Хорошо, плохо… И Светлана

Алла Ройтих «Еще одна ее весна» — Часть 10-я

alla-roytich

Фото: Алена Попова

Предыдущая часть

15 апреля

Прошли ночью дожди, и на улице сейчас свежо и ясно. Птицы заливаются — весна! У меня выходной, я проснулась поздно и организовала себе неторопливое утро — лакомство, о котором давно мечтала. Да и не выспалась накануне ночью — был секс до миллиона оргазмов перед отъездом Алекса на недельные гастроли в Индию. Мы пили вино и ели виртуозно приготовленные им салат и курицу, много смеялись и планировали совместно провести Песах — без тени сомнения, что это будет. Он отдал мне ключ от квартиры, чтобы я приехала накануне его возвращения и ждала: «Искупайся и лежи, я наброшусь». Обожаю его чувство юмора!

Да, попрощались мы очень тепло. Но…

Но в последние дни иногда возникало какое-то напряжение между нами. Алекс иначе смотрел и общался, больше обычного пил — короче, был не такой, каким его знала эти 6 недель (хм, счет идет на недели, как при беременности!..). На мои конкретные вопросы об этом получала в лучшем случае неконкретные ответы. И тут…

Закрыла за ним дверь, искупалась, вышла в комнату, открыла шкаф взять фен. На меня упала его записка, адресованная ей:
«Светочка, вернись! Я больше никогда не сделаю ничего, что тебя огорчит. Ты — моя любимая Светочка», — огромными буквами.

Я вспомнила его сообщения ей в ватсапе уже в мой сезон, ошибочно попавшие ко мне и его исчезновения на выходные, позвонила и рассказала про записку. Он был приветлив и лиричен со мной, как с любимой, а от записки просто отмахнулся:

- Оставь, не думай, она в прошлом! Записку я писал в январе, а сейчас — апрель. Светка ее видела, но никак не отреагировала — только поржала пьяным смехом. Потом сама хотела приехать — тоже спьяну, но тогда уже я отказался… И вообще, за это время многое изменилось. Сейчас я думаю, что, возможно, любил не реального человека, а выдуманный образ. Что с ней сейчас, какая она?.. Даже вопросы эти сейчас не интересны, пусть только вещи и документы заберет. А записку я просто не выбросил, ты же знаешь, какой я неорганизованный!

Он говорил о ней как о ком-то уже не нужном, обузе, от которой только и ждет, когда сама отпадет засохшей болячкой. Как же хочется в это верить!

Я вышла на балкон с бокалом белого вина, перевернуто отразившим природу и солнце. Перевернутое и неправильное тоже бывает прекрасно, и после всех сомнений, колебаний, вопросов эго и прочего я решила не прогонять Алекса: в конце концов, он — радость, праздник жизни и эмоций. Я не молода и особо не набалована, и не стоит торговаться с Богом, диктуя ему ту форму, в которой он должен был эту радость преподнести. А как принять — это уже от меня зависит…

bokal-vina

Фотограф: Анастасия Шуламитская

16 апреля

Вчера он появился, как только нога его ступила на землю Бомбея: прислал селфи и фото из окна отеля. И сегодня мы тоже на связи, я искрюсь и пузырюсь в своем маленьком бабьем счастье, как бокал шампанского. Днем много смеялись, болтали обо всем — и, конечно, об Индии, в которой оркестр неоднократно бывает, о специфике их гостиничного быта, о культурах разных уголков этой экзотической страны. Каждые четверть часа — его сообщение. Это украсило нудный рабочий день и одинокий бездетный и безлунный вечер…

В последнее время вижу яркие, логичные, интересные сны на тему повседневной реальности, все ощущения в которых увеличены в разы и под сладким соусом неги. (Шизофрения? Возможно…)

И сегодня во сне я увидела…

Помимо записки, на меня вчера из того шкафа упали презервативы. Много, 20 упаковок, по 100 штук в каждой. Оптимист ты, Алекс! Я не знала, плакать или смеяться: во сне жилет из этих изделий украшал его мускулистый торс. (И хранил, как бронежилет: тоже ведь средство защиты…)

17 апреля

na-verande

Фотограф: Алена Попова

Боже, как хорошо вставать ранним утром! Весь день нет усталости, хоть спала мало часов. И ученые доказали, что вырабатывается какой-то специфический гормон хорошего настроения.

На работу приехала раньше, сидела в кафе рядом с офисом, пила кофе, составляла планы на день и на месяц, анализировала бытие и сознание, смотрела на него со стороны. (Зачем? Мазохизм какой-то…)

Что происходит? Чего больше — хорошего или плохого?

На работе все время есть, чем заниматься, день бежит быстро, забывается вопиющее несоответствие усилий и зарплаты. Это хорошо.

Дома непривычно тихо без моей девочки, непривычно чисто. И это плохо. Тот самый алогичный случай, когда бесит чистота.

Сальвадору пофиг, он по ней не тоскует, лежит на пороге в вальяжной позе.

kot

Фотограф: Ройтих Алла

Посадить напротив и любоваться — вот лучшая психотерапия, кошачье спокойствие и нега словно перетекают в меня, каким-то фантастическим образом уходит усталость, и вмиг прощаются ему укусы и царапки, беспричинный наглый ор в 5 утра и сон на моих театральных сумочках… Это ни хорошо и ни плохо. Это кот.

Мама — в порядке, как всегда всем довольна. Как всегда, с ней можно говорить на любые темы. Это дважды хорошо — значит, прекрасно!

С дочерью — никакого контакта. Из фейсбука (еще раз огромное спасибо Цукербергу) я узнала, что она была в итальянском ресторане, ела лазанью и пила вино, что она красива даже без косметики и виртуозно пользуется столовыми приборами.
«Варварство — это отрицание и полное уничтожение чужого опыта» — возможно, эта цитата о судьбе поколений и государств. Но разве наша с ней история — не микрочастица истории государства и поколения? Мама твердит, что мне надо отделить ее от себя, понять, что она автономное зрелое существо со своей системой ценностей и приоритетов, что своим отторжением она именно это и пытается нам объяснить. «Не навреди» значит «не лезь».

Наверное, все с ней все-таки хорошо.

zakat

Фотограф: Ройтих Алла

Сейчас уже вечер, я дома. Сеанс мазохизма продолжается, я анализирую свое бытие. Только что дважды говорила с Леной. Она позвонила сама, — ну, наконец- то! Во рту и в носу у нее — сгустки гноя, кашель и насморк. И все!!! Для нее это — ведь все относительно — богатырское здоровье, и я вскочила налить себе виски — отметить радость. Но через полчаса она перезвонила и все испортила.

Вдруг сказала:
- Если бы я узнала, что мне суждено умереть через пару дней, знаешь, что бы сделала? Все добрые дела, какие возможно. Может, даже собой бы пожертвовала. И вовсе не потому, что хочу принести какую-то взятку Богу. Просто душа просит. Без объяснений.
- Странные у тебя мысли, однако. Фильм на такую тему смотришь, что ли? — Я изо всех сил старалась сболтнуть лишнее и скрыть нарастающую тревогу.
- Да нет, просто подумала… сложно объяснить, оставь. Ты имеешь карточку донора органов?
- Да, конечно, и дочь моя, и все ее друзья.
- А-а, ну ладно. Пока.

Хорошо, плохо… Я не знаю, что и как о ней думать.

Алекс сегодня лишь отметился: в последнее время занят чем-то неопределенным, но очень и очень важным. Разговор не клеился. Его в основном поддерживала я, попутно жалея об этом. Это очень, очень, очень, очень, очень, очень, очень, плохо. Да, именно так, 7 раз.

18 апреля

Надо завтра заскочить в его квартиру, проверить, все ли в порядке — тем утром убежала от него полусонная и не в полном адеквате. Если есть посуда грязная — помыть, может, что-то легкое к его приезду приготовить. Думаю нажарить блинчиков с сочной луково-куриной начинкой, они классно у меня выходят! Удивлю, порадую любимого — так думала с утра, но к концу дня воодушевление пропало: он и вчера сидел в ватсапе далеко за полночь, и сегодня много, но мне – ничего!

Я мужественно молчу. Сна нет, болит сердце, глазею на маленькую несчастную луну — идеальный экземпляр для вытья. И — таки чуток повыла, сопровождаемая хором уличных котов и Сальвадором, вывалившимся из шкафа и забравшимся мне на колени — действие, совсем ему не свойственное…

luna

Фотограф: Ройтих Алла

19 апреля

Уснула под утро. Приснилось разбитое зеркало. Может, этот сон — предостережение?

Как оказалось, да: к полудню он написал, чтобы я ни в коем случае у него не появлялась. Свете вчера к ночи приспичило забрать свое барахло, но вместо этого она – даже сумку для вещей не привезла — сразу полезла в его компьютер (который почему-то оказался открыт — не специально ли?). Нашла там нашу эротическую переписку, всех об этом оповестила (время — совсем не детское, повторяю), и устроила грандиозный погром: повытаскивала все из шкафов, перебила кучу посуды, прислав зачем-то Алексу фото бедлама. На шум прибежал хозяин квартиры, живущий через стенку, успокаивал ее, а потом они вместе выпили полбутылки виски, которую она с риском для жизни редких полуночных прохожих швырнула из окна. (Только и слышу я: она то это порвала и разбила, то-то…) Королева разрушений.

Теперь она там.

Мы проговорили сегодня долго днем, но к вечеру случилось нехорошее: он вдруг перестал отвечать на мои смс. Я учуяла неладное, начала ему звонить, но линия была занята, и он не переключался, хоть и мог. Значит, беседа — почти двухчасовая — была очень важна для него. Я приняла сильное снотворное, но уснуть не смогла. Отяжелела голова, помутнели глаза, но Морфей все не шел никак — и я снова звонила, звонила… К полуночи ответил. Я спросила напрямую, не со Светланой ли был щебет. У него срочно разболелась голова, мы закрыли разговор.

20 апреля

Дождь, гром, молния, ветер, валящий деревья столбы и даже башенные краны. Аялон, главное центральное скоростное шоссе, превратился в реку, несколько особо опасных мест закрыли, образовались пробки, народ добирался на работу по 5-6 часов. Я видела несколько вывороченных с корнем деревьев — отнюдь не тоненьких. Они напоминали убитых солдат на поле брани.

Обеденный перерыв, я сижу в нашей уютной столовой, цежу кофе и смотрю в окно.

okno

Фотограф: Алена Попова

Часов в 10 утра позвонил Алекс. (Появилась Светлана — начал звонить. Ясное дело, ведь не опишешь же пером всю колоссальную массу связанных с ней эмоций! А все, что со мной, укладывалось в несколько десятков строчек…)

Сообщил, что хочет дать ей шанс. Хочет проверить свои чувства — остались, нет? Он ведь раньше просто с ума сходил от любви, да и теперь еще что теплится. Но он любил ее ту, прежнюю, а что почувствует сейчас — не знает.

Думаю — он для себя уже все решил. Просто передо мной неудобно, пытается смягчить удар. Здравомыслящая сторона моя все поняла, а желающая не хотела с понятым мириться и гнала факт изо всех сил…

- Это значит, что я потеряю тебя, но ничего не могу с собой поделать. Я не знаю, как с ней будет, что будет… Позволю вещам происходить, пущу все на самотек…И, разумеется, кто-то пострадает.

И этим кем-то снова буду я — мягкая, добрая, хорошая девочка-дурочка.

- Да, со мной будет скучно. Я не звоню по ночам общим друзьям, не напиваюсь до неадекватности, не бью посуду… — я прибито примолкла, всерьез стесняясь своей хорошести.
- Не мучай меня! — Он почти кричал. — Я уже смирился с тем, что она ушла, и начал привязываться к тебе. Поэтому я совершенно потерян. Мне так нравилось обнимать тебя по ночам!..
-Ты весь вечер вчера говорил с ней?
-Да.
- О чем?
- О жизни.
- В любви друг другу признавались?
- Она сказала, что меня любит…
- Ну, и ты, разумеется, да?
- Я был с ней полтора года, неужели ты не понимаешь?..

Каждый последующий его аргумент опровергал предыдущий. Вот, к примеру:

- Я бы очень хотел, чтобы таксист забрал ее от меня. И тогда бы все само собой разрешилось. И вообще, я не звал ее, она сама пришла!

Убийственная логика!

Почему я должна зависеть от какого-то там таксиста и неуравновешенной алкоголички? А где в этом вопросе он сам?

Продолжение

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/razvitie/yazyki-dushi/literatura/xorosho-ploxo-i-svetlana.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Оставить комментарий