Маврикийские каникулы

Наталья Гловер — «Все равно счастливой стану». Очерк 3-й

natalia-glover

Предыдущая глава

Знакомясь с историей Натальи, я все более убеждаюсь в том, что, если и есть в этом мире фатальность, то является она результатом тех усилий со стороны человека, которые он сам как собственные усилия не воспринимает. Иными словами, действия этого человека настолько совпадают с его природой, раскрывая его способности и развивая их, что, зачастую,  даже ему самому кажется, что все это было «на роду написано».

А, ведь, каждый шаг Натальи осмыслен и продуман: решение завязать контакт с мужчиной четко аргументировано, как и переход на живое общение  с ним по телефону. Она пишет: «Вы составляете представление о человеке по его спонтанным реакциям и ответам, а не по «продуманным» и «политически корректно» написанным письмам».

Примечательно и само развитие контакта Натальи с ее визави: мужчина не просто интересуется женщиной как представительницей противоположного пола. Он познает ее душу на самом глубинном уровне, а именно, через историю ее страны  и культуру ее народа: «Мой собеседник, по случаю нашего знакомства, прочел историю России, был большим поклонником Екатерины II». Это – очень серьезный посыл.

И даже то, что мужчину «испугали» сибирские морозы, возможно, помогло ситуации знакомства разрешиться счастливым концом. Кто знает, как бы он выглядел в глазах Натальи, попав впервые в Россию, да еще и  в зимнюю пору. Для теплолюбивого представителя Маврикия, что питерские, что московские, не говоря уже о сибирских морозах — все они далеко за пределами нормы. А в экстремальной, да и абсолютно незнакомой  ситуации человек ведет себя совершенно иначе, чем в привычной обстановке. И соответственно, представление о нем  у окружающих складывается иное.

А не беру в качестве примера ту трагикомическую ситуацию, которая легла в основу фильма «Француз», но хочу привести ощущения моего мужа, которые возникли у него при первом посещении моей родины. Увидев, насколько там все для него ново, непривычно и часто непонятно, он сказал мне: «Как хорошо, что я во время нашего знакомства не смог приехать к тебе на первую нашу встречу. Я бы выглядел здесь таким идиотом, что ты никогда бы не вышла за меня замуж».

На этом я завершаю свои комментарии, не смея более томить Вас в ожидании  продолжения истории Натальи Гловер.

Светлана Александрова Линс

Очерк 3-й. Маврикийские каникулы

На следующей неделе он позвонил с идеей о том, что если он не может прилететь в гости ко мне, то будет рад, если я смогу прилететь в гости к нему. Он очень долго и красиво рассказывал, что на Маврикии в это время как раз лето, что стоит изумительная погода, ярко светит солнце, а пляж только меня и ждет. В добавок он прислал  фотографии их семейного дома на пляже с высокими кокосовыми пальмами и лазурным океаном, которые просто покорили мое сердце. Казалось, что Маврикии – это бесконечные каникулы и тишина и покой для души, этакий зен-уголок. В-общем, я согласилась приехать в гости к нему на остров на 18 дней.

mavrikiyskie-kanikuli

Здесь хочу заметить, что все это время мы просто общались как друзья. Не было в наших письмах ярко выраженного романтического контекста. Наши телефонные разговоры показали, что у нас много общего, что наши представления о жизни очень схожи. Мы стали друг другу родственными душами и просто хорошими друзьями. Именно с таким настроением я летела на Маврикий. Посмотрим, что дальше будет: либо у меня будет отличный друг на всю жизнь, либо наши отношения перейдут на другой уровень.

Мои каникулы на Маврикии – это отдельная история. Но результат этой истории в том, что после 2-х недель моего пребывания на острове, мой новый друг как-то вечером сказал мне: «Я хочу, чтобы ты осталась со мной». Я тоже прониклась самым искренним светлым чувством по отношению к нему, но, на то момент, это была лишь влюбленность.

Я — человек рассудительный, в вопросах личного характера, неспешный. Если бы эта ситуация застигла меня в России, то я бы сначала предложила пожить вместе с молодым человеком, посмотреть, как мы будем вместе в быту и т.п. Но на Маврикии все осложнялось тем, что без визы мне нельзя было оставаться на острове более чем 2 месяца. Таким образом, было решено, что я вернусь на Маврикий с целью остаться там жить с моим новым избранником, что мы поженимся (потому что по-другому невозможно оставаться на острове легально) и что мы даем друг другу один год на проверку наших чувств и симпатий. И в случае, если мы решим, спустя год, что не созданы друг для друга, то разойдемся без претензий и каких-либо осложнений.

Так был достигнут наш «джентельментский договор», о котором, забегая вперед, скажу, мы благополучно забыли несколько месяцев спустя.

Я вернулась на Маврикий через 3 недели в феврале 2002 года. Согласно нашему «джентельментскому соглашению», я заморозила все свои российские дела на год: взяла академический отпуск в институте, где училась, написала доверенность на имя мамы об управлением моим имуществом в России.

Первые шесть месяцев я не работала. На это было несколько причин.

Во-первых, мы были очень заняты подготовкой к нашей свадьбе. О нашем «соглашении» знали только мы с моим будущим мужем, а для его семьи и друзей свадебная церемония была логичным продолжением наших отношений, следовательно, нужно было основательно подойти к вопросу ее организации.

Во-вторых, после свадьбы я активно занялась языковой практикой. Для этого взяла уроки английского с экономической тематикой (я училась на кафедре экономики в России, поэтому мне казалось логичным продолжить мои обучение и рост в этой сфере), а также начала изучать французский язык, которым ранее не владела. Но как оказалось, на острове это был самый распространенный разговорный язык.

И в-третьих, согласно представлениям моего мужа и его семьи, девушке из семьи его круга работать вовсе необязательно и даже, в некоторой степени, нежелательно. Это — как знак престижа и благополучия. Мол, зачем тебе, милая, работать, если нам и так всегда комфортно?

Такая концепция показалась мне, поначалу, очень привлекательной. Я ходила на языковые курсы несколько раз в неделю, а в свободное время занималась шоппингом, купалась в море и загорала на пляже. Дел по дому никаких не было. Домработницы здесь — в порядке вещей. Они и  в доме приберут, и еду приготовят, и погладят белье, и… В-общем, мне оставалось только наслаждаться пляжем и смотреть телевизор (ха-ха, на французском… который я еще тогда только начинала учить, но надо сказать, что мне это очень помогло).

После трех-четырех месяцев такого ничегонеделания я, не на шутку, заскучала. Тогда супруг придумал мне новое развлечение: он пригласил мою маму и сестру к нам в гости и предложил мне заниматься планированием их каникул. Моей радости не было предела. И я пустила всю свою креативную энергию на этот проект.

Мама с сестрой приехали к нам в августе на целый месяц. Мы отлично провели время вместе: посмотрели все, что только можно было. Попробовали кухню практически во всех ресторанах острова, которые располагались по нашему маршруту, посетили все парки и заповедники и местные достопримечательности. Но их отдых подходил к концу, и я понимала, что, если они уедут, а мне по-прежнему будет так же скучно, как и до их приезда, то я полечу в Омск следующим же  за рейсом. Мне нужно было себя чем-то занять, причем, на поиск этого занятия было не так много времени.

продолжение

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке»обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/zhizn/enciklopediya/mavrikiyskie-kanikuli.html

Понравилось? Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

назад к выпуску >>

к рубрике  >>

Оставить комментарий