«Мои университеты…»

Элина Дорофий  «У нас в Испании…» Часть 3-я


«Интерна» — значит работать и жить в том же доме, в комнате для прислуги. С ненормированным рабочим днем. Плюс частые приемы гостей и праздники, то взрослые, то детские. К тому же, функции уволенного садовника, которые хозяйка также переложила на меня, узнав, что я знакома и с этой работой.

Фото:  с мужем на празднике

Выходными днями, в моем случае,  были четверг от 16.00 до 21.00 часу и  каждое второе воскресенье, так как хозяйка была разведена, и двое детей 4 и 6 лет, по закону, поочередно проводили выходные то с мамой, то с папой.

Хозяйка, живущая на деньги 4000$, что ей по закону выплачивает муж,  - разбалованная высшим обществом, горячая, нервно измотанная женщина имеет жениха-летчика, который между полетами приезжает  к ней позагорать в саду, искупаться в бассейне. Любит выезжать по ночам в рестораны, и считает, что прислугу, которая «поумнела», надо менять.

Дети — испуганные и растерянные, плачущие и часто агрессивные. Отец детей — аристократ (его сестра замужем за наследным принцем Болгарии), богатейший человек, имеющий частные самолеты,  яхты, но… пьющий. Хочет отобрать у матери детей.

И вот я  — прислуга, не знающая ни языка, ни кухни, ни способа жизни, в который попала, принимающая все очень близко к сердцу, добросовестная и гордая. Но, вместе с тем, твердо знающая, что назад дороги — нет, надо прорваться и выстрадать. А для этого набраться терпения и воспринимать мир  широко открытыми глазами и ушами. Но все это во много раз труднее, когда ты  — нем!

Важность знания местного наречия в моей ситуации я оценила сразу. Чтобы не выглядеть здесь  дурой и чего-либо достичь, необходимо выучить очень хорошо испанский, не только разговорный но и письменный. Первые полгода я только слушала и отвечала отдельными словами, затем отдельными фразами.  На мое счастье, испанский для меня оказался несложным.  Когда я начала  понимать разговор  по нескольким словам из всей фразы, стала мечтать о времени, когда незнакомые слова будут встречаться редко.  Читала всё подряд, афиши, объявления этикетки и т.д.

О горячности испанцев как южной нации я слышала и раньше. Но такой темперамент, как у моей работодательницы, усиленный и тем, что по гороскопу она — Козерог, трудно даже представить. А мне все его «прелести» пришлось  пережить на собственной шкуре. Работа в доме хозяйки пришлась, как раз, на период ее судебной тяжбы  с бывшим мужем.  И семейные неурядицы хозяйки оборачивались для меня постоянной порцией дополнительного нервного напряжения.

За полтора года Бэатрис, так звали хозяйку,  выгоняла меня 9 раз, и всегда говорила, при этом, что, на самом деле, не хочет, чтобы я ушла. Она дарила мне на праздники подарки (кстати, первые наши мобилки с мужем мы получили от неё в подарок на Рождество), но умудрилась закрыть перед носом входную дверь и не пустить в дом меня и своих же детей, так как я забрала их на  улицу, чтобы они не присутствовали при ее ссоре с женихом.

А теперь  представьте такую картину: хозяйка с детьми уехала в кино. У меня по дому почти все сделано.  Звонит по мобильному знакомая украинка, работающая через два дома, и просит чтобы мы встретились, ей срочно нужен совет.  Я, зная «фокусы»  моей Бэатрис,  беру переносной телефон (вдруг позвонят), не приглашая знакомую  на территорию усадьбы (вдруг приедет хозяйка, и это ей не понравится), выхожу на улицу и разговариваю там с Марией минут 10.

И тут «черт несет» хозяйку. По ее манере парковки и хлопанья дверью машины я поняла, что будет воспитывать.  Мать и дети обожгли нас с Марией возмущенным взглядом с увесистой долей пренебрежения.  Тут же мне приказали явиться в спальню.  Какие причины своего недовольства тогда привела Бэатрис, я уже не помню. Да и язык  тогда понимала я слабо. Но наш разговор закончился так. Выслушав ее, я ответила, что она не права и направилась к выходу. Вдогонку слышу: «вернись, я не закончила».  Где только взялись нужные испанские слова: «А я закончила», — был мой ответ.  Не знаю, что подействовало тогда на Бэатрис, но она вдруг  резко изменила тон и начала извиняться. В эту ночь я совсем не спала.

Таких унизительных моментов в этом доме было великое множество. И я, наконец,  не выдержала и ушла жить на стройку, где работал муж. Точнее, на строящуюся виллу, где уже подключили свет и воду. Ее хозяева разрешили нам с мужем пожить там, пока мы не сняли квартиру. Им это было на руку, чтобы никто ничего не разворовал. Владельцы виллы предложили мне работу по уборке и подготовке дома к их переезду, и затем я осталась работать у них по 4 часа три раза в неделю.

К тому времени, у меня уже были документы о разрешении на работу и проживание, которые хозяйка при моем уходе требовала ей отдать. На протяжении года после ухода меня трясло от нервов, когда вдруг случайно на улице я слышала похожий звук сигнализации от джипа Чироки. Но ненависти или, хотя бы, обиды у меня  к ней не было ни тогда, ни сейчас. Я прошла школу, которая закалила меня. Уже позже я работала во многих семьях,  но мой отрицательный опыт с испанцами на этом закончился.

Да и отношения с Бэатрис у нас наладились очень тривиально. Через полтора года она все-таки нашла меня через мою подругу. Бэатрис понадобился персонал для обслуживания большой вечеринки, и мы с мужем подрядились. Впоследствии я  еще много раз у нее работала, зла не держу, но старые раны напоминают о себе болью.

Фото: Встреча с Бэатрис

Но «нет худа без добра» и «добра без худа». Оказавшись на стройке начался лучший этап моей адаптации в испанскую среду. Я узнала много новых и замечательных людей, которые стали не только моими работодателями, но со многими из них поддерживаем хорошие отношения и даже дружбу.

Очень важным в моей жизни стало знакомство с семьей Бел Матиас, с отцом семейства Хосе-Хуаном, инженером, строителем мостов и тоннелей, его супругой Консуэло, их шестью взрослыми детьми и бабушкой со стороны матери, доньей Мануелой. Многодетная, дружная, благоразумная испанская семья — эталон для подражания.

Когда дети были ещё маленькими, всё семейство 6 лет прожило в Венесуэле, где отец строил мосты и тоннели, зарабатывая  приличные деньги. Вернувшись в Испанию, они купили виллу в престижном районе Мадрида. Когда дети повзрослели и огромнейший дом стал слишком велик, его продали и построили виллу поменьше. На время завершения дома и пришлось мое знакомство с этой семьей. В то время вместе с родителями жили только два младших сына, 22 года — студент-пианист и 25 лет – студент-адвокат, и бабушка Мануела 88 лет. Старшие четыре дочери уже жили со своими семьями отдельно.

За 5 лет работы в этой семье я набралась житейской мудрости. Замечательные отношения между супругами, между братьями и сестрами, собирающимися все вместе в родительском доме  отмечать праздники. Отношение всех членов семьи ко мне  было как к равной, что вызывало у меня ответные трогательные чувства уважения. Такая перемена в работе и общении успокоила мои расшатавшиеся нервы после «интерны». Здесь я почувствовала поддержку и в изучении языка, и в моих семейных проблемах, и в моих стремлениях стать матерью, и, наконец,  во всех моих начинаниях как частного  предпринимателя.

Моя работа состояла в уборке четырехэтажной виллы с четырьмя спальнями, тремя ванными комнатами, множеством лестниц коридоров и вспомогательных комнат и салона. Глажка тоже входила в мои обязанности. Остальную немалую работу по дому  делала хозяйка, донья Консуэло. Каждый член семьи всегда исполнял свою работу по дому регулярно и с достоинством. Я же всегда работала с удовольствием и энтузиазмом, подчас, даже рвением и лишний раз в жизни убедилась, что русская поговорка «что посеешь, то и пожнёшь» в Испании подтверждает свое мудрое содержание с особой силой.

Каждый раз, когда Консуэло узнавала о моих тревогах, проблемах или нуждах,  она  всегда предлагала мне руку помощи. Мы вместе планировали мои поездки в Киев для подготовки к успешной беременности (ездить мне пришлось 3 раза и по целому месяцу моего отсутствия Консуэло сама управлялась по дому). Вся семья Бел Матиас искала для меня бесплатные курсы по изучению компьютера и интернета, и когда они нашлись, а мой муж не поддержал меня, Консуэло сказала : «А ты не говори ему, потом он все поймет». Муж мой тоже часто приходил в дом, так как он его строил вместе с одним из зятьев хозяев и был знаком с ними.

Никогда за все время общения с этой семьей я не слышала повышенного, раздраженного голоса, не заметила и двуличия по отношению ко мне.  У них было не принято кого-либо критиковать с пренебрежением. Вся жизнь семьи Бел Матиас базировалась на взаимоуважении и достоинстве. Так я узнала, чем отличаются люди, мягко говоря, плохо отзывающиеся о других в твоем присутствии, и люди, которые этого не делают. А именно, те, кто в твоем присутствии плохо отзываются о других, также плохо отзываются и о тебе во время твоего отсутствия, а люди, которые это не делают, не делают это никогда.

Младшую дочь в семье тоже звали Консуэло. Я всегда себя спрашивала: почему только четвертая дочь носила имя матери, ведь в Испании, как правило, первую дочь именуют, как мать, а первого сына — так же как и отца. Позже во время откровенного разговора о детях с одной из дочерей Консуэлы, Марией, которая близко подходила ко мне по возрасту и духу (до сих пор мы с ней остались замечательными подругами), я узнала, к моему огромному удивлению, что три старшие дочери, включительно Мария, не являются родными дочерьми доньи Консуэло-старшей.

Оказывается, первая жена главы семейства умерла от болезни и трое малолетних девочек остались полу-сиротами. Овдовев, отец через некоторое время женился на девушке, которая затем родила еще одну дочь, которую  и назвали так же как и мать, и еще двух сыновей. Такие замечательные отношения между всеми членами семьи, сводными детьми, внуками, сестрами-братьями родителей, а также двоюродными родственниками, редко встретишь даже в Испании.

После родов, уже когда я не работала в доме у Консуэло-старшей, она стала крестной матерью для моей дочери. Нельзя переоценить всю поддержку ( причем, я никогда не злоупотребляла добротой и помощью), полученную мной от этой благородной женщины, которой я однажды призналась, что отношусь к ней как ко второй матери.

Свою виллу,  тот дом, где я работала, они продали, после того как бабушка Мануэла, в свои 93 года, упала на крутой лестнице между этажами и получила перелом тазобедренной кости . По причине переезда семьи в одноэтажный дом в другом районе Мадрида, сейчас мы видимся реже,  но часто звоним друг другу, и наши теплые, почти родственные отношения, я уверена, мы сбережем на всю оставшуюся жизнь.

Через Консуэло-дочь, студентку института иностранных языков, я познакомилась с моей первой ученицей Викки, тоже студенткой, решившей, кроме английского и французского, также изучать и русский язык. Викки, в свою очередь, познакомила меня с Президентом испанской федерации по борьбе, где я проработала 5 лет в качестве переводчика, обслуживая многочисленные международные  соревнования, совмещая  ее с основной работой по уборке во многих домах.

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке»  обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/zhizn/enciklopediya/immigracia-moi-universiteti.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас: Подписаться

назад к выпуску >>

к рубрике  >>

 

Один комментарий к записи «Мои университеты…»

  1. Maria:

    «причем, я никогда не злоупотребляла добротой и помощью» — Odin iz klju4evyh sostavljajushih uspeha v zhizni voobwe!!!
    «Важность знания местного наречия в моей ситуации я оценила сразу.» — zolotye slova.
    «Так я узнала, чем отличаются люди, мягко говоря, плохо отзывающиеся о других в твоем присутствии, и люди, которые этого не делают.» — svjataja istina

    Ogromnoe spasibo za Vaw rasskaz!!! Uspehov Vam i prozvetanija))))

Оставить комментарий