя — лишила его не только солнца, но и всех ярких красок. Тоска…

Звено третье

ulitca

Фото автора

Все 20 минут от клиники до автостанции косметолог Светочка говорила со своим внутренним голосом о неадекватном и жестоком мире, готовом укусить в любую минуту. Аделина, самая приятная и доброжелательная из клиенток, всегда оставляющая или чаевые, или купоны на скидки и билеты,- как она могла? Оборотень, теперь она в фейсбук напишет… Светочка неприязненно косилась на прохожих. Было ощущение: вот-вот любой из них обернется страшным чудовищем, выпустит клыки, когти и прочую гадость!
А вот и первое превращение – «русская» дамочка на автобусной станции, в очереди. Модно одетая, при тщательном макияже, с явной претензией на гламур, она говорила с кем-то по мобильному деликатным голоском, на грамотном иврите, и речь шла о театрах, музеях и выставках. Но через пару минут…

Автобуса долго не было, собралась большая толпа. Когда он наконец приехал, все ринулись вперед, а дамочка — в первых рядах, грубо всех расталкивая. Светский лоск слетел с нее — как не было! И обычно тихая Светочка не выдержала, заорала на «мисс гламур» не своим голосом: «И куда же вы прете, дама? Ведь видно, что автобус большой, все поместятся! Ваше стремление красиво и стильно одеваться и правильная речь — это похвально, слов нет. Но недостаточно для статуса, к которому вы так неистово стремитесь!» Краля присмирела, свернула спину сконфуженным полукругом и мышью прошмыгнула на свое место…

Враг повержен! Светочка была полностью удовлетворена.

Продолжение

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/yazyki-dushi/literatura/teryaya-golovu-ne-teryaj-xotya-by-lica.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий